...на классическом изъятии из недр природного газа.

Громадье прожектов

«Мы ставим перед собой амбициозную задачу существенно снизить энергетическую зависимость от импортного сырья. По разным направлениям проводится работа, – заявил в одном из интервью министр топлива и энергетики Украины Юрия Бойко. – Сейчас ряд американских компаний уже являются нашими партнерами (по добыче сланцевого газа. – Авт.). Мы близки к тому, чтобы подписать совместное предприятие с ними, и я уверен, что мы формализуем наши отношения еще до конца этого года».

Из вышесказанного вырисовывается следующая картина: через 4 года Украина в совместных проектах с румынами и болгарами начнет закупать для собственных нужд 10 млрд. куб. м сжиженного газа, приступит к добыче сланцевого газа, параллельно правительство наляжет на добычу угольного метана, и максимум через 4 года в державе «поднимут на-гора» до 10 млрд. куб. м. В то же время начнется бурное освоение шельфа Черного моря: «У нас вообще перспектива традиционной добычи газа – это шельф Черного моря, где у нас находится примерно 3,5 трлн. кубов газа». И хотя министр не калькулирует суммарный объем добычи украинского газа через пятилетку, но по его энергичным речам можно сделать вывод, что газовой удавке «Газпрома» при жизни нынешнего правительства придёт железный капут.

Уважаю министра. Он прошел путь от мастера производственного участка до директора крупного завода и далее до министра. Т.е. человек на своем месте. Знает не понаслышке, как функционирует экономика государства. Однако сдается мне, что громадье планов, вытекающее из речей главы ТЭК, – дань информационной войне, которая развернулась в Европе и мире против «Газпрома». Цель её благородная – попытаться слегка сбить цены на газ.

К заявленным планам министра отношение, мягко скажем, скептическое. Говорить не значит делать. Тем более в Украине. О материализации великих починов мы слышим 19 лет кряду. В суверенной державе из принятых к исполнению более двух десятков программ развития, как отдельных отраслей, так и экономики страны в целом, не выполнена ни одна.

Пожалуйте, вопиющий пример абсолютной недееспособности украинских керманычей. В приснопамятной фундаментальной «Национальной энергетической программе Украины до 2010 года», одобренной постановлением Верховной Рады от 15.05.1996, ставилась задача в 2010 году добыть: угля – 170 млн. т; природного газа – 35,3 млрд. м3; нефти – 7,5 млн. т. По факту в 2009 году добыли: угля – 68 млн. т.; газа – 20,3 млрд. куб. м; нефти – 2,67 млн. т.

Один из последних бзиков в прожектах по энергетической независимости, благополучно испустившей дух, – производить на территории Украины из угля бензин по технологии южно-африканской компании «Sasol Limited».

В 2006 году на эту тему организовывались конференции, семинары, коллоквиумы. Участники собраний на халяву попили водочки, вкусно закусили, сходили в баньку с сопутствующим сервисом, на конференциях пробухтели дежурные тексты, и на том брожение умов закончилось. А закончилось всё быстро без всякого полезного выхлопа по одной простой причине – производство бензина из угля в 2,5-3 раза дороже, чем с помощью классического крекинг-процесса. Это было отлично известно всем специалистам, кто принимал участие в «мозговом штурме», но ритуал требовал звонких заявлений и имитации бурной деятельности.

Перед тем как затевать нечто новое, необходимо точно знать, что старое исчерпало резервы роста и что это нечто новое будет значительно рентабельнее существующего. Увы, но рентабельность в нашем рыночном мире есть главный критерий конкурентоспособности. Зачем возводить предприятие по производству рыночного продукта на новых технологических принципах, если производство этого же товара с помощью существующего хорошо отлаженного техпроцесса многократно производительнее и дешевле новаторских методов производства.

Конечно, случается так, что за ценой вопроса не стоят. Например, африканеры из ЮАР в эпоху апартеида и немцы во времена Адольфа Гитлера производили синтетический бензин от беспощадной безнадёги. Первые – потому что их обложили нефтяным эмбарго и нефть являлась большим дефицитом, а вторые – не имея достаточных нефтяных ресурсов, решительно были настроены на войну с половиной мира за «lebensraum».

Кстати, воду можно запросто добывать из мочи. Космонавты так и живут в космических кубриках в условиях круговорота мочи в невесомости. Однако почему-то никто не предлагает промышленное производство оксида водорода (Н2O) из урины. Почему? Все умные и знают почему. А вот когда в СМИ нам вешают спагетти про сланцевый газ – «убийцу акул», – мозги выходят из строя.

Но разве в мире обнаружился дефицит природного газа? Нет. Его пока с избытком хватает для всех желающих его потреблять. И это «пока» продлится ещё 80-100 лет.

«Сланцевая» бухгалтерия»

Не будем вдаваться в технологические подробности добычи сланцевого газа (хотя пару моментов применительно к Украине укажем ниже), а обратимся к бухгалтерии процессов добычи сланцевого и «классического» газа.

В США правительством предоставляются льготы компаниям, добывающим нетрадиционный газ. Спрашивается, зачем? Очевидно, потому что его добыча – весьма затратное мероприятие, и без налоговых преференций «сланцевые» компании могут улететь в скважину.

Они и сейчас не жируют. По данным Международного энергетического агентства – автономного международного органа в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), средняя себестоимость добычи сланцевого газа в США в марте 2010 года составляла около $180 за 1000 куб. м (от $80 до $280, а на отдельных месторождениях и более $320). Хотя компании и имеют налоговые послабления, однако это не спасает их от убытков. Есть обоснованные подозрения, что себестоимость извлечения сланцевого газа в угоду рекламной кампании нахально занижается.

Например, крупнейший независимый американский газодобытчик Chesapeake Energy, специализирующийся на сланцевом газе, прошлый год закончил с огромными убытками – $5,8 млрд. при обороте $7,7 млрд. Заметим, что «закрывающий» убыток нарисовался, как только цены на газ в конце 2008 года просели. При этом 2008 год был ещё относительно успешным: при обороте $11,63 млрд., чистая прибыль составила всего $0,723 млрд.

А что же с себестоимостью у «Газпрома» – главного конкурента всех газодобытчиков планеты Земля (около 23-25% мировой торговли газом)? Согласно финансовому отчету «Газпрома» за первый квартал 2007 года, себестоимость экспортного газа составила $14,34 за 1000 куб. м. В кризисном 2009 году себестоимость подросла до $19,3. Даже с учетом огромного транспортного плеча – от Ямбурга до Берлина порядка 5 тыс. км – затраты на добычу и транспортировку 1 тыс. куб. м не превышают $90.

«Газпром», хоть я его не люблю, как всякого монополиста-живоглота, очень конкурентоспособен. Имея рентабельность более 140%, с учетом колоссальной налоговой нагрузки (дойная корова госбюджета) и общественной нагрузки (газ внутренним потребителям отпускается с нулевой маржой), «Газпром» твердо стоит на ногах. С таким соотношением прибыли к себестоимости, превосходящим навар «водочных» королей, можно пережить трудности конкурентной борьбы, выйдя из неё ещё более монопольным. А если «Газпром» приведет в соответствие с нормами социального государства бонусы и зарплаты многочисленного менеджерского корпуса, да окоротит паразитарные структуры, густо обсевшие тучное тело компании, то финансовое положение монополиста ещё более упрочится.

Американцы не от хорошей жизни наращивают добычу «сланцевого» газа. США с 90-х годов прошлого века являются крупнейшим импортером природного газа (более 12% в мировой торговле). Северный вассал Канада и южный холоп Мексика не справляются с наращиванием своего газового экспорта в «метрополию». Ввиду истощения месторождений с традиционной добычей газа (по пессимистичным прогнозам, запасов традиционного газа в США хватит лишь на 11 лет) янки постепенно замещают их разработками сланцевого газа. А что им ещё остается? Не тянуть же трубопроводы из Сибири.

Таскать сжиженный природный газ (СПГ) танкерами в специально оборудованных морозильными системами – занятие тоже немилосердно затратное. Необходимо строить огромные «газовозы» с дедвейтом более 200 тыс. м3, ибо только такая плавающая лохань стоимостью $250-300 млн. делает перевозки на расстояние более 5,5 тыс. км относительно рентабельными. Ведь себестоимость производства 1000 куб. м СПГ (без транспортировки, регазификации и хранения) колеблется в пределах $35-50. А при учете капитальных затрат на строительство дорогостоящей инфрастуктуры себестоимость 1000 куб. м регазифицированного из СПГ метана возрастает до $180.

Увы, но пока добыча природного газа традиционными методами и транспортировка по трубопроводам вне конкуренции по всем параметрам. И это «пока» на всю обозримую перспективу.

Суровые реалии

Что до реализации проектов по добыче сланцевого газа на территории Украины, то это из области баек. Для добычи его в землях сравнительно плотно заселенной державы необходимы большие свободные территории, т.к. при гидроразрыве пластов (ГРП – главный элемент техпроцесса) происходит загрязнение подпочвенных вод. К тому же для осуществления одного ГРП необходима вода в огромных количествах – 4000 тонн, а их на месторождении необходимо производить тысячами, если не десятками тысяч.

Где в Украине набраться столько свободной водицы? У нас горожане Юго-Востока страны сидят на голодном водном пайке. Надо сказать, что нехватка пресной воды уже становится главной проблемой человечества в XXI веке.

Это только парочка узких мест сразу пришедших на ум. Я уже не говорю о колоссальных средствах, которые необходимо вложить, чтобы запустить уникальный продукт под названием «Даёшь стране сланцевый газ!». Стоимость бурения только одной горизонтальной скважины в среднем тянет на $3,5 млн.

Разумеется, я не склонен считать, что Бойко неизвестны проблемы с добычей сланцевого газа. Он о них осведомлен гораздо лучше моего. Но должность у него такая – оказывать по мере сил информационное давление на «Газпром». Но здесь нельзя перегнуть палку.

Информация к размышлению для апологетов светлого «сланцевого» будущего.

В марте 2010 года под шумок про взрывной рост нетрадиционной добычи голубого топлива Польша заключила с «Газпромом» контракт до 2037 года. До кризиса поляки потребляли около 14 млрд. куб. м (в 2009 году уложились в 11 млрд. кубов). Почти весь газ российского происхождения. Что мешает гордым «поляци», у которых в друзьях ходят предприимчивые янки, организовать добычу каких-нибудь 10 млрд. куб. м сланцевого газа? Однако они предпочли не слазить с газпромовской иглы. Почему? Думайте, если у вас новоукраинское образование не отшибло остатки формальной логики.

Рано, очень рано справлять тризну по «Газпрому».

А вот и неутешительный вывод группы первых руководителей НАК «Нафтогаз Украины» по поводу «сланцевой» революции: «Сланцевый газ относится к сильно рассеянным полезным ископаемым, а существующие технологии его извлечения не дают возможность его промышленной добычи в Украине с достаточной экономической эффективностью. Форсирование проектов добычи сланцевого газа может привести компании к крупным финансовым потерям.

В мировом объеме добычи газа метан угольных пластов и сланцевый газ пока составляют менее 5%. Из-за высокой стоимости их извлечения из недр они неспособны существенно повлиять на мировые цены газа, но могут составить сильную конкуренцию природному газу на локальных рынках. Поэтому энергетические компании мира для защиты вложенных инвестиций будут вынуждены координировать свои действия с целью стабилизации цен на рынке газа на уровне, приемлемом как для продавцов, так и для покупателей» (http://2000.net.ua/2000/derzhava/resursy/67287).

Сланцевый газ – что-то вроде «убийцы акул» из мультфильма «Подводная братва». Там рыбья молва по недоразумению приписала пескаришке, склонному к мечтательному трепу, свойства киллера главных морских душегубов. На экране судьба раздухарившейся дребедени сложилась удачно. А в жизни те, кто теряет чувство реальности, могут круто залететь.

И последнее. Если так сложится (чего только не случается в подлунном мире), что развитие технологий извлечения сланцевого газа выравняют себестоимость традиционной и нетрадиционной добычи, то будьте уверены: Россия с её слабо населенными просторами и гигантскими водными ресурсами станет мировым лидером по добыче сланцевого газа.