О перспективах социально-экономического развития Донбасса после окончания военного конфликта в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал доктор экономических наук, заведующий кафедрой международной экономики Донецкого национального университета (г. Винница) Юрий Макогон.

Новости Украины – From-UA: - Добрый день, Юрий Владимирович! На данный момент Донбасс почти полностью выпал из украинской экономики – основная его часть захвачена сепаратистами, а остальные населенные пункты также подвергаются разрушениям. Как Вы считаете, насколько тяжело Украине без экономических мощностей Донбасса?

Юрий Макогон: - Я не совсем согласен с утверждением, что Донбасс выпал из украинской экономики. Значительная часть металлургического комплекса Донбасса сосредоточена не в городах на оккупированных территориях, а в Мариуполе. Два крупных металлургических гиганта – «Азовсталь» и Мариупольский металлургический комбинат имени Ильича, сегодня находятся под юрисдикцией Украины. А под контролем ДНР фактически находится только одно предприятие – Донецкий металлургический завод. Енакиевский металлургический завод находится по линии размежевания сторон. Коксохимический завод в Авдеевке также подконтролен Украине, однако из-за регулярных артобстрелов он частично находится в неработоспособном состоянии. На подконтрольных сепаратистам территориях располагаются в основном шахты и мелкие предприятия угольной промышленности.

Схожая ситуация и с тяжелым машиностроением. «Азовмаш», Новокраматорский и Старокраматорский машиностроительные заводы, Краматорский завод тяжелого станкостроения, «Энергомашспецсталь» - все они также находятся на территории Украины. То же касается и Артемовского завода по обработке цветных металлов. Поэтому утверждать, что значительная часть промышленных предприятий очутилась под контролем ДНР и ЛНР, не совсем корректно.

С другой стороны, Донецк и Луганск, как областные центры, в которых работают различные организации и банки, сегодня оккупированы, не связаны с Украиной и не могут выполнять функции финансовых расчетных центров. Также парализована инфраструктура железных дорог. Об авиатранспорте даже не хочу говорить, здесь и так все очевидно: Луганский аэропорт и Донецкий аэропорт имени Сергея Прокофьева полностью разрушены. Вот это, безусловно, очень серьезные и негативные факторы в сегодняшней жизни Донбасса.

Новости Украины – From-UA: - Как собрать все предприятия и финансовую систему Донбасса в одно целое при нынешней ситуации? Ведь без них та же промышленность нормально работать не сможет.

Юрий Макогон: - Как бы странно это ни звучало при данной ситуации, но уже в течение двух месяцев я работаю в составе группы при Донецком областном совете по формированию стратегии развития Донецкой области. При разработке документа мы отталкиваемся от двух посылов.

Первый – в области существуют отрицательные результаты приведения в негодность или выведения из строя определенного процента реальных активов основных производственных фондов. В то же время для экономического расчета мы не разделяем Донецкую область на подконтрольные Украине или ДНР и ЛНР территории, а рассматриваем ее как единую территорию и разрабатываем общую комплексную стратегию.

И второй наш посыл в разработке стратегии Донецкой области состоит в том, что 12 февраля были подписаны новые Минские соглашения. Мы надеемся, что они будут реализовываться в полной мере, и тогда можно будет перейти к переговорам в экономической сфере. Всем нужно понимать, что основные производственные фонды или активы, которые находятся в различных городах и подконтрольны различным властям, являются субъектами. Их представители принимали участие в рабочей группе в Минске и предварительно подписали технический элемент соглашения. То есть они, как участники переговоров, уже вполне реально воспринимаются как субъекты, в том числе и экономические.

В составлении нашей стратегии мы стараемся связать все это в единое целое для взаимного блага всего населения области. Нам следует спокойно выстроить схему работы всей инфраструктуры Донбасса: железнодорожной, автодорожной, водопроводной, канализации, обслуживания свалок по переработке отходов. Отдельное внимание следует уделить возобновлению работы энергосистемы Донецкой и Луганской областей, поскольку часть электрогенерирующих станций находятся на территории Украины, а шахты, поставляющие энергетический уголь, - на территории ДНР и ЛНР.

Вот эти вопросы нужно проработать. Мы должны пойти по пути снижения этих барьеров для того, чтобы реинтегрировать экономику Донбасса в экономику Украины. Это очень важно сделать, ведь Донбасс – это пятая часть промышленного производства и четвертая часть бывшего экспорта нашей страны.

Новости Украины – From-UA: - А Вы уверены, что сепаратисты захотят убрать возникшее торговые барьеры с Украиной и позволят возобновить целостную схему работы инфраструктуры Донбасса?

Юрий Макогон: - Дело в том, что здесь ни у одной из сторон нет четкой единой позиции. Со стороны Украины взаимодействие с сепаратистами по-разному оценивается даже в середине парламентской коалиции и правительства. У сепаратистов существуют свои группы интересов. Есть среднее, умеренное крыло, которых можно назвать «политиками», а есть радикальное – это «военные». Есть и те, кто готов идти на компромисс и прекрасно понимает, что, находясь в сложившейся за годы независимости уже почти четверть века экономике Украины, вырвать отдельно взятое звено, даже такое самодостаточное, как Донбасс, невозможно. Потому что все связано инфраструктурно и логистически: железные и автомобильные дороги, энергообеспечение, газоснабжение, водоснабжение. Об этом обязательно нужно помнить.

Кроме того, целый ряд производимых на Донбассе товаров рассчитан на экономическое пространство Украины. Наша область получает целый ряд сырья и материалов для своего производства с территории, как ее сегодня называют, «материковой Украины». А владеющие рядом предприятий фирмы, концерны, промышленно-финансовые группы, находятся на географически достаточно большой территории страны. Взять хотя бы те же «Систем Кэпитал Менеджмент» или «Индустриальный Союз Донбасса» - их предприятия сосредоточены не только в Донецкой области, а разбросаны в разных городах и тоже разделены линиями противостояния.

Если произойдет отвод техники и наступит мир, между Украиной и самопровозглашенными республиками обязательно будет ставиться вопрос о налаживании и возобновлении общего социально-экономического пространства. Ведь сепаратисты тоже хотят, чтобы на их территориях люди работали и получали зарплаты и пенсии. Особенно это касается тех людей, которые не могут выехать из оккупированных территорий не потому, что придерживаются каких-то политических идей, а потому, что там у них там находится единственное приобретение за всю жизнь – квартира или дом.

Лично я, как экономист, вижу только такое решение проблемы, и подавляющее большинство моих коллег придерживаются такого же мнения. Люди моего круга поддерживают мирный процесс, поиск компромисса и сотрудничества между противоборствующими сторонами.

Новости Украины – From-UA: - Сегодня большая часть шахт находится на территориях, подконтрольных ДНР и ЛНР. Часть из них остановлена, часть затоплена. Поставки угля на Украину идут по непонятным схемам и тоже не за бесплатно. Как решается эта «угольная проблема» для предприятий Украины?

Юрий Макогон: - Существует два вида угля: коксующийся – для металлургов и энергетический – для электростанций. Если бы украинские электростанции нормально работали, у нас был бы избыток производимой электроэнергии. Я просто имел в виду, что Донбасс не полностью выпал из украинской экономики. И та часть, которая не выпала, нуждается не только в восстановлении, но и в налаживании связей с руководством и предприятиями территорий ЛНР и ДНР.

Новости Украины – From-UA: - Кстати, город Антрацит находится на оккупированной территории Луганской области. Как наладить поставки этого вида угля, ведь он тоже нужен Украине?

Юрий Макогон: - Украине нужен не только антрацит, но и все виды и марки угля. Антрацит – это наиболее высококалорийный и высококачественный уголь, который до войны шел и на экспорт. В целом, у нас каждая шахта немного отличается маркой угля, каждая имеет свои особенности. На одних добывается энергетический уголь, на других – коксующийся. Они нужны все в полной мере для того, чтобы работал весь промышленный комплекс: энергетический, коксохимический, металлургический, машиностроительный и просто химический. Эти отрасли очень тесно переплетены между собой, и все обслуживаются железной дорогой, которая сегодня также находится в катастрофическом состоянии из-за боевых действий.

Новости Украины – From-UA: - А как сегодня работают металлургические предприятия в подконтрольных Украине городах? Где и как они берут уголь?

Юрий Макогон: - Я все время нахожусь в Донецке и воочию слежу за этим процессом. Хочу сказать, что вопреки боевым действиям и установленной военной линии соприкосновения сторон, промышленность продолжает работать. С подконтрольных ДНР и ЛНР территорий на украинские предприятия поступает сырье и необходимая продукция. Бизнес нашел выход из возникшей ситуации – и малый, и средний, и большой.

Конечно, без дополнительных издержек не обошлось. Сегодня многие вынуждены платить налоги и Украине, и ДНР, а также нести дополнительные затраты при пересечении линии разграничения. Однако не без труда и со сложностями, но за все время конфликта бизнес не останавливался ни на минуту. Кроме отдельных случаев, когда возникали непосредственные угрозы жизни людей и мощностям предприятий.

Новости Украины – From-UA: - Что конкретно и сколько потеряла Украина в связи с частичной утратой контроля над Донбассом?

Юрий Макогон: - Я думаю, что цифры появятся еще не скоро. Я рассказал только о части потерь. Донецкая область – это почти четверть экспорта и пятая часть промышленного потенциала Украины. Еще примерно одну треть дает Луганская область. Вот это и есть приблизительные потери.

Новости Украины – From-UA: - Допустим, политики и военные договорились, война закончилась. Люди возвращаются и начинают отстраивать дома и города. Но что делать с шахтами и заводами – промышленностью, которая не может существовать без дотаций из госбюджета?

Юрий Макогон: - Во-первых, нужно помнить, что только треть украинских шахт – государственные. С остальными шахтами ситуация следующая. Одна треть была закрыта по реструктуризации, но находится на государственном содержании. То есть они не добывают уголь, но финансируют консервацию шахт. Это тоже затраты бюджета, хотя и другого рода. И еще одна третья часть шахт находится в частных руках и дает ¾ от общей добычи угля. То есть она не «пойдет на поклон» к государству. Пусть государство не мешает этим частным собственникам – они отстроят шахты и возобновят выработку угля самостоятельно.

Новости Украины – From-UA: - То есть финансирование и отстройку шахт после окончания войны осуществят частные инвесторы?

Юрий Макогон: - Конечно. Они поднакопили «жирок» в офшорных зонах и сами найдут решение вопроса. Пусть им просто не мешает государство. Только бы побыстрее закончилась война и наступил долгожданный мир.

Новости Украины – From-UA: - А как сделать так, чтобы эти убыточные госпредприятия и отрасли не плодились и после войны? Ведь очевидно, что средств для их дальнейшей поддержки нет ни у Украины, ни даже у экономически ослабленной России. Вообще ни у кого.

Юрий Макогон: - Я не хочу подробно об этом рассказывать, так как это очень обширная тема. Мы сейчас просто уйдем в историю этого вопроса, которая совершенно не связана с нынешним военно-политическим кризисом на Донбассе.

Скажу коротко. Дело в том, что в свое время властями были приняты неверные экономические и политические решения о закрытии шахт. С этим просто надо смириться. Не очень осведомленные люди думали, что шахту можно просто так закрыть. Но полностью закрыть шахту нельзя! Шахта нуждается в обслуживании очень многие годы, а иногда и десятилетия – нужно постоянно следить за откачкой воды и накапливающимся в пустотах газом. Финансироваться эти мероприятия должны из госбюджета, при этом ничего не добывая. Это отдельная система т.н. «дотационного угля».

Шахты всегда были убыточными. Именно поэтому в свое время госпожа Маргарет Тэтчер в Великобритании, а также французы, немцы, поляки и частично венгры приняли решение о закрытии своих шахтных производств. Европа нашла замену этой индустрии. В этом же направлении еще во времена СССР начала двигаться и Украина. Мы еще тогда начали выводить шахты Донбасса из эксплуатации в тех объемах, в которых они когда-то существовали. Тем более, что на российской территории Союза были найдены богатые залежи угля – многометровые пласты, где уголь можно добывать открытым способом. На Донбассе была освоена и применялась концепция заменяющего производства: либо новая шахта заменяла старую, либо рядом создавалось производство, которое привлекало «рабочие руки».

Однако сегодня в нашем государстве эта программа не действует. Главная причина традиционна - отсутствие финансирования. У Англии в свое время такие возможности были. Мы взяли их подходы, но просто не учли те расходы, которые необходимы для реализации этого проекта. Поэтому сегодня наша власть должна разработать программу реструктуризации шахт. Да еще и такую, чтобы при этом не спровоцировать социальный взрыв и повальную безработицу среди шахтеров.

Кстати, именно в противовес закрытию шахт и появились «копанки»: люди достали карты и начали добывать уголь там, где он был удобен для ручной выемки. Однако такая добыча, конечно же, не может полностью заменить современные мощные угольные предприятия. Тем более, что в нелегальных ручных «копанках» отсутствует охрана труда и другие вещи, которые очень важны при организации такого вида работы.

Новости Украины – From-UA: - А как научить людей, которые еще вчера махали лопатой-киркой в шахте или стояли за станком на заводе, заниматься другими видами деятельности? Как их переучить и кто этим должен заниматься?

Юрий Макогон: - Закрытие шахт показало, что переучить людей зрелого возраста, которые всю жизнь проработали на таких видах производства, практически невозможно. Здесь ставку нужно делать на складывающийся новый средний класс – на молодежь, которая получает новое современное высокотехнологическое образование. Ведь большинство из них сегодня не учатся, как раньше, на горняков и металлургов. Сегодня как раз создана новая принципиальная человеческая база, новые виды трудовых ресурсов, интеллектуально заряженных на постиндустриальные сегменты работы, более современные технологии.

Новости Украины – From-UA: - Не кажется ли Вам, что выгоднее не отстраивать промышленность Донбасса в прежнем виде, а провести ее реструктуризацию и обновление. Какой Вы ее видите?

Юрий Макогон: - Реструктуризацией промышленности мы начали заниматься задолго до нынешней войны. Звучали идеи развивать неоиндустриализм, применять хорошо развитые нанотехнологии, IT-технологии, а также ряд других услуг, особенно спортивно-туристические. Кстати, о последних заговорили после появления в Донецке спортивного комплекса «Донбасс-Арена» вместе с другими спортивными объектами и множеством фешенебельных гостиниц. Мы неплохо это «обкатали» во время чемпионата Евро-2012. Однако война прервала развитие в этом направлении.

В целом, нужно менять структуру экономики Донбасса. К этому нас по-своему подталкивает и военный конфликт.

Новости Украины – From-UA: - А кто этим должен заниматься — государство или частные инвесторы?

Юрий Макогон: - Безусловно, это забота государства. Есть такое понятие, как государственно-частное партнерство. В свое время этим путем пошла Европа, и это правильный путь. И нам точно так же надо идти.

Новости Украины – From-UA: - На Западе, да и в мире, давно поняли, что главный рупор экономики – малый и средний бизнес. Может, пока будут реформироваться-строиться новые большие предприятия, люди займутся развитием малого и среднего бизнеса и таким образом смогут сами себя прокормить?

Юрий Макогон: - В общей структуре украинского ВВП малый бизнес составляет менее 10%. В то же время в ряде государств эта доля достигает 50%, а в некоторых – даже 70%.

Донецкая область по развитию малого и среднего бизнеса отстает от других областей Украины на десятки пунктов. Безусловно, нужно стимулировать развитие этого вида бизнеса, объяснять населению все его преимущества.

Новости Украины – From-UA: - Может ли перспективной отраслью для возрождения Донбасса стать натуральное сельское хозяйство? Ведь донецкие черноземы еще с советских времен известны своей плодородностью.

Юрий Макогон: - Конечно, сельское хозяйство является одной из перспективных отраслей Донбасса. Сегодня в Донецкой области неплохо развито выращивание зерна, кукурузы, пшеницы, подсолнечника, которые также идут на экспорт. Это как раз те культуры, которые очень хорошо растут в условиях донбасских степей.

Также нам следует вернуть и развивать специализацию, которая имелась раньше – крупный рогатый скот мясо-молочного направления. Нужно следить, чтобы не снижались темпы и птицеводства – у нас очень хорошие птицефабрики.

Новости Украины – From-UA: - Какие еще отрасли и направления являются перспективными для Донбасса?

Юрий Макогон: - Это несомненно промышленная индустрия: металлургия, машиностроение и связанные с ними коксохимическая, угольная и огнеупорная промышленность. Они должны продолжать развитие.

Также перспективными являются сельское хозяйство, малый и средний бизнес. И, безусловно, самое серьезное внимание к инфраструктуре – она сейчас в абсолютно непригодном для использования состоянии. Все реформы после окончаний войны необходимо начинать с ее восстановления.

Новости Украины – From-UA: - Промышленность, конечно, это хорошо. Но как быть с очисткой экологии и природы Донбасса, которая давно в ужасном загрязненном состоянии?

Юрий Макогон: - Неоиндустриализм предусматривает использование современных технологий, которые не оказывают негативного влияния на окружающую среду. Это же, кстати, касается и сельского хозяйства, в частности, птицеводства, животноводства.

Новости Украины – From-UA: - Внедрение новых технологий требует больших инвестиций. Даже если война закончится в ближайшее время, еще много времени потребуется на то, чтобы отстроить Донбасс и привлечь иностранных инвесторов. Не так ли?

Юрий Макогон: - Если война закончится в текущем году и если серьезно заняться этим вопросом, то привлечение инвесторов можно осуществить уже в 2015-м и 2016-м годах. В стратегии развития Донбасса мы также внесли такое предложение.

Новости Украины – From-UA: - Есть ли желание иностранных инвесторов идти к вам с новыми технологиями?

Юрий Макогон: - Сегодня сложно об этом говорить. Я думаю, этот вопрос немного преждевременный.

Новости Украины – From-UA: - А до войны инвесторы охотно приходили на Донбасс?

Юрий Макогон: - Нет, они не сильно стремились к нам. Однако если взглянуть на историю, то с них в свое время и начинался Донбасс. Донецкий металлургический завод на берегу реки Кальмиус еще в конце XIX столетия построил британский металлург Джон Юз. Его же считают основателем современного Донецка.

В целом, в технологическую цепочку иностранных инвесторов встраивается наша металлургия и машиностроение. А вот коксохимия и угольная отрасли имеют для них вторичное значение.

Также иностранцев интересует наше сельское хозяйство и альтернативные источники энергии. Например, вблизи села Безыменное, при участии иностранных инвесторов, была построена и действует Новоазовская ветроэлектростанция. У Донбасса есть потенциал освоения биотехнологий и солнечной энергии. Здесь есть к чему «приложить руку», но для этого, конечно же, нужен мир и стабильность. Без этого не о чем вообще разговаривать.

Новости Украины – From-UA: - Как быть с российскими рынками сбыта продукции? Особенно учитывая тот факт, что отношения Украины и России окончательно испортились?

Юрий Макогон: - Экономика Донбасса не сможет полностью отказаться от экономических связей и транспограничного сотрудничества с РФ. Треть экспорта украинской экономики ориентирована на российский рынок, и его обязательно необходимо сохранить. Кстати, экспорт в Россию совершенно не пересекается с европейским рынком, рынком США и остального мира, а лишь дополняет их. Предприятия Донбасса давно торгуют своей продукцией в Европе. Особенно это касается металлургии, тяжелого и транспортного машиностроения, сельского хозяйства.

Новости Украины – From-UA: - А не ощущается ли конкуренция со стороны европейских производителей?

Юрий Макогон: - Конкуренция – двигатель торговли. Куда же без нее? Конечно, ощущается. И это нормально. Это стимулирует наши предприятия создавать конкурентоспособную продукцию.

Новости Украины – From-UA: - Но у европейцев мощная политика протекционизма национальных производителей.

Юрий Макогон: - Да, но не забывайте, что минувшей осенью они в одностороннем порядке открыли свои рынки для Украины. Единственная проблема, что мы должны поставлять им продукцию, соответствующую их стандартам. Хотя у них не стандарты, а техрегламенты. Но это не важно, просто мы пытаемся применять к ним свою «лексику».