…финансовым катаклизмам. Теперь, отбросив мишуру мнимого благополучия, возопили о необходимости получения срочных кредитов от МВФ.

Международный валютный фонд рассматривает возможность предоставления Украине от 3 до 14 млрд. долл. для стабилизации финансовой ситуации в стране. Об этом на пресс-конференции 16 октября сообщила премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, озабоченно добавив: «…эти деньги будет выделить очень сложно. Для того, чтобы получить кредиты, необходимо отложить выборы».

Между тем руководитель группы советников Нацбанка Валерий Литвицкий считает, что Украине, скорее всего, не понадобится обращаться к МВФ за кредитами. В частности, он подчеркнул, что практической необходимости в привлечении средств МВФ по программе standby в настоящее время не существует, поскольку предстоящая сумма выплат по внешнему долгу в 2009 г. более чем в два раза меньше, чем прямые валютные резервы Нацбанка.

Темнит казенный бодрячок. Предстоящая сумма выплат по внешнему долгу в 2009 г. - это мелочи по сравнению с общим долгом Украины. Валовой внешний долг Украины, по данным НБУ, на 1 июля составил $100,062 млрд. Более свежих данных пока нет. Но, думаю, долг процентов на десять увеличился. Консолидированная задолженность за последние четыре года выросла в 4 раза. И совсем не греет то обстоятельство, что сектор госуправления имеет долговых обязательств только на $14,87 млрд. Банки нахватались займов на $38,453 млрд., другие секторы экономики – $42,719 млрд. Причем краткосрочные долги со сроком погашения менее года составляют около $30 млрд. Если случится что-то подобное тому, что произошло с частными банками Америки, НБУ будет вынужден расходовать свои скромные резервы для помощи этим обмишурившимся организациям. Ведь первая обязанность НБУ – поддерживать в стабильном режиме работу финансовой системы страны. Иначе экономике карачун быстрый и всепобеждающий. Если НБУ жалко своих резервов, то придется объявлять дефолт и резко девальвировать гривну или брать в долг у заграничных партнеров.

«Веселые» времена ещё впереди. К декабрю прогнозируется падение производства у металлургов на 50%. А это значит резкое снижение валютных поступлений при огромном отрицательном торговом сальдо – к концу года будет никак не меньше $20 млрд. А баланс как-то надо сводить. Поэтому от крупных займов Украине не отвертеться, если руководство не решится на дефолт.

Но хорошо ли впрягаться в ярмо МВФ? На сей счет есть большие сомнения.

МВФ как фильтр

Работу МВФ в таком качестве отчетливо демонстрирует ситуация с Азиатским кризисом осенью 1997 года. Положение в Южной Корее в октябре 1997 года было аналогичным украинскому. Предприятия и особенно банки Кореи набрали около $66 млрд. краткосрочных долгов. Причем $20 млрд. из них должны были быть выплачены до конца года. Организованная фондами Сороса атака на национальную валюту вону вызвала панику на финансовом рынке, которая обнулила золотовалютные запасы ($30 млрд.). Из Сеула в Вашингтон в срочном порядке вылетел самолет с южнокорейским эмиссаром Ким Кихуан с целью получить от МВФ кредит. Но Ким Кихуан прямо с трапа самолета метнулся в офис министра финансов Соединенных Штатов Америки Лоуренса Саммерса.

Несколько дней спустя Сеул с ответным визитом посетил глава МВФ Стэнли Фишер. Сопровождал Фишера в этой поездке заместитель Саммерса Дэвид Липтон. В итоге Южная Корея получила $21 млрд. на якобы льготных условиях. Кредит МВФ выдал под 7%, а внутрикорейская ставка на тот момент равнялась 20%. Но это совсем не значило, что МВФ и главный содержатель фонда - правительство США - выступили благотворителями, ибо «слинявшие» из Кореи в процессе рукотворного кризиса доллары были вложены в американские госбумаги с доходностью в 4%. По факту в Корею вернулись те же деньги, что ранее ушли из неё. МВФ же выступил как фильтр правительства США для получения сухого остатка в 3%.

Сей утонченный грабеж еще можно было бы терпеть, если бы МВФ не обставлял свою «филантропию» целым рядом обязательных экономических и политических требований – т.н. «особыми условиями кредитования», как правило, не афишируемыми. Взяв кредит, страна обязана следовать «советам» при составлении своего бюджета. А они носят узконаправленный характер – сделать из государства-заемщика привлекательный рынок сбыта для иностранной продукции в ущерб собственному производству. Таким образом, кредит постепенно превращается в долговую петлю, затягиваемую на тонкой шее заемщика бурно растущим импортом. Мы уже являемся свидетелями динамичного дрейфа Украины именно в этом направлении. Безответственная (если не сказать откровеннее) сдача всех позиций в процессе переговоров по вступлению в ВТО сделала страну практически беззащитной перед валом иноземного товара. А для обслуживания импорта страна, имеющая отрицательное сальдо платежного баланса, просто обязана брать все новые и новые кредиты, теряя остатки своего экономического и политического суверенитета.

Если уж совсем невмоготу, то не лучше ли занять деньги у России? Вот в начале октября Россия благосклонно отнеслась к просьбе члена НАТО Исландии выделить ей $4 млрд. для стабилизации ситуации на внутреннем рынке. Просьба последовала после того, как исландцам отказали в таком пустяке все союзники по блоку. Замечу, что правительство Исландии обращалось за помощью не к МВФ или Всемирному банку, а напрямую к руководству стран-союзников. Что такое помощь МВФ – островитяне осведомлены прекрасно.

Восток нам поможет?

К концу года украинский экспорт в Россию составит примерно $15-16 млрд. Из которых 37% – продукция машиностроения (включая транспортные средства). Этот сегмент экспорта можно развивать и далее, т.к. в России осуществляется ряд крупных проектов: модернизация и обновление основных фондов, подготовка к Олимпиаде в Сочи, на которую правительство России намеревается израсходовать порядка $14 млрд. (будет потрачено заметно больше, так всегда бывает с подобными затеями), развитие нанотехнологий, атомной энергетики, авиастроения и многое другое по мелочи. Я уже не говорю про то, что до конца 2011 года федералы намереваются потратить до $70 млрд. на перевооружение армии. Хотя в последнем случае видит око да зуб неймет; правители, ведущие Украину напролом в НАТО, автоматически херят кооперацию в зоне ВПК.

Россия вынуждена из-за мирового финансового кризиса сильно налечь на развитие собственно реального сектора экономики, т.к., работая только в этом направлении, можно минимизировать последствия глобальной депрессии. Представляется, что РФ израсходует в течение двух лет не менее половины своих валютных заначек ($300 млрд.) на поддержание далеко не только финансового сектора, но и на развитие конкретных проектов реальной экономики. Имея под боком столь хлопотливого соседа, просто грех не воспользоваться его планами.

Если и занимать деньги, то только у России и только под развитие отечественного машиностроения, ориентированного на российский рынок. Нет смысла напоминать о том, что продукция машиностроения – это изделия 7-8 переделов, а значит, в работу включится вся цепочка промышленного производства: от горнорудных комбинатов до сборочных цехов машиностроительного комплекса. К тому же продукция, поставляемая на экспорт, имеет заметно большую добавленную стоимость, чем та, что продается на внутреннем рынке.

Займы у МВФ и подобных всемирных организаций есть добровольное намыливание долговой петли, поелику они пойдут на погашение внешних финансовых обязательств, которые благодаря процентам со временем будут неуклонно расти. Напомню, внешний долг по государственным обязательствам на 1 июля 2008 года равняется почти $15 млрд. И он находится у критической отметки. Последние 3-4 года тело долга не уменьшается, хотя Украина практически перестала брать взаймы, а только интенсивно занимается погашением набегающих процентов. Получение кредита от МВФ, кроме того, что надо будет выполнять уже упоминавшиеся «особые условия кредитования», переведет внешний долг в режим его ускоренного самовоспроизведения. Этот порочный круг может разорвать, например, такое обстоятельство, как обнаружение в недрах Украины залежей нефти, газа, сопоставимые с запасами России. И если ещё попутный ветер внешней конъюнктуры на энергоносители надует паруса нефтегазодобычи, тогда можно будет с опережением графика погашать кредиты. России в основном это удалось. Она за четыре последних года в пять раз снизила внешний долг.

Но так как Бог обделил Украину углеводородами, надеяться на погашение «благотворительности» МФВ не приходится. Следующие за нами поколения, которым придется из-за нерадивости предков выплачивать баснословные долги, помянут нас, в лучшем случае, «незлым тихим словом».

Но занимать средства у России, ввиду антироссийской ориентации правящего режима, затруднительно. Иначе придется прикрутить фитилёк иррациональной русофобии. Значит, мы обречены на долговую петлю и сползание в экономическую яму.

P.S. Когда статья готовилась к публикации, утром 27 октября пришло «радостное» известие: «Глава МВФ Доминик Стросс–Кан объявил о выделении $16,5 млрд. кредита. Окончательное соглашение по направлению ресурсов МВФ сторонам еще предстоит подписать. Предоставление финансовой поддержки Украине направлено на выравнивание платежного баланса в связи с изменением конъюнктуры на мировых рынках».

Таким образом, наши дважды академики от экономики навесили долг будущим поколениям, с чем мы нас, простых смертных, и поздравляем.