...дефолту, если он состоится, будут иметь более политический, чем экономический характер.

Кризис голосует «за» дефолт

16 февраля Госкомстат обнародовал цифру падения промышленного производства по отношению к январю прошлого года – 34%. И одновременно, что более чем красноречиво, отказался назвать ежемесячные показатели динамики ВВП. Однако есть и другие ведомства, через которые можно узнать радужную статистику кризиса: так, согласно данным Нацбанка, падение экономики в январе составило 20%. В базовых отраслях производства наступил фактически крах: годовой спад в металлургии составил 46%, в химической отрасли – 49,6%, в машиностроении – 58,3%, а в строительной отрасли – 57,6%. В целом по Украине заморожено до 80% строительных объектов. Строительство же «отвечает» почти за треть экономического потенциала страны.

«Импортная» привязка украинской модели экономики по принципу «сырье и полуфабрикаты в обмен на товары» терпит крах именно в силу уменьшения спроса на базовые продукты отечественного экспорта и общее «неплатежное» настроение. В мире упал спрос и цены на сталь, дававшую Украине 40% экспорта. К тому же теперь металлургам придется платить больше за российский газ.

В этих условиях Мировой банк понизил оценку Украины и увеличил, так сказать, показатели вероятности дефолта. Одним из первых таких признаков является удорожание кредитных ресурсов и увеличение депозитной ставки. Сегодня банки резко подняли ставки по кредитам – по гривне до 23%, по доллару – до 15%. И чем выше ставка по кредитным ресурсам, тем выше процент инфляции, тем хуже состояние экономики в целом.

Правительству нечем наполнять бюджет, а у банков не хватает денег для выплаты внешних кредитов, что очевидно для их европейских кредиторов. 13 февраля международное агентство «Fitch Ratings» снова понизило долгосрочный рейтинг Украины. А через три дня негативный прогноз по украинскому рейтингу повторило агентство «Standard & Poor’s» – из опасений, что Украина не сможет выполнить условия кредитного соглашения с МВФ. Тем временем эксперты немецкого «Commerzbank» прогнозируют Украине дефолт в течение двух ближайших кварталов, а дефолт крупных банков и частных компаний представляется немцам еще более вероятным.

Тем временем, согласно исследованию Института Горшенина, 59,2% респондентов уже экономят на продуктах питания, тогда как опрос по заказу Национального института стратегических исследований свидетельствует, что в Украине недоедают 63% граждан.

Последствия суверенного апокалипсиса

Стоит только мировым рейтинговым агентствам понизить суверенный рейтинг Украины до уровня «D» («дефолт»), это автоматически приведет к понижению рейтингов систеомобразующих украинских компаний, что сделает внешнее финансирование недоступным и для частного сектора. Кроме того, в случае государственного (именуемого еще «суверенным») дефолта зачастую вводится мораторий на обслуживание внешних обязательств частным сектором, поэтому даже финансово стабильные украинские компании вынуждены будут объявить дефолт по собственным обязательствам. Но и в случае отсутствия моратория непрерывная девальвация национальной валюты может привести к банкротству компаний из-за невозможности дальнейшего обслуживания валютных займов.

Из-за сокращения импорта произойдет сворачивание деятельности тысяч отечественных фирм – от «отверточной сборки» автомобилей до пищевой промышленности. Что очень существенно для рядового обывателя – рухнет «супермаркетный рай» - на полках останется ровно столько, сколько производится из отечественного сырья, то есть в потребительском смысле страна вернется во времена советской полу-автаркии.

В случае с Украиной, экономика которой во многом зависит от импорта, это приведет к падению бизнес-активности и снижению платежеспособного спроса внутри страны.

Паника, вызванная объявлением дефолта, может быть очень жесткой и длительной. Она в очередной раз скажется на курсе гривны. Очень плохо почувствует себя и весь корпоративный сектор, который в условиях экономического кризиса наиболее подвержен риску массовых невозвратов по кредитам. Внешний долг украинских корпораций на данный момент превышает 80 млрд долларов, из которых около 30-35 миллиардов должно быть погашено в 2009 году. В корпоративном секторе угроза локальных дефолтов более чем реальна, так как финансовые показатели компаний ухудшаются, рефинансирование практически недоступно, а девальвация гривны делает валютный долг еще более ощутимым.

Нам не дает МВФ

Главное препятствие выделению кредита МВФ – прогнозируемый дефицит бюджета на этот год в 3%. По условиям Фонда, бюджет обязательно должен быть сбалансированным. Впрочем, варианты компромисса и возобновления кредитной программы еще остаются. Если это удастся, Украина будет в состоянии обслуживать свой суверенный долг - даже учитывая, что государственному сектору потребуется в этом году внешнее финансирование в 3 млрд долларов. Ведь в структуре общей 105-миллиардной внешней задолженности Украины госдолг составляет лишь пятую (14, 87 млрд) часть. Остальное – долги различных бюджетов и корпораций.

Однако вся экономика в целом потребует в этом году дофинансирования в 45 миллиардов долларов, а это значит, что дефолтов по долгам корпораций и банков Украине не избежать.

МВФ предупреждает о сохраняющихся высоких рисках для успешной реализации программы Украины, привязывая финансирование от фонда на сумму 16,4 млрд долларов к проведению более жесткой политики, включая более высокую степень свободы валютного курса и ужесточение налогово-бюджетной политики в сторону обеспечения баланса.

Тем не менее, то же агентство «Fitch» утверждает, что следующий транш в размере 1,9 млрд долларов от МВФ будет предоставлен, хотя и с задержкой. При этом «Fitch» прогнозирует общее сокращение экономики Украины в 2009 году на 4,5%, что осложнит ужесточение налоговой и бюджетной политики.

Не так страшен дефолт…

Впрочем, вернемся к одной из озвученных выше цифр – к 105 миллиардам долларов валового внешнего долга и 14,8 млрд сугубо государственного долга. Возможен ли при такой цифре дефолт? Критерием, по которому принято считать дефолт государства, является отношение государственного долга к валовому внутреннему продукту (ВВП). Этот показатель (правда, по данным на 1 июля 2008 года) составлял 8,9%. Для сравнения: в 1998 году, когда Украина объявила технический дефолт, он достигал 37,6%.

В том же Нацбанке, к примеру, уверены: до 2011 года государственного дефолта или даже дефолта крупных корпораций не будет, НБУ в состоянии погасить свои обязательства из золотовалютных резервов при нынешнем курсе, учитывая положительный дефицит платежного баланса и радикальное ограничение валютного кредитования.

Способность Украины обслуживать внешний долг в плане обязательств сомнений не вызывает. В 2009 году государство должно выплатить лишь чуть более 2 млрд долларов (1,3% ВВП страны или 13% кредитной линии от МВФ в размере 16,5 млрд долларов). Это подтверждают эксперты. Так, Василий Юрчишин, директор экономических программ центра им. А. Разумкова, говорит: «Наступление суверенного дефолта для Украины - это маловероятное событие даже с учетом того, что госдолг будет расти и в следующем году. Сейчас этому риску подвержена не страна в целом, а отдельные госкомпании, прежде всего «Нафтогаз Украины». Но и в этом случае, считает Юрчишин, государство выступит в качестве гаранта платежеспособности этих субъектов.

Кому выгодно?

Но, тем не менее, в обстановке всеобщей апатии слово «дефолт» звучит все более грозно – из уст политиков, журналистов и тех же самых аналитиков. Он приковывает к себе внимание, заставляя думать о худшем и бежать запасаться солью и спичками.

Действительно, экономическая ситуация негативна. Но в наших условиях на объявление дефолта гораздо больше влияют сугубо политические, чем экономические факторы. И самым вероятным в этих условиях является «политическое» начало дефолта – т.е. его искусственное стимулирование с целью последующей дестабилизации политических конкурентов. Основным шагом в этом плане называется возможность использования Президентом Виктором Ющенко своего влияния на НБУ с целью предупреждения продажи правительством Тимошенко ценных бумаг для покрытия долговых обязательств. Такой жест как раз и будет означать государственный дефолт. В таком случае Тимошенко не сможет выполнить социальные обязательства перед населением относительно выплаты зарплат, пенсий и т.д.

Не исключено, что все более апокалипсические предсказания на тему дефолта – это метод привлечь в страну все тот же второй транш МВФ. «Не для камеры» ряд знакомых с коридорами власти аналитиков утверждает: существует план по дальнейшей стимуляции панических настроений населения с целью продолжать расшатывать банковскую систему страны. В результате останутся «на плаву» лишь с десяток избранных банков, которые станут хранителями Фонда гарантирования вкладов, иными словами, аккумулируют большую часть депозитов страны. В большинстве своем это банки, связанные с крупнейшими украинскими ФПГ, чьи владельцы сумели договориться с Ющенко и НБУ.

Тем не менее, дефолт в «чистом» виде, т.е. обусловленный «рукой рынка», в Украине не очевиден. Но он гораздо более вероятен по соображениям политическим – дабы спасти чей-то рейтинг и власть.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале