...Ирландии. Зеленый остров, демонстрировавший в 90-е годы «экономическое чудо», оказался в отчаянном положении – он не может рефинансировать свой долг по причине панического бегства иностранных инвесторов от ирландских облигаций.

Не важно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей.
Дэн Сяопин, главный архитектор китайских реформ
- специально для стран, которые хотят выйти из кризиса



Мировой кризис отвоевывает все новые территории

В верхах ЕС предложили Германии в качестве возможного выхода скупить ирландские облигации, и тем самым подставить плечо младшему брату. Однако министр финансов ФРГ Штайнбрюк в сердцах предложил подобные страны попросту исключать из ЕС. За неполиткорректность немцу, конечно, попеняли. Тем не менее, это симптоматичный проговор, означающий, что в головах первых людей ЕС уже зреют мыслишки послать подальше бедных родственников.

А тут и меньшие европейские братья из Восточной Европы, сдуру нахапавшиеся кредитов на сумму $1,5 трлн., взалкали помощи в размере 190 млрд. евро. Хотя по мнению венгерского премьера Дюрченя, для полного счастья молодым демократиям нужно не менее 300 млрд. евро. «Староверы» отказали «младоевропейцам» в сей малости. И опять раздраженные немцы устами канцлера Меркель дали отлуп претензиям на помощь. На чрезвычайном саммите Евросоюза в Брюсселе Ангела Меркель бросила в толпу иждивенцев: «Я бы не советовала здесь открывать дебаты о гигантских суммах!» «Всё! Гипс снимают, клиент уезжает!» Доить некого.

Не ожидал такого масштабного падения экономики и бывший глава ФРС Алан Гринспен. Из его путаных заявлений последнего времени следует, что подобный кризис оказался непредсказуемым и случается такое бедствие не чаще одного раза в столетие.

И действительно, экономическая мысль Запада была застигнута врасплох мировым кризисом. Никто из признанных экономических авторитетов не может сформулировать причины кризиса, определить его длительность и дать исчерпывающие рекомендации по преодолению депрессии.

Мыльный пузырь экономической науки

Однако ничего удивительного в этом нет, если учесть тот факт, что западная экономическая школа - это фикция, мыльный пузырь. В подкрепление своих слов сошлюсь на самого авторитетного экономиста-практика 20-го столетия, русского американца Василия Васильевича Леонтьева, получившего нобелевку в 1973 году «за развитие метода „затраты – выпуск“ и его применение к важным экономическим проблемам», а по сути за внедрение плановых основ в хозяйствования в капиталистических странах.

В введении одной из главных своих работ «Экономическое эссе» (Essays in Economics: Theories and Theorizing,) он так характеризовал экономическую мысль Запада: «Подавляющее число светил экономики работают сами на себя… Их гениальные озарения, полученные от длительного созерцания потолка, – пустые забавы, опасные для тех политиков, кто попробует на них опереться».

Увы, за двадцать лет со дня написания вступительного слова к очередному изданию «Экономического эссе» положение только усугубилось. Количество ученых-экономистов, кормящихся с «пустых забав» и «гениальных озарений», выросло колоссально. Взять хотя бы Украину. За 17 лет «незалежности» количество специалистов в ранге кандидатов и докторов в экономической области науки выросло по сравнению с советскими временами более чем в 70 раз! Ученых тьма – в державе темень.

Украина в третий раз окунается в трясину экономической депрессии и хаоса. Столько же раз, естественно, обваливалась и национальная денежная единица. Сначала космическому обесцениванию подвергся купон-карбованец: в 1995 году за один доллар уже давали 200 тыс. этого суррогата денег. Гривна, введенная в обращение в сентябре 1996 года, тоже не выказала стойкость, подешевев к сегодняшнему дню по отношению к доллару в 5 раз. Вскорости придется похудеть ещё сильнее.

Никто в мире не знает ответа на сакраментальные вопросы бытия: когда прекратится обвал мировой экономики и что для этого нужно делать? Впрочем, я сгущаю краски. Есть такой светоч экономической науки. Это солнцеподобная Юлия Владимировна Тимошенко, имеющая более 50 научных работ. По её высокому мнению ученого, кризис уже пребывает в стадии преодоления. И в конце года мы увидим победу над ним.

Уже и не верится, что возможны длительное бескризисное развитие экономики и стабильная национальная валюта. Однако это было. И образцом устойчивого развития являлся советский государственно-монополистический капитализм, в пропагандистских целях именовавшийся социализмом, и его денежная единица – советский рубль.

Главный финансист Красной империи

Предано забвению имя финансиста-самородка Арсения Григорьевича Зверева. С 1938 по 1960 гг. он заведовал деньгами Советского Союза. Сталин всецело доверял своему наркому. Хотя, судя по пометкам на полях докладов главного казначея, не стеснялся тщательно проверять его. Под руководством Зверева финансовая система Красной империи приобрела неимоверную устойчивость. Он руководил финансами в самые ответственные времена в истории СССР: форсированная подготовка к войне (за 4 предвоенных года выпуск вооружения вырос в 4 раза), война, восстановление и послевоенное развитие народного хозяйства.

Арсений Григорьевич – сын многодетного русского крестьянина оксфордов и кембриджей не кончал. Трудовую деятельность начал в 13 лет работягой на текстильной фабрике. С 1919 г. — красноармеец, командир взвода кавалерийского полка. В 33 года он получил высшее образование — окончил финансово-экономический институт. В 38 неполных лет возглавил наркомат финансов СССР.

Несколько моментов из трудовой деятельности сталинского наркома, характеризующих качество его работы.

Торгово-кредитное соглашение с Германией 1939 года

Финансовую часть соглашения готовил нарком Зверев. Это был шедевр надувательства заклятого друга. Демократическая общественность клеймит позором торговый договор, который по их узколобому мнению только усилил Гитлера. Это бредни людей, совершенно не разбирающихся в элементарных вопросах.

Особо следует сказать об опрометчивости поставок Советскому Союзу фашистской Германией новейшей техники в рамках кредитно-торгового соглашения 1939-1940 гг. Советский Союз наотрез отказывался подписывать пресловутый пакт о ненападении Молотова - Риббентропа без сопутствующего кредитно-торгового соглашения. В 1939-40 гг. Германия, согласно протоколам соглашения, передала СССР образцы лучшего на то время оружия вместе с чертежами и технологической документацией и большое количество уникального станочного оборудования для «оборонки» на сумму 409 млн. марок в обмен на то, что в СССР состригли с колхозной скотины (конский волос, щетину, пух, перо…) и взяли с земли (жмыхи, льняное масло, хлопок-сырец, хлопковые отходы, железная руда…), даже не придав этому надлежащего товарного вида. А железную руду поставляли такого низкого содержания, что немецкие партнеры пытались выставить иск советской стороне. Увы, в договоре не было прописано процентное содержание железа в руде, и Сталин легко парировал наезды германцев.

И это в то время, когда в самой Германии ощущалась острая нехватка квалифицированной рабочей силы. Таким образом, накануне неизбежной войны на истребление Сталин фактически заставил работать немецких инженеров и рабочих на повышение обороноспособности своей империи. 27 сентября 1939 года Вермахту пришлось издать приказ об освобождении квалифицированных рабочих от службы в армии, они включились в работу по исполнению торгового соглашения.

Из-за этого недальновидного соглашения Германия не смогла в полной мере перевооружиться. Если бы Гитлер не отвлек интеллектуальные и промышленные ресурсы страны для исполнения договоренностей со Сталиным, то мог бы перед войной, а не в середине 1942 года, поставить на конвейер тяжелый танк «Тигр» и изготовить отличный средний танк «Пантера» в количестве не менее 3,5 тысячи штук.

Финансовая политика в войну

В первые два года войны нарком финансов был вынужден осуществлять значительную эмиссию рубля для покрытия бюджетного дефицита. Но уже в 1944 году государственный бюджет СССР был выполнен с профицитом в 4,8 млрд. рублей (3,1% от всех военных расходов того года) и в 1945 году – в 3,4 млрд. рублей. И это во время тотальной войны!

Многим неведомо, что в военные годы платились щедрые премиальные за уничтоженную военную технику противника. Имелась целая система тарифов за ратные дела, разработанная наркоматом финансов. Например, за подбитый танк наводчик орудия получал из казны 500 рублей, за уничтожение танка противотанковой гранатой воину полагалась 1000 рублей. Для сравнения: оклад командира полка был 1800 рублей. За сбитый одномоторный самолет наш ас получал 1000 рублей, за двухмоторный, соответственно, в два раз больше. Более того, даже за ремонт своей техники полагались денежные вознаграждения. За средний ремонт тяжелого танка – 800 рублей, среднего – 500 руб., оружия – 200 руб. Тем самым, несмотря на войну, наркомат финансов находил средства стимулировать ратные дела. Добавлю, что только в Советском Союзе снижалась себестоимость военной продукции. И как снижалась! Достаточно сказать, что легендарный танк «Т-34» 1 января 1941 г. стоил 269,5 тыс. рублей, а 1 января 1945 г. гораздо более навороченный «Т-34-85» тянул всего на 142 тысячи.

Кроме того, в течение страшной войны против почти всей континентальной Европы, превратившей в руины половину европейской части СССР, были сохранены на довоенном уровне государственные цены на основные предметы потребления. Этого не удалось сделать ни в одной европейской стране. Хотя вся Европа, как и СССР, сидела на карточках.

Денежная масса в обращении за четыре неполных года войны увеличилась в 3,8 раза. Царский министр финансов в подметки не годился сыну крестьянина. За три года Первой мировой войны с июля 1914 г. по ноябрь 1917 года денежный агрегат увеличился в 9,5 раза. Денежная система СССР превзошла по качеству все системы воюющих стран: объем денежных знаков в Италии увеличился в 10 раз, Японии - в 11 раз, в Германии - в 7 раз (за вычетом того, что немчура использовала вне территории Германии суррогаты своих дензнаков – оккупационные марки). Надо отметить и такой момент. Советская промышленность по выпуску продукции превзошла вместе взятые германскую и всю европейскую, находившуюся в услужении фюрера. Например, по выпуску танков в 1,8 раза, самолетов – в 1,36 раза.

А профессор Пинзенык с армией академиков, докторов экономических наук и кандидатской мелочью в мирном 1994 году грохнул карбованец более чем в 10 тысяч раз. Силен, бродяга. Ау, пан профессор, вы не те книги читали и не те учебники зубрили.

Рубль после войны

И восстановительный период министр финансов Зверев провел блестяще. Такой штришок. За первый послевоенный год цены на колхозных рынках в среднем упали на 35%. И далеко не только потому что, Зверев провел конфискационную денежную реформу (аналогичные реформы провели все европейские страны, участвовавшие в войне), а за счет развертывания сети магазинов и ресторанов, работающих по коммерческих ценам. Они удовлетворили спрос людей, имевших доходы выше средних, и в свою очередь надавили на цены колхозных рынков.

В конце 1946 года министр финансов осуществил введение новых карточных цен с одновременным значительным снижением коммерческих цен и увеличением зарплат. Была проведена и денежная реформа. Благодаря этим мероприятиям СССР первым из воевавших стран вышел из карточной системы.

Вот как пишет сам Зверев в докладе Сталину в октябре 1946 года по поводу денежной реформы: «Замена ныне обращающихся денег новыми с ограничением обмена даст возможность сократить денежную массу в обращении и урезать накопления у лиц, нажившихся на конъюнктурных доходах военного времени… Реформа может иметь существенное значение для дальнейшего снижения рыночных цен, она усилит роль денежной заработной платы (и в частности, премий) и денежных доходов колхозников по трудодням. С укреплением рубля повысится значение прибыли в хозяйстве и укрепится хозяйственный расчет».

Денежная реформа, безусловно, возымела действие на развитие экономики страны. По-другому не может быть. Без устойчивой нацвалюты невозможен стабильный рост экономики. И она росла невиданными темпами на зависть Западу. Валовой общественный продукт с 1950 по 1965 гг. вырос в 3,5 раза! Азиатские тигры 80-х годов прошлого века просто курят.

В середине 70-х годов СССР по индексу человеческого развития вошел в 10 ведущих стран. Это притом, что свое развитие он осуществлял исключительно собственными ресурсами, в отличие от западных стран, жировавших с неоколониализма.

Зверев по собственному почину ушел со своего поста в 1960 году, не согласившись с авантюрной политикой «волюнтариста» Хрущева. После его отставки в СССР больше не было министра финансов уровня Арсения Григорьевича. А с нынешними учеными-финансистами Зверева просто неприлично сравнивать.

Назад к государственному капитализму

В последнее время всё чаще раздаются призывы осуществить откат к государственному капитализму. Советский Союз являл собой идеальный образец государственно-монополистического капитализма. В определенный момент времени (в конце 70-х годов) у руководства СССР, к тому времени выродившегося в геронтократию, с её девизом «будь сам собой доволен, тролль», не хватило мозгов и энергии провести модернизацию экономического и политического устройства империи: осуществить переход к более динамичной модели – симбиозу государственного и частного капитализма с явным домнированием первого в стратегических отраслях. Идеологическая зашоренность не позволила смотреть дальше своего старческого маразма. А на смену старикам пришли волки, озабоченные исключительно собственными шкурными интересами. Вполне жизнеспособная империя, за 10 лет до распада стоявшая незыблемым колоссом, вмиг разлетелась на прозябающие уделы – поставщиков дешевой рабочей силы, энергоресурсов и продукции низких переделов «золотому миллиарду».

Сейчас с нескрываемой завистью поглядывают на китайских товарищей. И хотя за великой китайской стеной обнаружились нешуточные трудности, есть уверенность, что Китай быстрее других справится с депрессией. Порука тому - наличие жесткой вертикали власти, дисциплинированного и трудолюбивого народа, не развращенного потребительскими изысками. Но главное – структура экономики КНР, на 60% состоящая из государственного сектора, позволяет эффективно управлять процессом. Там смотрят в будущее через призму государственных пятилетних планов развития.

Однако представляется очень сложным делом в наших условиях осуществить переход от олигархического капитализма в самой его разнузданной форме к порядку государственного капитализма. Для его исполнения понадобятся неординарные исполнители калибра сталинских наркомов. Есть ли они в Украине?

Известный российский экономист Михаил Делягин (директор Института проблем глобализации, автор манускрипта "Мировой кризис. Общая теория глобализации". Кто имеет желание разобраться в хитросплетениях глобализации, рекомендую сей капитальный труд) считает, что «проблема даже не в том, что нами правит Сталин, а в том, что нами правит очень маленький Сталин, который не способен даже выработать стратегию и решить, куда он хочет вести страну…». Таким образом, заявлено, что масштаб личности, уровень мышления Путина (по факту он продолжает руководить страной) не тянут на историческую миссию радикального преобразования экономики.

Что тогда говорить о наших поводырях, представляющих из себя этакое капище пустоболов-самосвятов, крайне хищных и вороватых.

Невозможно увидеть новые лица за широкими спинами нынешних олигархов-флибустьеров и плотными рядами обанкротившейся политической тусовки, возомнившей себя без всяких на то оснований гигантами мысли и отцами украинской демократии.

Всё говорит о том, что Украина, впрочем, как и Россия, будут пассивно созерцать крушение национальных экономик, выдавая мелкую суету за тяжкую работу по преодолению кризиса. И уповать исключительно на выход из депрессии экономики Америки и её главных союзников.

Дело может поправить только полное фиаско модели догоняющего развития, которое исповедуют постсоветские «незалежные» улусы. Такого фиаско, которое не оставит сомнений у одураченного народа, что необходима радикальная смена матрицы экономического развития. Только в этом случае возможна замена элиты. Хорошо, если она произойдет без кровавых эксцессов.