О том, какие реформы предлагает новоиспеченная парламентская коалиция и какой от них будет толк, корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA в эксклюзивном интервью рассказал политолог Юрий Кочевенко.

Новости Украины – From-UA: - Юрий, как Вы оцениваете содержание коалиционного соглашения?

Юрий Кочевенко: - Самое первое, на что обращаешь внимание, это большой-большой оборонный блок, что, в принципе, для нашей истории было нехарактерно. Это очень показательно — в какой ситуации находятся и страна, и общество, если все, что связано с обороной государства, вышло на первый план и занимает фактически половину коалиционного соглашения.

Еще хочу из важного отметить, что я позитивно оцениваю блок о децентрализации, хотя, конечно, он мог бы быть и больше, и глубже. Так и не решены вопросы, связанные с порядком выборов в местные советы, с возвращением Киеву районных советов, что многие кандидаты в народные депутаты обещали перед парламентскими выборами. Это для меня главные маркеры в этом КС.

Что касается энергетики, энергонезависимости, сельского хозяйства, судебной системы и правопорядка — эти наборы деклараций кочуют из парламента в парламент, от одного президента к другому, из одной политической программы в другую. И вообще, если взять наш политический сектор по программам, то кардинально друг от друга отличаются только коммунисты. Все остальные находятся в рамках капитализма, и правые иногда отличаются какими-то экзотическими вещами, связанными с признанием украинцев титульной нацией и т. п.

Но по сути, в том, что определяет государство, мы уже пришли к той же форме, как и в США: неважно, демократы или республиканцы — резкого поворота курса уже не будет. В начале 90-х теоретически был возможен красный реванш. Если бы коммунисты победили, то страну бы действительно ждали глубинные изменения во всех социальных и экономических отношениях. Но нас это не ждет, и, собственно говоря, основная линия раздела оппозиция-власть в предыдущем сезоне была по линии исключительно одного момента — внешней политики, и то только в ключевых моментах, потому что предыдущая власть так же декларировала евроинтеграцию и евроориентацию.

Еще мне нравятся (правда, я не знаю, откуда взяты эти даты), что по многим позициям соглашения стоят дедлайны, по которым можно будет отслеживать, что сделал или не сделал парламент. Депутаты, кстати, эти дедлайны сами установили, никто им их не навязывал, и таким образом мы можем проследить за тем, как это реализуется.

Новости Украины – From-UA: - Учитывая экономический кризис в Украине и войну на востоке, почему ускоренное экономическое развитие стоит на восьмой позиции в коалиционном соглашении? То есть получается, что реформы судебной системы и правопорядка сейчас важнее того, как будут выживать украинцы?

Юрий Кочевенко: - Логика парламентариев заключается в том, что они, в первую очередь, стараются отобразить и оправдать запросы общества в данный момент. Несмотря на катастрофическую ситуацию в экономике, на повестке дня, которую формируют в том числе и СМИ, и политики, экономика находится даже не в первом эшелоне. То есть нам смогли «правильно» промыть мозги, чтобы для нас это было не первостепенной важности.

Соответственно, политики, понимая, какие сейчас запросы у избирателей, таким образом и выстроили систему. Поэтому и идет война, идет борьба с коррупцией, изменение системы внутри страны, и уже как результат этих двух предыдущих успешных решений будет решение по выходу экономики из кризиса — это та логика, которой они следуют. Хотя правительство в первую очередь должно решать экономические вопросы.

Новости Украины – From-UA: - Насколько своевременны предлагаемые новой парламентской коалицией реформы?

Юрий Кочевенко: - О своевременности я вам уже частично ответил, говоря о запросах общества. Но, с другой стороны, понимаете, наша власть почему-то все время уходит от глобального стратегического планирования. Не хочет она этим заниматься, не хочет она представить книгу, которая бы называлась «Украина-2050» — чтобы создать некий стратегический вектор, чтобы мы могли понимать, что будет через 5 лет, через 10, через 20.

«Сбербанк России», например, имеет стратегию своего развития на 100 лет. И мы, как страна, тоже должны это сделать. Мы ведь не являемся астероидом, который летит в космосе, мы вовлечены в мировые процессы — это первое.

Второе: я вначале обратил ваше внимание, что меняются лица, ярлыки, а суть курса государственного неизменна. Нужны какие-то глубинные социальные потрясения, которые бы вывели на кардинальную смену вектора развития общества, чтобы мы пошли по какому-то северокорейскому или китайскому пути.

Не так уж и много в мире моделей развития общества, из которых можно выбирать. 90 % Земли развиваются по западной модели. Если стратегия подчинена здравому смыслу, то, конечно, могут быть коррекции в тактических вещах — в ЕС вступаем сегодня или через полгода, потому что надо что-то подготовить, но вопрос однозначен: мы вступаем в ЕС. Затем — когда мы перейдем на евро? То есть из одного направления сразу один за другим выстраивается целый вектор. Когда мы читаем или коалиционное соглашение, или «Стратегию президента — 2020», возникает вопрос: а что потом, через пять, десть, двадцать лет? Получается, что потом и подумаем.

Новости Украины – From-UA: - Как Вы думаете, насколько реформы, представленные в коалиционном соглашении, будет эффективными?

Юрий Кочевенко: - Невозможно революционным путем привести к глобальным изменениям в сознании общества. Обществу можно репрессивными методами навязать что-то, но эти репрессии должны быть чудовищных масштабов и длительного периода. А в целом, даже если и происходит революция, но если общество не готово к переходу на новые, предлагаемые революцией решения, оно все равно потом выруливает обратно. Примеров масса, начиная от Французской революции и заканчивая большевистской — большевики вынуждены были вернуться к НЭПу, то есть к тому, против чего они восставали.

И только репрессивным аппаратом Сталин смог развернуть машину. И что произошло? Уже в 70-е годы вернулись хозрасчетные предприятия и т.д. — то есть опять начало гнуться в обратную сторону, что привело к экономическому краху. Так и здесь.

Мы уже имеем определенное общественное сознание с советским бэкграундом, и надо работать с ним. Элита, которая ставит себе такие амбициозные задачи, чтобы народ голосовал не за гречку, а думал мозгами, должна ставить себе именно стратегические задачи. Не майданом единовременно, а развиваться и работать, то есть понимать, что мы имеем, к чему мы хотим прийти и как этого достичь — вот три вопроса, на которые надо иметь четкие ответы. На данный момент наша политическая элита сознательно не хочет на эти вопросы отвечать и сознательно не хочет идти по этому пути.

Та обновленная часть Верховной Рады, которая сейчас пришла после выборов, вряд ли сможет переломить ситуацию и, скорее всего, будет поглощена системой: кто-то куплен, кто-то информационно утоплен. Для меня вся суть президентства Порошенко была выражена в его нежелании принять новый закон про выборы. Или принимается новый закон про выборы и качественно обновляется парламент, или парламент выбирается по старому закону и так, как это удобно президенту.

Это избирательный закон был принят еще Януковичем, потому что мажоритарщики всегда тяготеют к власти. Мы имели пример в 2002 году, когда блок Ющенко, выиграв, в итоге оказался в меньшинстве, потому что провластный блок «За единую Украину», заняв только третье место по спискам, за счет депутатов-мажоритарщиков сформировал большинство. Ту же историю мы имели в 2012 году, когда совокупно т. н. демократические силы — «Батькивщина», УДАР и «Свобода» — получили больше голосов по списочной части, но опять-таки за счет мажоритарщиков было сформировано большинство Партии Регионов. Ту же самую историю мы повторили и сейчас.

То есть президент между развитием общества, его эволюционным сдвигом и послушным парламентом выбрал послушный парламент и укрепление своей власти. У него были все возможности пролоббировать этот закон, он просто сделать этого не захотел. А парламент это поддержал, потому что тоже, конечно, этого не хотел. И мы сейчас видим, какие «прекрасные» люди поизбирались по мажоритарным округам. Именно потому, что они такие «прекрасные», они будут голосовать так, как скажет президент, потому что он может, фигурально выражаясь, им и пальцы в дверях зажать — и сразу пойдет и прокуратура, и СБУ, и все им вспомнят. Поэтому они будут сидеть и нажимать кнопки так, как им скажут.

Новости Украины – From-UA: - Тогда при таком раскладе, как Вы описали, господин Кочевенко, будут ли воплощены в жизнь реформы коалиционного соглашения? Ведь что-то может пойти не «по плану», да и коалиция уже может быть не та… К слову, она вообще может развалиться.

Юрий Кочевенко: - Это разные вещи — развал коалиции и реализация реформ. Могут быть реализованы реформы и при этом развалена коалиция. А может коалиция прекрасно существовать, но при этом не будет проведена ни одна реформа. Эти вещи не такие взаимозависимые, как кажется на первый взгляд.

Для того, чтобы реализовать любую реформу, нужна ее социальная необходимость, взаимное доверие между властью и народом и желание власти, элиты эту реформу довести до конца, а не имитировать. Если есть это желание — неважно, какая коалиция и кто министр. Важно, чтобы на это работали все элементы государственного механизма и парламент, который принимает законы, и Кабмин, который принимает государственную программу, который принимает постановления для реализации этой программы, и местные администрации, которые принимают от Кабмина эти постановления и уже конкретно на местах проводят это реформирование.

Закон сам по себе ничего не реформирует. Принятие закона не изменит взаимоотношения между водителем и гаишником, между КРУ-шниками и директорами госпредприятий. У нас революция уже полгода как победила — как была такса для налоговой, так и осталась, еще и больше стала. Чтобы что-то изменить, нужен комплекс мероприятий.

Нельзя это сделать, если не будет реформы местного самоуправления. Нельзя, чтобы на местах чувствовали бесконечную вертикаль власти. Чем меньше уровень распоряжения деньгами, тем меньше уровень коррупционных схем. Надо оставлять налоги на местах. Легче собраться жителям дома, чем жителям района. Легче собраться жителям района, чем жителям страны, и, соответственно, проконтролировать того или иного чиновника. Когда деньги из какой-то области приходят в Киев, проходят через Минфин, через Казначейство, а потом неизвестно как возвращаются, очень легко украсть. А когда мы знаем, что у нас живет тысяча человек, из них 500 работают, которые заплатили подоходный налог миллион гривен, тогда мы разберемся, кто и куда эти деньги дел. Это легче сделать, чем решить через Майдан.

Но тогда и не будет через Киев идти такой денежный поток, не будет вся страна ехать в столицу работать. Ведь это ненормально. Для меня реформа местного самоуправления — основа всего остального. Если они этого не сделают, то плевать я хотел на снятие неприкосновенности, на порядок импичмент президенту. Это все слова. А что нужно сделать реально — это взять кусочек власти у себя и отдать его на места. Хватит ли у них государственного мышления и политической ответственности это сделать или нет — вот это будет самым главным показателем.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале