...«мы ждем перемен» янки отдали предпочтение своему кенийцу Бараку Обаме. Тут уж не знаешь, порадоваться за Хусейновича или печалиться, ибо приданое ему досталось «пустяшное». На Востоке полыхают нескончаемые победоносные войнушки-погремушки, дома в экономике «последний день Помпеи». Причем лава американского Везувия накрыла весь глобализированный мир.

Сладкая парочка мировой экономики

На фондовых площадках «половецкие пляски» на сотни пунктов за сессию – за обвалами следует подъем, как правило, не дотягивая до исходных величин. На валютном рынке та же петрушка – беспорядочные взлёты чередуются хаотическими падениями, вызывая оторопь даже у зубров глобальной экономики. «В мире воцарился бардак, и нет возможности вести бизнес», – разводит руками генеральный директор Honda Motor Co Такео Фукуи.

Попытки властей США за казенный счет оздоровить финансовую систему продолжаются. В начале ноября казначейство заявило, что собирается влить деньги в 1800 разных финансовых институтов. $500 млрд. направляются на гарантирование «плохих» ипотечных кредитов. Похоже, претворяется в жизнь циничная мысль экс-главы ФРС, а ныне персонального пенсионера США Алана Гринспена, сказанная им ровно шесть лет назад: «Мы всегда выручим финансовую систему благодаря своей безразмерной возможности сотворять деньги».

Причем, закачивая средства в банки и страховые конторы, реальный сектор экономики остаётся на бобах. General Motors рискнула протянуть свою натруженную длань за сущим пустяком – $10 млрд финансовой помощи, но Уолл-стрит в лице ФРС прилюдно плюнуло в неё. Становится понятно, кто в США хозяева жизни.

Из финансового сектора мировой кризис уверенно перетекает в реальный сектор экономики. По Америке и Западной Европе покатилась волна закрытий процветавших до последнего времени производств. Докатилась она и до Большого Китая. А это уже очень и очень серьезно.

По сути, открылся второй глобальный фронт кризиса. Сладкая парочка мировой экономики, падая, неизбежно подомнет под себя всё сущее на земле. Ведь США и Китай - это в сумме 60% мирового производства и потребления. Несмотря на обоюдоострую политическую риторику, правительства антагонистов понимают, что жить друг без друга не могут. Ежегодный торговый оборот продуктивного симбиоза плановой и либеральной экономик составляет около $250 млрд ($220 млрд – китайский экспорт в США). И вот вследствие снижения покупательской способности американских домохозяйств, вызванного крахом потребительского кредитования, под нож экономии идут и товары с лейблом «Made in China».

По расчетам независимых экономистов (тех, кто не получает гранты из Госдепа), примерно через 2-3 года на пике кризиса «масштаб структурного падения составит как минимум 25% нынешнего ВВП США». А затем последует депрессивное доначисление спада, объем которого выйдет на цифры «Великой депрессии» – 35% от ВВП.

Заветы мудрого пророка

В Украине в 90-е годы уже состоялась своя «Великая депрессия». Обрушение экономики составило более 60%. Учитывая, что последние вагоны в поезде под названием либеральная экономика всегда раскачивает сильнее, и наличие широких «самостийных» умов у наших вагоноважатых, следует ожидать повторения пройденного.

Случившийся мировой кризис не является случайным явлением из славной жизни свободных экономик. Старик Маркс был прав, когда 150 лет назад пророчествовал в своей библии пролетариата «Капитал» о неизбежной цикличности спадов в капиталистической экономике: «Как небесные тела, однажды начавшие определенное движение, постоянно повторяют его, совершенно так же и общественное производство, раз оно вовлечено в движение попеременного расширения и сокращения, постоянно повторяет это движение».

Запад явно поторопился с панихидой по «единственно верному учению», посчитав, что ошибочность марксизма окончательно доказана добровольной саморазборкой СССР. Ан нет, очередной кризис, и по всем признакам кризис тотальный, вызвал к жизни интерес к трудам Карла Маркса.

СМИ шумят, что сейчас в моде главное творение бородатого гуру коммунизма «Капитал». Что с прилавков сметают сию оду «прибавочной стоимости». Доказательств Карла Генриховича не читают ввиду их тяжкого многословия, но выводами пользуются. Ничего обидного в этом нет. Законы «быстрого разумом Невтона» только и знают по их лаконичным дефинициям, однако во многих обстоятельствах жизни оперируют ими очень даже уверенно.

Марксово утверждение о неизбежности кризисов капиталистического хозяйствования основывается на Теории прибавочной стоимости. Согласно оной, продукт труда распределяется неравномерно между двумя факторами производства: наемным трудом и капиталом, в пользу последнего. Более того, капитал рассматривает произведенный продукт как свою частную собственность. Прибавочная стоимость, создаваемая неоплаченным трудом наёмного рабочего, безвозмездно присваивается капиталистом. И поделать с этим ничего нельзя. Такова сермяжная сущность капитала. Помните хлесткое: «При 10% прибыли капитал согласен на любое применение, при 20% он оживляется, при 50% явно готов сломать себе шею, при 100% оскверняет все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое не рискнул бы капиталист даже под страхом виселицы». Правда, это не Маркс изрёк, а журналист из «Куотерли ревьюэр», которого пророк цитировал в своем труде.

В конечном итоге несправедливая оплата труда ущемляет потребительские возможности пролетария. Таким образом, рост спроса фатально отстает от роста капитала. Из-за этого необоримого противоречия вытекали систематические кризисы классического капитализма в виде перепроизводства товаров. А перепроизводство фактически обесценивало товар и снижало эффективность самого капитала. Выход из этой дилеммы находили в варварском «сжигании» избыточного капитала.

Яркий пример такого подхода продемонстрировала «Великая депрессия». Произведенный продукт ввиду слабой покупательской способности «труда» приходилось тогда бросать в огонь в буквальном смысле слова. Зерно сжигалось и топилось в море, в угоду аграрному бизнесу, с целью повысить за счет искусственного дефицита цену на этот товар в два раза. Тогда же было уничтожено более 6-ти миллионов голов свиней и фактически уничтожено 10 млн. га урожая.

Чтобы прорежать на родине экономические спады, накатывающиеся каждые 10 лет, капитал с начала 20 века начал предпринимать крупномасштабные экспансии на неосвоенные территории. На этой стадии своего развития, получившего название империализма, капитал породил две мировые войны за рынки сбыта товаров и за рынки вывоза капитала.

«Голь» на выдумки хитра

Правда, когда по воле Ленина Россия впряглась (с согласия большинства населения) в коммунистический эксперимент, шедший первые полсотни лет весьма успешно: мгновенная индустриализация экономики, выигранное прямое военное столкновение с передовым отрядом империализма – фашизмом, достигнутая высокая степень социальной защищенности, - то капиталу пришлось наступить на горло собственной песне. Дабы не нарваться, в конце концов, на «черный передел» в духе октябрьского переворота 1917 года, понадобилось попридержать свои флибустьерские инстинкты и одарить низы некоторыми социалистическими поблажками.

Тем не менее, скромная социализация капитализма не устранила коренной источник спадов, и они по-прежнему посещали экономику западных стран. Нынешний кризис также укладывается в марксову идеологему. Родом он из предыдущего кризиса середины 70-х (а до этого были серьезные катаклизмы в конце 50-х). В то время янки не решились «сжигать» избыточный капитал, как это делали раньше. Под боком был Советский Союз, не испытывавший подобных затруднений и планомерно прибавлявший по 5-8% ВВП в год.

Идеологическая и экономическая конкуренция обязывала что-то придумать хотя бы на среднесрочную перспективу, а там пусть будет что будет. И мозговой центр из экспертов ФРС и советников президента додумались выбить клин клином. Решили произвести эмиссионное стимулирование потребительского спроса. Если нет возможности расширять сферы сбыта (Советский Союз бдел свои сферы влияния, да и трудно было раздвигать рынки после вьетнамской оплёухи), то надо налечь на масштабы потребления внутри своей зоны ответственности. Так началась разнузданная кампания по промыванию мозгов потребителя. С бульдожьей хваткой капитал приступил к формированию не только искусственных потребностей, но и моду на них. Благодаря агрессивной рекламе та или иная продукция делалась модной и престижной, сиречь, обязательной к употреблению.

Образовавшуюся избыточную ликвидность из лишних денег и их суррогатов (деривативов) стерилизовали раздуванием финансовых пузырей. Пожалуй, и 10 лет не хватило бы, чтобы держать в тонусе экономику с помощью подобного ноу-хау. Но тут подвернулся говорливый человек с черной меткой на голове. Ему и его корыстолюбивой челяди захотелось жить так же вольготно и красиво, как буржуа на Западе. Результат «перестройки и ускорения» известен – 15 «незалежных» новоделов с прозябающим населением и горсткой знати, живущей как у Христа за пазухой. Гибель равновеликой империи продлила Америке и её союзникам межкризисный период.

Однако, доев за 10 лет наследие Советского Союза, Запад всё одно причалил в начале 21 века к очередному кризису. Пришлось придумать войну с мировым терроризмом. Но и этого ресурса хватило только на 6 лет.

Реквием капиталу

При всем искусственном (не экономическом) взбадривании потребительского бума благосостояние народа неуклонно снижалось, а капитал продолжал ускоренно прирастать прибылью. С начала 80-х годов (старт «деривативной» экономики) и по 2007 г. оплата труда выросла в 2 раза, а прибыли корпораций в 3 раза. Причем отставание доходов «труда» сопровождалось ростом его долгов. С 1982 по 2007 гг. долг домохозяйств по кредитам увеличился с $2 трлн. до $14 трлн. По данным исследований, средняя американская семья теперь имеет $30 тысяч годового дохода и $70 тысяч долга по кредитам. Стоит кому-то из кормильцев вылететь с работы или захандрить – и семья не продержится на плаву и двух месяцев. Подавляющее число американцев живут очень напряженно, что называется от зарплаты до зарплаты, откладывая на черный день не более $100-200 в месяц.

Разрыв в благосостоянии низов и верхов, в соответствии с марксизмом, продолжает увеличиваться логарифмически. Капитал отбросил не свойственные ему по природе социалистические замашки, ибо озираться уже не на кого, и принялся всячески ограничивать долю «труда» в общественном пироге. Средний класс стал хиреть на глазах. Безработица неуклонно растет. Оказалось, что «развитой капитализм» по определению американского философа Джона Нэсбита, «эпизодическая вспышка на экране истории экономики».

Капитал уже не стесняется заявлять, что оплата больничных, выплата денежных пособий на детей, пособий по безработице, защита от произвола работодателей, тридцатидневный ежегодный отпуск и многое другое не что иное как «гора эгоистических интересов» граждан. За подробностями процесса возвращения капитализма к своей природной сущности отправляю к книге Мартина и Шумана «Западня глобализации: атака на процветание и демократию».

Так может быть и впрямь «учение Маркса всесильно, потому что оно верно»?

Продолжение следует