10 июня — 40 дней со дня трагедии в одесском Доме профсоюзов, начавшейся со столкновений фанатов футбольных клубов «Металлист» и «Черноморец». Редакция интернет-издания Новости Украины – From-UA выражает соболезнования семьям погибших людей. Наш корреспондент связался с одним из очевидцев и участников событий 2 мая в Одессе, Игорем, который рассказал нам о своем видении всего произошедшего. Итак…
 

 

Инфографика - Комсомольская правда в Украине

 


Новости Украины – From-UA: - Игорь, расскажите, что происходило изначально на улицах Одессы, перед событиями в Доме профсоюзов?

Игорь Одесса: - Изначально на Соборной площади собралась толпа народа: приехали болельщики харьковского «Металлиста», пришли болельщики нашего «Черноморца» — это уже было запланировано давно, они должны были идти шествием под названием «За единство Украины».

Перед этим поступали сообщения, что представители Антимайдана, который развернули у нас в Одессе, собираются устроить какую-то протестную акцию. Но из людей, которые стояли на Соборной площади и были к чему-то готовы, я лично насчитал, может быть, человек 10 от силы (я еще когда шел на Соборную площадь, видел, что собирается какая-то группа людей, но подумал, что это фанаты «Черноморца», и особого внимания на них не обратил).



В основном в городе были местные фанаты, они были в шортах, в тельняшках, кепках, с флажками «Черноморца» и т. д. Изначально была идея пройтись шествием по Преображенской, дойти до Канатной, а потом уже к стадиону на матч, то есть маршрут даже не попадал на Куликово поле. Хотя многие проукраинские активисты Одессы очень надеялись, что с приездом «Металлиста» все четко зайдут на Куликово поле.

Потом прибежали ребята с криками «они идут!», после чего фанаты-«металлисты» вышли вперед, одели маски, остальные начали выдвигаться со щитами, с палками, с битами — кто с чем. Была довольно большая группа. Появилась наша одесская самооборона — их было где-то человек 20 с фанерными щитами, с милицейскими трофейными щитами и тоже с палками. Они вышли, встали перед нами и сказали: «Стоим, ничего не делаем, никуда не идем».

Стояли, ждали, пока уйдут все люди, которые были нейтральными. Большая часть стала уходить, а остальные стояли и фотографировали. Я был в середине толпы. Наши фанаты из «Черноморца» начали обходить дружину и выходить вперед с криками, а фанаты-«металлисты» тоже стали кричать.

Потом появились милиционеры, причем они встали не с нашей стороны и не так, как обычно в милицейском ограждении — лицом к толпе, чтобы следить, чтобы не было никаких провокаций, а они встали, наоборот, к ним спинами и вместе с ними стали двигаться в нашу сторону. А перед нами выстроились тоже представители милиции, но это были классические гаишники из анекдотов — мужички с залысинками, в кепочках, без ничего, которые просто стояли и улыбались.



Новости Украины – From-UA: - То есть Вы утверждаете, что милиция ничего не предпринимала, чтобы обезопасить фанатов-«черноморцев», вашу сторону?

Игорь Одесса: - С нашей стороны — нет, а со стороны фанатов-«металлистов» они стояли и защищали их щитами, у них было два строя обороны. Потом начались крики, и в нашу сторону полетели петарды. От нас полетело тоже несколько дымовых шашек. Из толпы фанатов-«металлистов» резко выскочило несколько парней, которые кинули в нас петарду с камнями. Одного поймали, дали сдачу, но он быстренько убежал, потому что милиционеры наших ребят оттеснили, и те, соответственно, убежали обратно в свою толпу. Потом уже все начали перекрикиваться, перекидываться, было очень много дымовых шашек.

Новости Украины – From-UA: - Игорь, скажите, не замечали ли Вы в толпе фанатов-«металлистов» провокаторов? Кто конкретно кидал в вашу сторону?

Игорь Одесса: - В нас кидали представители Антимайдана. У нас впереди стояли наши самообороновцы, потом была пустая территория, где бегали ребята. Я был среди этих бегающих ребят. Я не отношусь ни к ультрас, ни к каким политическим партиям, я — простой мирный житель. В нас летели дымовые шашки — я их кидал обратно. И сзади нас стояла основная масса фанатов «Черноморца», а уже за ними, на Соборной площади, стояли люди с фотоаппаратами. Потом к нам прибежали какие-то ребята и сказали, что они нас обходят.

Мы побежали в сторону Дерибасовской, а уже оттуда там выходила группа каких-то боевиков (видно было, что ребята в бронежилетах, в касках и с милицейскими дубинками). Мы бежали группой, человек 20-30, они нас увидели и развернулись обратно. Забежали за угол со стороны бара «Гамбринус» (исторический уголок в Одессе. – Ред.), а там были какие-то деревянные поддоны. Мы начали подтаскивать их, а также ограды того же «Гамбринуса» в качестве щитов, потому что боевики начали кидать в нас камнями. То есть баррикадировались, чтобы нас не обошли (а там был достаточно узкий переход, может быть, метров шесть-семь переулочек, мы хотели там поставить заграждение). И вот так туда-сюда народ и бегал.

Потом я подошел к «Гамбринусу» и увидел, что народ начинает оттуда бежать кто куда, и стал свидетелем, как возле меня упал парень, у которого из живота брызгала кровь. Началась стрельба. Мы побежали по Дерибасовской, и когда добегали до ее конца, нам в спину продолжали стрелять. Подстрелили еще одного парня. То есть ранили двоих, у одного, видимо, пробили бедренную артерию, потому что открылось очень сильное кровотечение. Он еще отказывался от помощи, говорил «не надо, я сам дойду», его дотащили до «скорой» и увезли. А у одного парня попали так, что он сразу упал. Естественно, весь народ попрятался по углам, сидел и наблюдал. С противоположной стороны выстроились опять же милиционеры вперемешку с боевиками, которые были с оружием и стреляли в нашу сторону. Потом какие-то ребята принесли бутылок десять бензина, наверное, слили с машин, и сказали «давайте мы их (боевиков. – Ред.) отгоним», но никто не пошел, потому что с их стороны реально стреляли.



Потом я был в центре, там продолжалось перекидывание камнями. Через какое-то время я вернулся на Дерибасовскую, там люди начали закидывать сторону боевиков и продвигаться. Там еще недалеко стройка, и там мы из металлических листов и мусорных баков сделали передвижные баррикады, и между ними люди стали передвигаться в сторону Дерибасовской и закидывать камнями боевиков. Девочки ходили в магазин, покупали пиво, выливали и разливать бензин по бутылкам, чтобы так обороняться.

Потом мы услышали, что боевики начинают пробиваться с Греческой площади, и большая часть народа побежала с Соборной площади туда, а на Соборной остались только представители украинской самообороны и люди с фотоаппаратами. Но я на Греческую уже пришел, когда там уже были построены баррикады. Потом эти самообороновцы куда-то пропали. Как нам сказали, они решили пойти в сторону Куликова поля, а потом вернулись, то есть где-то там гуляли. На Соборной площади уже не осталось никого из людей, кто мог бы оказать физическое сопротивление, остались только те, кто фотографировал.

В основном вся масса переместилась на Греческую площадь. Там уже началось перекидывание бутылками с бензином. Помню момент: есть кафе с выходом на второй этаж, я увидел там своего знакомого, хотел к нему подойти. И как только начал подходить, разбилось окно, и оттуда выкинули бутылки с коктейлем «Молотова». И народ начал кто касками, кто чем носить воду из фонтана и тушить пожар.

Потом увидели парней, которые со стороны балкона кафе проломили дверь (насколько я понял, там было два выхода), где окопались боевики, и оттуда начали стрелять по людям. Народ попрятался. Наши хотели с другой стороны подойти и зажать их на этом балконе, так там опять выстроился отряд милиционеров, которые сказали, что «никто никуда не пойдет». То есть встали стеной около этой двери и никого никуда не пропускали. Представьте ситуацию: там были боевики с оружием и с коктейлями «Молотова», которые они кидали в людей, а милиционеры стояли и никого не пропускали.

Потом пригнали пожарную машину, потушили все, я еще бегал в центр искал своих ребят. Вернулся — машина уже была разбита, без стекол. А потом какой-то мужчина залез в эту машину, зажал педаль газа, погнал ее на всю эту толпу и выпрыгнул из нее. Мы побежали за этой машиной, она все-таки проломила эту толпу. Машина ехала вперед и в итоге уперлась в какую-то будку с сигаретами.



Боевики начали разбегаться по сторонам кто куда. Большая часть начала бежать в сторону Соборной площади, причем народ, который там стоял, так и продолжал стоять. Пробегали мимо них, топтали их, часть побежала по переулкам, в сторону «книжки». Там некоторых людей хватали и избивали. При этом наша украинская дружина их защищала, кричала «не бейте их», и тут же появились опять милиционеры, которые начали кидаться на нас, прогонять и угрожать расправой. Потом подбежали наши самообороновцы и оттеснили от нас милиционеров.

Потом уже как таковых боевиков не было, народ начал разбегаться кто куда, кто-то попрятался по парадным, их потом самооборона выводила через строй. Милиция, как я видел, собралась в три небольшие кучки, зажалась под стеночкой и просто стояла. Единственно, что когда мы их погнали, я реально видел ситуацию, когда один из милиционеров... там были ребята в форме с нашивками, а были в форме, но без нашивок, но с намотанным красным скотчем на рукаве, так один из них одному из боевиков отдал свою дубинку со щитом, достал пистолет и тоже начал стрелять по людям (газовый был или травмат, точно не скажу).

Когда всех погнали, я смотрю, начальник выстроил всех этих милиционеров. Я подхожу к пацанам и говорю, что «я не журналист, мне просто для себя интересно, какой вам приказ дали — потому что вы стояли и ничего не делали. В наших парней стреляли, а вы стояли и не защищали их». А они в ответ тупо давили улыбки: «Сказали стоять и ничего не делать». Потом подбежал их начальник со словами «уходи давай». И какой-то с красным скотчем выбежал, подошел к ним, а этот начальник его спрашивает: «А ты вообще кто такой? Ты из какой части?», и тот сразу куда-то спрятался. Явно был какой-то левый. Почему у них была милицейская форма и почему они были среди милицейских, непонятно.

Новости Украины – From-UA: - Как Вы прокомментируете официальную информацию МВД, что люди в Доме профсоюзов сами себя подожгли?

Игорь Одесса: - После событий на Соборной площади было понятно, что на Куликовом поле никакого Антимайдана не будет, что их палатки снесут. Причем, пока мы шли, из каждого дома выходили люди и присоединялись к этому шествию, когда они подошли к антимайдановцам, то начали ломать их баррикады, сворачивать их палатки. Подожгли одну палатку, в которой, видимо, взорвался какой-то газовый баллон, оттуда повалил черный дым, и народ отошел от Дома профсоюзов. Туда какое-то время вообще никто не подходил.

При этом люди, которые были внутри Дома профсоюзов, начали очень активно закидывать входную дверь изнутри кучей деревянных палок и столов. Когда дым рассеялся, народ начал подтягиваться ближе к дому, а те, которые были внутри, получается, сами и подпалили входную дверь, которая выходит на Куликово поле.



Причем в Доме профсоюзов три входа (там вход на пожарную лестницу, задний вход и передний вход на Куликово поле). Туда что зайти, что выйти оттуда может даже 10-летний ребенок совершенно спокойно. Это не какая-то крепость или бункер, там нет никакой сложности войти или выйти оттуда.

С правой стороны от входной двери с проукраинской стороны пытались кинуть какие-то бутылки с бензином, но это были жалкие попытки. Одна бутылка просто не долетела. Там какие-то ребята донесли еще пару бутылок из тех, которые разливали девчонки еще в центре. Одну докинули, она попала над окном первого этажа и сразу потухла. А что такое бензин: поджигаешь — мгновенная вспышка — и все, он выгорает моментально. А «молотов» когда делается — там нужна тряпочка, кислота, мазут, чтобы оно тлело, а этого всего не было, там просто разливали бензин по бутылкам. Там большая часть этих так называемых «молотовых» вообще не загорались: тряпочка вылетала, бензин разливался, а бутылка просто разбивалась.

Новости Украины – From-UA: - То есть получается, что люди в Доме профсоюзов сами себя заблокировали и подожгли?

Игорь Одесса: - Основную дверь – да. Мы потом заходили со своими знакомыми через черный вход, они и его, точнее, пролет между первым и вторым этажом, заблокировали столами. Наши уже уговаривали их, мол «успокойтесь, сдавайте оружие, нас же все равно больше, чего вы начинаете паниковать?», а они крыли нас матом и отстреливались. Покрыли нас матом, кинули в нас две петарды, закрыли дверь и ушли. После этого туда даже никто не пытался войти, потому что никто не хотел лезть на рожон.

А с крыши Дома профсоюзов кидались «молотовыми», сваренными «ежами», камнями. Там некоторых, которые пытались подойти ближе, очень сильно травмировало, потому что если тебе в голову с пятого этажа падает камень или железный прут, то... а уже только потом, через какое-то время, очень сильно начало гореть само здание со второго этажа. Причем оно начало гореть с одного окна.

Знаете, как обычно бывает, когда начинается пожар с какого-то очага, а потом огонь охватывает постепенно все, а здесь четко точечно начало гореть по всему второму этажу через одно окно. Стали кричать «помогите, спасите!», люди с проукраинской стороны пытались подбегать, а эти еще продолжали кидать, стрелять из окон, пока не начался очень сильный пожар. Люди пытались им принести какие-то лестницы, веревки, а они продолжали кидаться.



Что меня очень сильно насторожило — люди, которые пытались выпрыгнуть из окон. Представьте себе человека, который хочет выпрыгнуть: стоит человек, он пытается выпрыгнуть через окно, он как-то свешивается, группируется, пытается на что-то приземлиться. А они не прыгали, они просто падали, как будто уже были мертвые. Как мешки: выходит и просто падает вниз.

Новости Украины – From-UA: - Так, может быть, это было из-за состояния шока оттого, что они сильно обгорели?

Игорь Одесса: - Даже если человек обгоревший, он соображает, что делает, он все равно как-то группируется, это банальный инстинкт самосохранения. Даже когда младенца бьешь по кроватке, он инстинктивно поджимает руки, ноги под себя. А эти просто падали мешками вниз головой. Ни один человек не будет прыгать на асфальт вниз головой. Я лично думаю, что те, кто выпадал из окон и разбивался, они уже были мертвые. Такое ощущение, что трупы уже выкидывали из окон, чтобы потом сказать, что люди выбрасывались, и никто им не помог. Живой человек так падать не будет. Либо надо быть в полном бессознательном состоянии, либо надо быть трупом.

Новости Украины – From-UA: - Какие еще странные моменты, как этот, Вы для себя отметили на месте событий?

Игорь Одесса: - Милиция точно была переодета, как я уже сказал, ребята были в форме, но без нашивок. Но опять же, поймите меня правильно, когда толпа в панике, когда около тебя падает простреленный человек, у которого вываливаются кишки, особо много не позамечаешь. После того, как начался сильный пожар и людей уже начали оттуда выводить, я уже сказал, что уже, в общем, все понятно, развернулся и ушел.

Новости Украины – From-UA: - Какое сейчас настроение у горожан и какая ситуация в целом в Одессе?

Игорь Одесса: - Сейчас все достаточно спокойно. Раньше, когда был это Антимайдан, народ на улицы особо старался не выходить. У меня такая работа, что приходиться задерживаться допоздна — до 10, до 11 вечера, и я иду пешком практически через весь центр города. Раньше людей было мало, а если и были, то все какие-то стремные. Идешь, видишь группу людей, и, слава Богу, если слышишь украинское слово, — значит, это нормальные люди.

А сейчас все достаточно спокойно: сидят в парках, пьют пиво, целуются с девушками, гуляют. Какие-то еще поползновения в соцсетях есть, но на них уже давным-давно забили, просто дали понять, что уже в милиции не ваши «папики», которые вас защищали, а нормальные, адекватные люди, и если вы будете сильно сопротивляться, то вас просто всех пересажают.

 

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале