...вольготно, число зараженных каждый год увеличивается на 10%. Даже по самым скромным оценкам количество ВИЧ-инфицированных в Украине уже превышает полмиллиона человек. Это европейский рекорд. Все попытки ограничить эпидемию успехом пока что не увенчались.

Бабушка Ира не входит в классические группы риска, она не наркоманка, не бомж, не проститутка и не лесбиянка – в Украине ВИЧ все чаще распространяется через традиционный секс. Та же Ирина заразилась от мужа. Но ей еще повезло: она попала в образцовую киевскую больницу на 30 коек. Но даже в этом образцовом лечебном учреждении вот уже три месяца нет денег. Часть оборудования и лекарств поступает в качестве пожертвований из-за рубежа. Но медикаментов на всех не хватает, поэтому недостающие приходится покупать самим больным или их родственникам.

По официальным данным, в Киеве с его 2,5 млн. жителей почти 6000 ВИЧ-инфицированных. По неофициальным – в несколько раз больше.

«Мы могли бы и должны были бы обслуживать гораздо больше пациентов. Но в этой стране отсутствуют не только медицинские возможности – еще не хватает политической воли», – говорит Светлана Антоняк, заведующая отделением СПИДа в киевской Клинике инфекционных болезней.

Одесса, перевалочный пункт для наркотиков, убежище для тысяч нелегальных иммигрантов из Молдавии и Приднестровья, центр проституции. Молодой человек по имени Женя рассказывает о своей подруге. Алена умерла две недели назад. Оба они принимали наркотики, заразились через грязные шприцы. Женя не скрывает имена и адреса, показывает письма из 12 больниц, которые отказали Алене в лечении. В конце концов, койку для нее удалось найти – за день до смерти.

Женя, сам ВИЧ-инфицированный, признается, что предпочел бы ничего не знать о своей болезни: «Мне было бы легче жить».

Так и многие украинцы – не знают о своей болезни и не желают знать. Кто пойдет сдавать анализ в стране, где ВИЧ – это своего рода клеймо? Где мало кто знает о путях распространения вируса, где сексуальное просвещение находится в зачаточном состоянии? Какой наркоман добровольно отважится назвать свое имя, если за наличие минимального количества наркотика ему грозит три года лишения свободы? Да и зачем все это в стране, где отсутствует государственное страхование на случай болезни, а постсоветская система здравоохранения пребывает в упадке?

В Украине имеется прогрессивный закон, гарантирующий лечение больным СПИДом, но слишком мало соответствующих клиник. National Aids Response, объединение крупных гуманитарных организаций, которые пытаются справиться с эпидемией в Украине, отмечает в докладе за 2008 год: «У государственной системы здравоохранения не хватает возможностей для постановки диагноза, наблюдения и лечения сотен тысяч украинцев, которые, возможно, уже являются вирусоносителями».

Специалисты, будь то сотрудники ВОЗ или ООН, единодушны: все деньги мира, любая помощь извне не могут ограничить болезнь, которая разлагает страну изнутри.

Украинка Анна Довбах – одна из сотни сотрудников Aids Alliance, британской организации, работающей в Украине с 2000 года. О положении со СПИДом в Украине она отзывается следующим образом: «Коррупцией поражено все снизу доверху, вплоть до администрации президента и премьер-министра. Чиновники воюют между собой и не заинтересованы в борьбе с инфекцией, которая поражает, прежде всего, социально слабые слои населения, гомосексуалистов и проституток, наркоманов и бездомных. Кроме того, большинство больных СПИДом умирает от туберкулеза или гепатита. Это делает катастрофу менее заметной – по крайней мере, с точки зрения статистики».
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале