...«Турбоатом». Ногу в дверь он уже вставил: подконтрольной Григоришину коммерческой структуре принадлежит 14% акций завода. Но до заветной мечты под названием «Турбоатом» Константину Ивановичу все еще очень далеко.

Мечта Григоришина неосуществима вовсе не потому, что 14% - это меньше, чем 100% или даже 50%. На такие мелочи, как проценты, Константин Иванович никогда внимания не обращал, полагая, что всякие проценты – пыль, главное - люди. Дело в том, что, имея всего несколько процентов акций и влиятельных друзей, можно поставить на руководящие посты предприятия свой менеджмент, и вскоре газеты будут расплывчато писать о заводе как о предприятии, «входящем в сферу влияния Константина Григоришина».

Вот с менеджментом на «Турбоатоме» у Григоришина как раз проблема. До апреля 2007 года ее не существовало, и «Турбоатом», по оценкам многих СМИ, входил в бизнес-империю Константина Григоришина. Заводом руководил Евгений Белинский - настоящий «красный директор», жадный самодур, о стиле руководства которого слагают легенды. Но для Константина Григоришина Белинский был исключительно удобен именно в силу своих слабостей, так как был полностью управляем. Пока Белинский сибаритствовал и материл подчиненных, Григоришин контролировал завод, и все были довольны.

Но в апреле 2007 года приказом председателя Фонда госимущества (ФГИ) Валентины Семенюк исполняющим обязанности генерального директора «Турбоатома» был назначен харьковский банкир Виктор Субботин. А 21 мая была предпринята первая попытка силового захвата предприятия. Возглавил это мероприятие бывший генеральный директор Белинский, который не удовлетворился должностью зама. Почему с момента назначения Виктора Субботина до попытки силового захвата прошел почти месяц, предположить несложно: очевидно, Григоришин пытался договориться с Субботиным, но последний, известный в Харькове как эффективный и амбициозный менеджер, не пожелал играть роль зиц-председателя. Вот тут-то и началось: на завод посыпались судебные иски, а против Виктора Субботина была развернута настоящая информационная война. Тон «обличительных» публикаций наводил на мысль о том, что Виктор Субботин не просто отказался плясать под дудку Григоришина, а сделал это в очень обидной для российского олигарха форме.

Информация, которая использовалась в статьях, направленных на дискредитацию Субботина, была рассчитана на стереотипы, сформированные украинской реальностью. Раз Виктор Субботин однопартиец главы ФГИ - значит, был назначен за партийность, если Субботин входит в СПУ, то завод теперь «вотчина социалистов». Если Субботин банкир - значит, деньги предприятия уходят в банк, и вообще, если бизнесмен – значит, «разворовывает». Естественно, никаких данных, подтверждающих все это, не было.

Сам Виктор Субботин отвечал на все нападки… работой. Под его руководством завод в разы (!) увеличил свои финансовые показатели и набрал заказов на годы вперед. Рабочие встретили нового директора прохладно, но уже через год отношение к нему коллектива в корне изменилось. Чтобы понять это, достаточно приехать в Харьков и спросить у любого выходящего с проходной «Турбоатома», что он думает о генеральном директоре.

Мечта Константина Григоришина отдалялась – судебные процессы, затеянные против руководства предприятия, заканчивались ничем, фирма-регистратор, которая вела реестр акционеров завода и была подконтрольна Григоришину, лишилась лицензии. Коммунисты, спонсируемые Григоришиным, оказались помощниками так себе: горлопанства было много, а толку – ноль. В декабре 2008 года дела Константина Ивановича стали и вовсе плохи: в Украине его объявили персоной нон грата за причастность к организации рейдерских атак. Экономический кризис тоже не добавил российскому олигарху оптимизма - забастовали из-за планируемых сокращений рабочие одного из подконтрольных Григоришину предприятий – ДП ОАО “Сумское НПО им. Фрунзе”, заговорили о серьезных проблемах на других заводах, подконтрольных российскому олигарху… В общем, хоть бери петлю от Армани, смазанную мылом из жира поверженных конкурентов, и вперед – на Высший Суд.

Но 17 февраля 2009 года у Константина Григоришина появилась надежда. И дал ее суд, правда, не Высший, а Верховный. В этот день Верховный суд Украины отменил решения нижестоящих судебных инстанций по одному из дел, которым оспаривались решения, принятые акционерами «Турбоатома» 28 августа 2007 года на общем собрании акционеров. На этом собрании Виктор Субботин был избран генеральным директором ОАО «Турбоатом». После решения Верховного Суда дело о законности собрания акционеров и избрании Субботина генеральным директором снова поступит на рассмотрение в суд нижестоящей инстанции, и далеко не факт, что харьковский суд изменит свое решение о законности собрания акционеров. Но надежда заполучить «Турбоатом» появилась, и Константин Иванович воспрял духом.

Если духом воспрял обычный гражданин, он обычно улыбается, начинает напевать и вообще излучает позитив. Но олигархи-рейдеры отличаются от обычных граждан особой душевной организацией, а потому душевный подъем Григоришина вылился в очередную пиар-кампанию, направленную против Виктора Субботина. От предыдущих кампаний нынешняя пиар-атака отличается беспрецедентным количеством лжи и тем, что в нее включились некоторые уважаемые деловые издания, которые раньше гнушались участием в подобных акциях. Но не будем строги к СМИ: в стране экономический кризис, всем нужны деньги, а воспрявший духом олигарх - клиент слишком «сладкий» для того, чтобы думать о всяких глупостях типа объективности и морали.

Нынешняя пиар-кампания столь же абсурдна, сколь и предыдущие, а потому вряд ли возымеет должный эффект. Но Константин Григоришин никогда не отказывался от своих притязаний, поэтому поток лжи о «Турбоатоме» иссякнет нескоро. Разрешение ситуации вокруг «Турбоатома» будет зависеть от первых лиц государства, которые должны наконец сделать выбор: либо государство Украина сохраняет свои стратегически важные объекты, либо Украина существует для того, чтобы мечты российских олигархов сбывались.