Что ждет Украину в социально-экономической сфере осенью и возможен ли на этой почте всеукраинский бунт, в эксклюзивном интервью с корреспондентом интернет-издания Новости Украины – From-UA обсуждал народный депутат ВР VI созыва, политический деятель Тарас Чорновил.

Новости Украины – From-UA: - Тарас Вячеславович, добрый день! В последнее время в социальных сетях все чаще стали появляться негативные сообщения в адрес нынешней власти. Кроме этого, в некоторых СМИ стали писать о нарастающем общественном недовольстве действиями политиков, а также о том, что осенью на почве этого возможен социальный взрыв. По Вашему мнению, если ли основания так думать, и как Вы прокомментируете такую информацию?  

Тарас Чорновил: - Начну с позитивного. Основная тема сейчас, которая рьяно обсуждается,  — это военная и сфера безопасности — здесь стабильное улучшение: от абсолютного паралича и государственной измены, которые были до президентских выборов, к нормальной деятельности. То есть в этих сферах мы постепенно превращаемся во что-то наподобие государства Израиль, которое должно жить в состоянии постоянной угрозы и реагировать на нее. В этом плане у нас все в порядке. Может, могут быть предупреждения, что что-то не так делается, или не вся информация нам известна, или действительно есть какие-то ошибки и недочеты, но они носят временный характер.

И есть другой вопрос на повестке дня — это так называемый общий антикоррупционный блок. Он достаточно широкий и включает в себя и вопросы люстрации, и антикоррупционной деятельности и т. п. Вот этот блок, на мой взгляд, может стать миной замедленного действия для сегодняшней власти, которая представлена сегодня Кабмином. Не проплаченные, а реальные протесты могут быть самыми взрывоопасными. Мы все поменялись и ждем другого от власти. Мы не ждем моментального золотого дождя, небесной манны или молочных рек в кисельных берегах. Мы очень хорошо понимаем ситуацию. И большинство людей, даже среди тех, кто традиционно выходит на митинги «пустых кастрюль», условно говоря, в таких акциях пока участия не принимают.

То есть понимание, что причины социальных недугов на данный момент не зависят от власти, очень сильное. Но в то же время мы ждем от власти, чтобы она стала честной. Мы еще в феврале требовали техническое правительство, а не по квотному принципу мафиози, который по-русски звучит так: «Это наша корова, и мы ее доим». Неизвестно, правда, чем они заслужили свои должности на Майдане, но, по крайней мере, два министерства нас доят — Министерство экологии и аграрное.

В аграрном я уже наслушался. Ко мне подходят люди и говорят, что при Швайке коррупция стала намного хуже, чем даже была раньше. Раньше там была хоть какая-то система, там не добивали бизнес, там давали развиваться, а потом уже только обирали. А сейчас, говорят, стало еще наглее и откровеннее. Раньше еще старались как-то так сделать, чтобы не навредить экономике государства, а сейчас все делается просто на уничтожение. Поэтому в данной ситуации направление антикоррупционной деятельности, честности власти может привести к мощному взрыву.

Он пока не происходит потому, что общество добилось того, что все-таки пройдут досрочные парламентские выборы. И есть серьезные надежды на то, что после них некоторые персонажи, которые сегодня в исполнительной власти, в Кабмине, туда не попадут. Нет серьезных претензий к Яценюку, хотя они уже и витают в воздухе, но это больше касается не столько социальной политики, сколько кадровой. Надо навести порядок в кадровых вопросах, чтобы там были честные люди. Если после выборов сложится коалиция, которая будет действовать по-старому, если опять всякие «швайки» будут заниматься инфраструктурой, которые не имеют к ней никакого отношения, но кто был в бизнес-команде Яценюка, тогда будет взрыв. Я так думаю, что он начнется с аграрной сферы, где такие вещи наиболее чувствительны, а дальше — больше. Так что в этом блоке — полный провал.

Плюс не произошла реальная люстрация судебной системы. Никто не знает, как к этому подступить. Самый доступный способ — заявить, что все судьи, которые есть в Украине, подпадают под презумпцию невиновности, но в то же время каждый из них должен доказать, что он честный или освободить место, и потом на эти места набрать новых.

Но надо понимать, что, во-первых, этот акт полностью антиконституционный, это надо было делать на волне революции — в конце февраля-начале марта, а теперь уже никто на это не пойдет. Во-вторых, надо понимать, что в таком случае на 1,5-2 месяца судебная система будет полностью парализована. Поэтому вопрос как разобраться  с судебной властью — висит в воздухе.

Во всех других сферах разобраться можно, была бы политическая воля. Просто у правительства ее нет.

Новости Украины – From-UA: - Тарас Вячеславович, вопросы коррупции и люстрации волнуют украинское общество, но они все же, сегодня стоят не на первом месте из тех причин, которые реально могут всколыхнуть народ. Тут скорее речь идет о социально-экономических и финансовых вопросах, которые наращивают сегодня всеобщее недовольство. Выдержит ли украинский народ этот кризис? 

Тарас Чорновил: - Знаете, люди действительно ощущают социально-экономический удар от падения гривны, и очень болезненно. Но давайте вспомним: когда падение было хотя бы на одну гривну — какие поднимались протесты, никем не проплаченные. Если возникали какие-то проблемы с транспортом — какая поднималась буря шума. Сейчас намного более сильное падение социальных стандартов, но все, в принципе, очень хорошо понимают, кто в этом виноват.

И мне кажется, что при том, что украинская власть проигрывает России информационно по всем фронтам, люди оказались умнее и при всем при том не хотят подыгрывать оккупанту. Есть понимание того, что гривна упала не потому, что власть плохая, а потому что Украина постоянно дестабилизируется, что нет прихода валюты, инвесторов. Кто-то это понимает в научном смысле, кто-то намного проще — что страна, которая вынуждена постоянно вести войну, не может нормально сдерживать валюту, что она не может содержать экономику. Все понимают, что из Донбасса деньги в бюджет не поступают, но на АТО, на восстановление идут миллиардные суммы. То есть всем понятно, кто в этом виноват — не Яценюк или Порошенко, а Путин. Поэтому весь негатив, в том числе и в русскоговорящих регионах, все больше обращается на Путина, Россию, рашизм — российский фашизм и т. п.

То есть даже при отсутствии соответствующей пропаганды со стороны украинской власти люди сами разобрались. И поэтому на сегодняшний день пока нет мощных акций именно социального характера. Те акции, которые мы видим... Знаете, я лично наблюдал, как стоит народ и гремит кастрюлями, а потом подходит и получает в конвертиках деньги. Это все известно. То же касается и сегодняшнего Майдана: они идут на пикеты и на проплаченные митинги, в том числе и социального характера. Более того, появляются сведения, что нынешний Майдан, давайте называть вещи своими именами, — Антимайдан, финансируется при помощи Медведчука. Это уже абсолютно 100%-но российский проект, который действует на социальных акциях, но он ни разу не создал эффект волеизъявления.

Помните, когда при Ющенко (а тогда Тимошенко была премьер-министром) повысили транспортные сборы — точку кристаллизации создала определенная общественная структура, которая объединила группу водителей. Они начали акцию — и она взорвала всю Украину: огромные колонны из автомобилей перекрывали дороги до тех пор, пока не заставили власть снизить эти суммы. И тогда моментально возник эффект волеизъявления, а в данном случае эффект нарастания негативных настроений ни разу не возник. До бесконечности это продолжаться не может, то есть в какой-то момент это произойдет, когда точка кристаллизации, когда скидываются за деньги извне, даст свой эффект.

Но бедность, недуги, сколько бы нам ни рассказывали теоретики марксизма-ленинизма, не являются основным стимулом революционной ситуации. Для ее возникновения необходимы две вещи. Почему революция в 2004 году произошла на пике подъема экономки в Украине? Лучших годов, чем 2003-2004, не было, но революция произошла, потому что вдруг оказалось, что некоторые части населения хотят иметь нечто большее, чем просто кусок хлеба. Они хотят иметь свободы, права и т. д. Это один момент.

И второй момент, при котором возникает революция, — это откровенная несправедливость. Любой социальный бунт, который будет иметь нарастающий эффект и распространение, может возникнуть в Украине на почве реально очень тяжелого социального положения, в случае прямой несправедливости. Я могу назвать точки, где это сможет произойти. Условно говоря, затягиваются тендеры по закупке определенных лекарств, от которых умрет большое количество детей. Родители собираются, добиваются, и параллельно с этим прорывается информация, что в Минздраве проворачивают какие-то хитрые схемы, на которых зарабатывают миллионы долларов. Автоматически может произойти взрыв, который, возможно, и не будет всеукраинским, но который будет носить очень серьезный характер, который всколыхнет общество. Или, например, в области сельского хозяйства: когда предприниматели видят, как министр берет деньги и как там жируют. То есть социальный взрыв может быть там, где точкой кристаллизации будет факт коррупции, несправедливости, воровства ветвей власти.

Новости Украины – From-UA: - Тарас Вячеславович, а Вы сам, как киевлянин, что скажите непосредственно о власти в столице и настроениях ее жителей? Какие есть проблемы, которые больше всего вызывают недовольство?

Тарас Чорновил: - Их три, хотя уже можно сказать две, так как третью почти удалось разрешить. Первая — Кличко, вторая — отсутствие горячей воды, и третья — Майдан.

Кличко. Для меня загадка — какого черта он поперся на эту должность? Это не его дело. У него была хорошая, демонстративная должность — лидер парламентской фракции, мощной, влиятельной, у которой было большинство в парламенте после революции. Он оказал услугу Порошенко, которая очень сомнительна по результативности. Ему тогда политтехнологи посоветовали очень хорошую вещь: быстро выскакивать из президентской кампании, потому что его рейтинг падал катастрофически. И не факт, что если бы Кличко не снял свою кандидатуру, он бы не оказался где-то между Ляшко и Гриценко, где-то на 4 или 5 месте, а Порошенко даже в этом случае победил бы в первом туре. Падение Кличко происходило просто какими-то катастрофическими темпами, этого политология пояснить просто не может.

Возможно, произошло какое-то психологическое отторжение. Он был в жесткой связке с Януковичем: есть человек, который может победить Януковича, и все готовы были делать ставку на Кличко. Януковича не стало — перестал существовать и Кличко. Но его услуга Порошенко была хорошей, красивой, но репрезентативно очень слабой: он очень мало что добавил ему и вряд ли бы много забрал, ведя такую вялую кампанию.

Поэтому сейчас он как человек из команды, которая якобы помогла серьезно президенту, как лидер фракции может влиять на многие вещи. Расчет на то, что пост мэра Киева может стать хорошей площадкой на следующие президентские выборы, я считаю, не совсем верным. Есть некоторые страны, где мэр столицы с большой долей вероятности может стать президентом. Но в Украине иная ситуация.

У нас президентом становится либо премьер-министр, либо особо активный деятель из правительства. Все-таки большинство наших президентов или серьезных кандидатов в президенты были либо премьер-министрами, либо занимали правительственные должности. Тот же самый Порошенко был министром иностранных дел, министром экономики. Но эти выборы все-таки были не совсем типичными для Украины, здесь сыграла психологическая роль Порошенко.

Но в нынешней ситуации пост мэра Киев дает Кличко очень слабый плацдарм. У нас провинция Киев недолюбливает, и это особенно заметно: чем больше разочарование в государстве, тем больше люди не любят столичных. Поэтому мэр столицы имеет большие проблемы.

Переходим к проблеме с горячей водой. Все понимают объективную ситуацию: Россия не дает газ, и не Кличко ведет переговоры по газу, понятное дело. Поэтому нужно экономить, чтобы потом не замерзнуть зимой. Все это понимают, но осадочек-то остается, поэтому прямой протест граждан в Украине не исключен — так называемый бунт бойлеров.

Многие пытаются решить эту проблему до осени, когда появится чуть теплая вода. Но осадочек остался, который сыграет свою роль на выборах, но не приведет к маршу киевлян. Массовых выступлений не будет, точно так же, как не будет и в связи с подорожанием транспорта и т. п.

А теперь то, что касается Майдана, или правильнее будет — Антимайдана, который наконец зачистили. Путину и Медведчуку, а также некоторым криминальным элементам удалось сделать то, что не получилось у Януковича — развернуть в самом центре Киева Антимайдан (это ни в коем случае не Майдан, я подчеркиваю). Он был прямой угрозой, потому что на осень готовятся очень серьезные дестабилизационные действия по всей Украине, и основные удары запланированы по Киеву. И иметь такой плацдарм в центре Киева для Путина, никем не контролируемый, куда можно завозить оружие, где дебилы-сотники за деньги приютят в палатках полк российских десантников и будут их защищать, — было бы просто недопустимо для какой бы то ни было страны.

Еще до зачистки Антимайдана я говорил о том, что с ним нужно делать. Его надо было с самого начала признать как зону террористической опасности — к тому же были сведения, которые говорили о терроризме: был найден гранатомет, патроны, гранаты, обнаружены российские паспорта. Плюс происходили захваты помещений, которые грабили бандиты. А бандиты, как мы увидели на Донбассе, становятся основным источником вдохновения и поддержки, кадровым резервом для террористических организаций. Это свидетельство того, что Антимайдан надо было ликвидировать и объединить его с общими идеями АТО: зачисткой, фильтрационным лагерем и персональной проверкой на причастность к террористическим организациям каждого, кто был там.

Что касается тех 12 помещений, которые захвачены этими бандитами, эти помещения надо одно за другим отрабатывать: ночью выезжает мощная бригада — СБУ, милиция, окружается Октябрьский дворец. Всех мордой в асфальт, всех загрузили в автозаки, проводится сепарирование: ты принимал участие в грабежах, ты — в рейдерских атаках, ты — крал людей, ты — убийца и т. д. — вы заключаетесь под стражу. Вы ни в чем подобном не замечены, но вы оказали сопротивление милиции, что есть уголовным преступлением, и вы незаконно удерживаете помещение — за это предусмотрена статья. Вы выходите на поруки, есть гарантия амнистии, но если вы во второй раз попадетесь в том или ином здании на Майдане, то как рецидивист вы будете заключены под стражу, и уже будет не амнистия, а реальный срок. После освобождения 2-4 таких помещений, вся эта банда на Майдане стала бы шелковой, они бы искали способов договориться и разбежаться.

И тогда надо было бы вылавливать их поодиночке и проверять, потому что 2/3 тех людей должны сидеть в тюрьме — это криминальные элементы или террористы, а треть — это алкоголики и бомжи. Но ничего этого не делается. Попытались, как всегда, провести рукам коммунальщиков зачистку, она провалилась. Сегодня там совет продажных сотников, эта группка дебилов, которые там собрались, команда дегенератов, дезертиров, которые прячутся от армии. Припоминаете, еще при и.о. Турчинове Гриценко сильно возмущался, как ему отомстили: как только он вернулся из Крыма, из плена, так ему первым делом вручили повестку в армию. Вот и на заседании совета сотников майдановцам надо вручить повестки. Здоровые мужики, жлобы, у которых нет никаких проблем. Идите и служите. Отказываетесь — заводится уголовное дело и садитесь в тюрьму. Элементарно. И Антимайдан исчез бы в течение 5 минут. После этого надо задействовать все возможности Генпрокуратуры и серьезные мощности местной милиции и СБУ. Я думаю, что у них уже есть распечатки телефонных разговоров про финансирование и другие вопросы. Киевлян там очень мало, только антисоциальный бандитский элемент. Все остальные — это приезжие безработные, которых надо гнать из Киева поганой метлой.

Новости Украины – From-UA: - И напоследок, какие у Вас прогнозы для Украины на осень?

Тарас Чорновил: - Вы знаете, у меня в армии был такой прапорщик, контуженный на всю голову, который, когда вытворял какую-нибудь дурь и у него спрашивали: «Товарищ прапорщик, чего это вы такое учудили?», он отвечал: «Ты не с умным шутишь, твою мать». Так вот и я вам отвечу примерно так же: «Мы не с умным шутим». У нас по ту сторону границы человек, у которого психические проблемы, который зовется Адольф Путин, и от этого бесноватого Адольфа можно ожидать всего. Сейчас он закручивает гайки в России. Россия планово готовится к полной изоляции, чтобы уничтожить в стране любое возможное сопротивление — и тогда можно начинать акции, которые закончатся страшным ударом по экономике и социальной сфере. Они все станут бедные, голодные, но при всем при этом они станут еще более опасными. Поэтому угроза вторжения есть.

И у нас может быть страшная проблема на Донбассе, которая растянется на месяцы, а, возможно, и на годы. Это может стать нашим Приднестровьем. Но для этого в Украину должны быть введены уже дивизии спецназа России в виде «зеленых человечков» без опознавательных знаков, которые будут профессионально воевать. Вероятность такого сценария тоже высока. Будет Россия продолжать гибридную войну или осуществит прямое вторжение — мы не знаем, поэтому спрогнозировать, что будет осенью, я не могу. В социальном плане ситуация будет тяжелая, но если не будет обострения войны, она будет не катастрофической, а просто тяжелой.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале