Чем обернется для Украины и для России прекращение экономического сотрудничества, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал доктор экономических наук, вице-президент АЭН Украины Юрий Макогон.

Новости Украины – From-UA: - Как Вы оцениваете нынешние экономические взаимоотношения между Украиной и Россией? И на какие украинские отрасли экономики, прежде всего, повлиял политический конфликт между нами и россиянами?

Юрий Макогон: - Прежде всего, если я буду говорить с позиции востока Украины — Донецкой, Луганской и Харьковской областей, сюда добавляем Днепропетровскую и Запорожскую область — это составляет более половины промышленного потенциала Украины и более половины нашего экспорта. На их примере более характерны сегодняшние отношения с Россией.

Дело в том, что у нас экспорт, импорт, внешне-торговый оборот Украины и особенно этих областей раскладывается примерно на три равных части, это: ЕС и европейские страны, не являющиеся членами ЕС; Юго-Восточная Азия плюс Северная Африка и Северная Америка; и РФ, страны ТС и страны СНГ. Конечно же, товары, которые идут туда на экспорт и которые мы получаем по импорту, являются различными. Почему-то всегда противопоставляли эти два вектора, что я считал несправедливым и всегда оппонировал — они не противоречат, а дополняют друг друга.

Из России мы всегда получали энергоресурсы, чего мы никогда не получали из Европы. Это сейчас говорят о реверсе как о разовой операции, но это не типично для внешнеторгового оборота. За эти месяцы политической неразберихи, приведшей к таким боевым действиям, получается, что мы свернули в 2,1 раза отношения именно с восточным соседом. Конечно, 90 % приходится именно на РФ, но, тем не менее, там есть и наши взаимоотношения и с Беларусью, и с Казахстаном, и с Азербайджаном и другими странами.



Прежде всего, пострадали такие отрасли, как машиностроение — упало более чем на 40 %, химическая промышленность, вырабатывающая химические изделия как таковые и минеральные удобрения — более чем на 30 %, металлургия — более чем на 10 %. Для этой ниши, заполненной раньше Россией, мы, по оценкам, не сумеем найти замену этому сектору мировой экономики вместо СНГ. Тем более, что там ЗСТ, у нас были определенные преференции.

Есть особый уникальный вид товаров, особенно в машиностроении, который мы производим и который покупают только там. Например, тепловозы, вагоны, шагающие экскаваторы, прокатные станы, кузнечное оборудование, оборудование металлургических, коксохимических заводов — это все в основном у нас покупают страны СНГ и немного страны всего мира. Кроме того, для России Украина в целом составляет меньше 1 % внешне-торгового оборота, а Россия для нас — более 30 %, в отдельных случаях до 40 %. То есть мы для России менее заметная проблема, а Россия для нас более заметная. Кроме того, пострадали все планы, связанные с авиастроительным, судостроительным комплексом, атомная энергетика, которая, безусловно, связана с Россией.

Это очень серьезные проблемы. И главный сейчас, на мой взгляд, алгоритм действий — это как можно быстрее в переговорном процессе снять все политические напряжения внутри страны, и они сразу же снимутся и с Россией, и перейти к прагматичному экономическому сотрудничеству, поскольку мы уже прогнозируем падение экономики в 2014 году относительно 2013 года в пределах 15 %. Причем у нас 2013 год был хуже 2012-го, а 2014-й будет хуже 2013-го. И поскольку в 2014 году мы будет явно заниматься институциональным политическим переустройством страны и ее стабилизацией, то он экономически потерян полностью. Нужно создать условия для развития в 2015-2016 гг.

Новости Украины – From-UA: - Эксперты-экономисты, которые поддерживают евроинтеграцию, утверждают, что сейчас необходимыми шагами новой власти должны быть поиски энергосбережения для Украины и альтернативных источников ядерного топлива — таким образом, это означает отказ от российского газа и энергии и, соответственно, зависимости. Как Вы оцениваете такие решения? Насколько они правильны в экономическом плане?

Юрий Макогон: - По газу. Пусть Европа сначала попробует отказаться от российского газа, советчики наши. У Европы нет возможности от него отказаться, точно так же, как и у Украины. Он почти на 80 % обеспечивает наши потребности. Мы сами обеспечиваем только 20 % для пользования газом населением. Другое дело, что мы должны уменьшать эту зависимость, и мы уже занимаемся этим все годы.



Прежде всего, мы начали возвращать наши ТЭС на уголь: в нашем регионе все тепловые электростанции перешли либо на угольную пыль, или на уголь, либо на комбинирование — агрегаты работают и на газе, и на угле. И надо дальше продолжать это. Наша Донецкая область является своеобразной лабораторией использования ветровой энергии. Мы стали не только покупать импортные ветряки и ставить их в Новоазовском районе, но уже на Краматорском заводе сами производим эти ветряки по импортной лицензии.

Кроме того, у нас уже имеются наработки в биотехнологии, в крекинге угля в различные нефтепродукты — это тоже, возможно, заменит часть нефти, которую мы покупаем. Но все эти технологии дороговаты. Кроме того, имеются биотехнологии, построенные на отходах сельхозпродукции, — получение и газа, и ГМС для автомобилей. Эти варианты все отрабатываются и внедряются, но они составляют менее 10 %. Что касается атомной энергетики, то у нас нет цикла, одного важного звена — производства ТВЭЛов и захоронения. Но эти вопросы тоже уже поставлены перед энергетическим машиностроением, и по захоронению отходов ядерного топлива мы на пути решения этих вопросов.

Новости Украины – From-UA: - Чем грозит России прекращение экономических отношений с Украиной? Ходят слухи о том, что Путин обеспокоен судьбой военно-промышленного комплекса Украины. Как Вы думаете, есть ли основания для этого у российского президента? Какие выгоды от Украины в этом плане для России?

Юрий Макогон: - Украина не является важным звеном в обеспечении российского ВПК. Мы участвуем в основном в космических запусках, но это не является чисто ВПК. Я думаю, что в ВПК Россия давно сняла кооперацию с Украиной как важной составляющей ее частью.

Если речь идет о военно-политическом аспекте, то, конечно же, территорию Украины они не хотят отдавать в перспективе под НАТО, но это к нашей теме отношения не имеет. Единственно, что хочу сказать, что когда у нас еще была «оранжевая» команда господина Ющенко, то тогда Россия прервала с нами сотрудничество в области ВПК, что обошлось нам в 3 миллиона рабочих мест.



Новости Украины – From-UA: - Какие убытки понесет Россия от прекращения сотрудничества с Украиной? И какие отрасли пострадают больше всего?

Юрий Макогон: - Это, прежде всего, добывающая отрасль. Мы даем очень много изделий, которые они сегодня не могут производить: в области энергетики — «Турбоатом» в Харькове, цистерны — «Азовмаш» в Мариуполе, вагоны — «Днепровагонмаш» в Днепропетровске и Крюковский завод в Кременчуге, авиадвигатели — «МоторСич» в Запорожье. Россияне, конечно, способны это компенсировать, потому что у них есть подобные производства, но другое дело, что они не смогут это быстро расширить, потому что в этих отраслях нужны работники высокой квалификации.

Это беда обоюдоострая. Когда одна сторона что-то запрещает, прекращает, она в тот же момент и сама теряет. Ничего хорошего это никогда не приносит. А потом проходят целые годы на то, чтобы вернуться на исходную точку. К сожалению, такие потери невосполнимы, а если и восполнимы, то через очень продолжительное время.

Новости Украины – From-UA: - Есть ли опасения того, что как раз этих украинских работников россияне будут переманивать к себе?

Юрий Макогон: - Это уже давно делается. Людей интеллектуального труда переманивать не нужно, они сами уйдут, если они увидят, что там есть возможность реализовать себя, как они уходили и на Запад, и в США. Организовать это целенаправленно очень проблематично. Скорее всего, они в основном уже ушли либо на Запад, либо на Восток.

Новости Украины – From-UA: - Чем может закончиться ситуация в итоге? Наладятся ли торговые отношения между нашими странами?

Юрий Макогон: - Я все-таки надеюсь на благоразумие всех сторон, что они договорятся о прагматичном, спокойном сотрудничестве в экономической сфере в ближайшее же время. Я рассчитываю, что это должно произойти в мае, если мы не обострим сами ситуацию.



Есть три, на мой взгляд опасные точки. Первая — 1 мая начнутся новые платежи по коммунальным услугам, остановятся социальные программы, снимутся льготы и прочее — и поскольку сейчас в Украине социальное напряжение, это может вызвать протест.

Вторая — 9 мая — для одних это праздник, а для других день памяти, день траура. И третья — это президентские выборы 25 мая. Вот если все это мы пройдет разумно, то перейдем к продуктивному сотрудничеству внутри страны, а потом уже и вне... Хотя, по сути, очевидно, что 2014 год обречен в экономическом смысле, он уйдет на институциональную реструктуризацию.