О том, к чему привел Евромайдан, а также об изменениях в политике и обществе после 2014-года, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал политический журналист, телеведущий Вячеслав Пиховшек.

Новости Украины – From-UA: - Вячеслав Владимирович, добрый день! Сегодня, через четыре года, уже можно более трезво анализировать: почему в 2014 победил Майдан?

Вячеслав Пиховшек: - Я думаю, что на самом деле была создана ситуация, при которой он уже не мог проиграть. В конце декабря 2013 года, когда Майдан практически затихал, это стало понятно. И в этот момент видимо кем-то на Западе было принято решение раскручивать эту ситуацию до победного конца.

Я придерживаюсь той точки зрения, что не имеют значения разговоры, что было бы, если бы не побили студентов. Если есть желание у какой-то стороны устроить провокацию, то она всегда ее устроит, и тогда речь идет только о том, умеет ли власть грамотно реагировать на эти провокации, или до какой степени эта власть готова грамотно ликвидировать их. Есть некоторые исключения, когда люди работают так, чтобы упреждать возможность таких провокаций. Мы их знаем, но на то они и исключения, чтобы подчеркивать, что есть и правила такого рода.

Я думаю, что Запад, который возглавил этот процесс, тогда, когда они вмешались в виде каких-то посредников — Штайнмайера, Сикорского — в этот момент уже решил, что все проиграно. Потом, когда они подписали это соглашение о политическом урегулировании 21 февраля, то никаких пунктов выполнено не было. Порошенко и Турчинов нажимали на то, чтобы Янукович на протяжении 48 часов подписал изменения в Конституцию. Мне неизвестно, почему он этого не сделал, потому что он мог. К тому же, у оппозиции было 24 часа на то, чтобы разоружиться и уйти: когда я прочитал это требование, я сказал, что это уже конец, потому что они этого выполнять не будут. Ну просто потому, что они не смогут его выполнить практически. Собственно говоря, в тот момент ситуация уже окончательно определилась.

Новости Украины – From-UA: - Считается, что «Майдан победил». А вот по вашему мнению, победил ли он? Точнее – он ли победил?

Вячеслав Пиховшек: - Если говорить о судьбах и о карьерах некоторых людей, то, конечно, некоторые люди поднялись на волне Майдана. Поднялся тот же Порошенко, поднялись такие персоны, как Найем, Лещенко. Но вся проблема в том, что история же еще не закончена. Ну, сегодня они поднялись, а завтра что? Это влияние общественных процессов на карьеры индивидуальных людей. В конце концов, все они поднялись на вранье: кто-то обещал, что в результате евроинтеграции будет то-то и то-то, кто-то просто использовал ситуацию, кто-то будет пытаться и дальше ее использовать.

Порошенко пришел на волне «выберите президента в первом туре — и я прекращу войну». Люди в это поверили. Я сам в это верил во время президентской кампании, поскольку мне казалось совершенно очевидным, что человек является бизнесменом, соответственно, рациональным человеком, понимающим, что он может получать прибыль в стабильной стране, а не воюющей. Но я ошибался. Оказалось, что мы имеем дело с постсоветским экономическим авантюристом, типа Сороса, который зарабатывает деньги на всем: может заработать на том, что строит, может заработать на том, чтобы продать кого-то, продать родину — и на этом заработает, развалить что-то — и на этом заработат. Я ожидал от него, что он будет более стойким в отношениях с Западом, потому что он финансово самодостаточный, на него довольно трудно было бы воздействовать прямыми давлением. Оказалось, нет, он просто поддерживает то, что делает Запад, причем все. Крайне неприятным для меня открытием стало то, что он уступает любому давлению националистов.

Поэтому, отвечая на вопрос, кто выиграл, а кто не выиграл, - в принципе, страна проиграла. Очередной раз перед нами разыгралась дикая клоунада, которая многократно описана в истории о том, как индейцам дарят бусики из дешевого стекла. В этой ситуации — это безвизовый режим.

Новости Украины – From-UA: - Если рассматривать «Майдан» как политическую технологию, то в чем она заключается?

Вячеслав Пиховшек: - Политическая технология состоит в том, что сначала методом, видимо, закрытых социологических опросов обнаруживается самая больная точка, которая должна взорвать общественное мнение. Я уверен, что такая точка была сделана, когда побили детей. А второе — создается боевая организация, фактически военного типа, за три дня до так называемого избиения студентов — это «Правый сектор». Третья необходимая составляющая — это полный паралич украинской правоохранительной системы.

Я в тот момент отвечал за освещение зарубежных поездок Януковича, и у меня было четкое ощущение того, что другие люди тоже делают свою работу. Оказывается, что я ошибался, оказывается, не делают. Я приходил на эфир в ноябре, декабре 2013 года и январе 2014 года, и кричал тогда еще в эфире (еще гораздо раньше, чем это сказали россияне), что происходит государственный переворот, когда начали захватывать областные и государственные администрации. Но фактом является то, что правоохранительная система Украины длительное время бездействовала. Мы же видели, как силовиков поджигали «коктейлем Молотова», значит, кто-то передает им туда бензин. Почему не были порваны эти пути? Почему не пресекались пути доставки бензина, ведь это же элементарно? Это же не лекарство, которое можно спрятать в сумочку.

Кстати говоря, можно по-разному относиться действиям Януковича в отношении отмены Соглашения об ассоциации, но он имел на это право, потому что тогда руководил внешней политикой Украины. А нравится это кому или нет — это уже другое дело. Но вмешательство западных посредников заставило в итоге слить власть.

Новости Украины – From-UA: - На фоне снижения авторитета Порошенко мы видим активность Саакашвили, маневры Тимошенко, трения внутри властной команды. Может ли что-то подобное произойти сейчас? Кто и каким образом может запустить процесс?

Вячеслав Пиховшек: - Самым ближайшим механизмом, который может его запустить, могут быть националисты, которые поддерживаются Аваковым, типа Белецкого. Мы видим, что все эти люди чувствуют себя весьма вольготно, что хотят, то и делают, им не чинят никаких препятствий, с ними считаются как с реальной политической силой. Видите ли, в чем дело: все социологические опросы за много лет показывают, что националисты не могут прийти к власти законным путем через выборы, у них между 3 и 5 %. Но этих 3 и 5% в любой стране достаточно для того, чтобы просто сломать позвоночник страны. 5% людей, которые будут ходить и бить все вокруг и около. Пока не было таких прецедентов, когда они после Гитлера приходили к власти в какой-то стране. Вот эти люди могут организовать такой Майдан.

Обязательной составляющей Майдана всегда является западное признание легитимности новой власти. Обратите внимание, что никакого признания со стороны России не требовалось для Евромайдана. А Запад сразу признал Евромайдан. Поэтому это и есть основная политическая составляющая, на которой держится режим Порошенко. Даже если и будет какой-то новый путч, новый Майдан, Запад этого не захочет признать. Этих выгнали — дальше что? Ведь на самом деле у Януковича оставался еще один шаг, который был у него в феврале 2014 года. Он мог поехать в Донецк и сказать: «извините, ребята, я президент Украины, я руковожу страной». Ведь согласно закону о президенте Украины, его власть распространяется на всю территорию Украины. И тогда, может быть, военные находились бы перед очень трудным выбором, так как он оставался все же Верховным главнокомандующим. Не исключено, что с того места могли начаться каике-то переговоры, которые бы закончились уже чем-то реальным, а не победой Евромайдана. Ну, произошло уже то, что произошло.

У Порошенко такого региона нет, поэтому, конечно, если бы мы имели дело с рациональным человеком, то мы бы, наверно, считали, что он ведет переговоры о том, как он будет жить уже после своего президентства, потому что он крупный олигарх, у него куча бизнесов, которые непереносимы на Запад. Их нельзя выкопать и перенести куда-нибудь, их можно только или продать, или потерять.

Новости Украины – From-UA: - Майдан стал традиционной формой радикальной смены власти в Украине. Насколько долго эта форма может быть действенной?

Вячеслав Пиховшек: - Я не согласен с такой постановкой вопроса. Является ли Майдан такой типичной формой для Украины? Является, но не только для Украины. Это общественный процесс №3, который идет в Украине. Первый — это студенческая революция на Майдане, голодовка, мирная революция. Второй — это Оранжевая революция и Евромайдан — третий процесс. Эта технология в той или иной форме проходила по всей Восточной Европе. Она будет продолжаться так долго, пока в Киеве не будет восстановлен стабильный прозападный режим, а Украина не станет оружием поражения России, собственно, для того здесь и нужен прозападный режим. Поэтому это может продолжаться как угодно долго, это можно повторять и повторять, не одно поколение. Ведь не забывайте, что уходят те поколения, которые получили социальный опыт после студенческой голодовки, после Оранжевой революции, они уже менее радикальны. Но приходят им на смену другие поколения, более радикальные.

Я считаю, что будут делаться дальнейшие попытки укрепить прозападный режим. С Порошенко у них это уже явно не получилось, значит, будут пытаться с кем-то другим. Ведь американцы работают со всеми. Сейчас, так как они учитывают данные соцопросов, это Тимошенко, будут пытаться с сотрудничать с ней.

Новости Украины – From-UA: - На сегодня уже заметно, что все украинские революции приводят лишь к смене декораций. Что может привести к реальным переменам, которых так хочет рядовой украинец?

Вячеслав Пиховшек: - В данной ситуации все очень просто. Выход из этой ситуации там, где был вход — то есть это выход из-под внешнего управления Западом. Это первоначальный шаг. Далее нужно заниматься патриотической пропагандой, то есть рассказывать людям, что из нас хотят сделать вечную карту против России. Давайте думать вместе, что нужно сделать для того, чтобы от этого отойти, чтобы выйти в какую-то другую плоскость. То есть людям надо вернуть самоуважение к себе. Но сейчас это сделать невозможно, так как люди очень сильно экономически раздавлены тем, что происходит. Ну как от них можно что-то требовать?