О том, зачем в Украине ввели военное положение, кому оно выгодно и будет ли его продолжение, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал политолог, директор Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Новости Украины – From-UA: - Руслан Олегович, добрый день! Военное положение вступило в силу. Какие последствия это будет иметь? Почему его уже ознаменовали как гибридное?

Руслан Бортник: - Проще всего ответить, почему это военное положение – гибридное. Потому что его инструменты могут применяться, а могут не применяться, как говорит сам президент. Отсутствие четких границ, отсутствие четких правил его имплементации, реализации этого военного положения, вместе с тем, что оно введено на небольшое время и не на всей территории Украины, позволяет его называть гибридным. Не настоящим, не классическим, не совсем по правилам подготовленным военным положением. Это действительно так.

Что касается последствий, то, по большому счету, они сегодня зависят от действий властей, поскольку закон о правовом режиме военного положения дает 25 возможностей, 25 дополнительных инструментов по ограничению прав и свобод граждан, по увеличению влияния на военных, силовиков, на общественную жизнь. Но будет ли ими пользоваться государство? Ответа на этот вопрос нет, тем более президент заявил, что инструменты военного положения будут приняты только в том случае, если будет предпринята сухопутная военная агрессия РФ. Пока что мы видим в большей мере элементы информационного освещения, даже оправдания этого решения, попытку найти хоть какую-то рациональную составляющую его. Мы видели элементы подготовки к возможному введению военного положения в будущем, но само военное положение де-факто на территории Украины не вступило в силу, то есть его инструменты, его правила, даже на территории тех областей юго-востока, не применяются, хотя могут быть применены в любой момент.

Кроме этого последствия еще будут зависеть от действий органов власти. Мы уже видим, что ими уже стали и рост разного уровня мошенничества на региональном уровне под маркой военного положения: к кому-то приходят какие-то военкомы, появляются какие-то люди в камуфляже, кому-то предлагают поделиться бизнесом или начинают смотреть на чьи-то машины. Мы видим, что экономика пережила стресс, даже определенный микрошок и микроинфаркт, поскольку просел курс национальной валюты, люди начали выгребать деньги из банкоматов — только «Приватбак» за один день потерял миллиард гривен в банкоматах. Инвестиции, очевидно, будут сворачиваться.

И мы видим, что, мне кажется, произошла такая политическая сегрегация. Люди многих областей, Запорожской или Одесской, не до конца понимают, почему в их регионах введено военное положение, а в Киевской, Житомирской или Ровенской, которая граничит с Беларусью, где находятся российские войска, которая является союзным государством для России, не введено. То есть, я считаю, что в этих регионах пройдет мобилизация протестного электората. Что касается возможного использования частной собственности, ограничения работы политических партий и организаций, СМИ, разного рода реквизиций, комендантского времени — все эти последствия, которые могли бы ощутить на себе рядовые граждане, в большей мере, остаются висеть «дамокловым мечом», то есть власть имеет право их вводить на протяжении ближайших 27 дней, но она пока их не вводит, потому что общество не верит, что есть достаточные основания для такого введения.

Поэтому ключевые последствия — мы просто в большей мере пережили информационный шок и попытку ушлых людей им воспользоваться, но ключевые инструменты военного положения не введены, поэтому о последствиях пока говорить достаточно сложно.

Новости Украины – From-UA: - Многие утверждают, что военное положение необходимо было президенту, чтобы оттянуть выборы. Но его ввели на 30 дней, что никак не влияет на перенос старта предвыборной кампании. Какие сценарии возможны тут?

Руслан Бортник: - Я убежден, что президент хотел поставить под свой контроль избирательную кампанию, как атмосферу ее проведения, то есть как работу СМИ, политических структур, так и саму дату. Поскольку если бы военное положение продлилось бы дольше 31 декабря, когда стартует официальная избирательная кампания, тогда, скорее всего, выборы 31 марта тоже бы не состоялись, эта дата тоже была бы смещена, так как все в избирательной кампании связано. Там всюду указаны конкретные временные отрывки — 30, 60, 90 дней, и поэтому смещение бы даже первой даты привело бы к смещению последней даты. Но президенту это не дали сделать.

Президент вынужден был ввести военное положение только на 30 дней под давлением западных партнеров, которые сказали, что они могут поддерживать Украину и украинскую власть, только легитимно сформированную, с соблюдением демократических процедур. И военное положение они не поддержали в том виде, в каком оно нарушало избирательную кампанию. И президент получил определенный вотум недоверия со стороны украинских олигархов, которые влияют на украинские политических партии. Мы видели атаку не только со стороны Ляшко или «Батькивщины» в парламенте, но мы увидели и резкую смену позиции «Народного фронта», который тоже стал говорить о 30 днях и ограниченных территориях.

Поэтому, по большому счету, президент вынужден был под этим давлением сделать три шага назад от первоначальной цели. Во-первых, ограничить только территорию юго-востоком и Винницкой областью, согласиться на 30 дней и более того, задекларировать, что выборы в любом случае пройдут 31 марта. Но дальше, чтобы президент не упал, потому что это для него было бы чревато, в этом никто сейчас не заинтересован, ему позволили сохранить лицо, то есть позволили ему ввести ограниченное военное положение в тех рамках и сроках, которые, по большому счету, не влияют на избирательную кампанию на сегодня, хотя это явно не было изначальной целью президента

Новости Украины – From-UA: - Как вы считаете, будет ли реальная война на самом деле?

Руслан Бортник: - Нет. Сегодня никто не заинтересован в масштабной эскалации боевых действий. Никто в обществе не верит, что в этот период возможна реальная война. Обострение военного характера возможно не ранее осени-зимы 2019 года, после формирования коалиции и нового правительства в Украине. До того момента и Россия, и другие политические игроки просто ждут в Украине выборов.

Новости Украины – From-UA: - Почему сейчас многие граждане путают военное положение с войной?

Руслан Бортник: - Те люди, которые путают, я их даже не виню, потому что военное положение вводится, когда идет война. Но поскольку у нас все такое гибридное — поезда в Россию ходят, газ российский в Европу летит, торговля растет и вводится военное положение, поэтому люди путают. Я бы сказал еще по-другому. Военное положение — это абсолютно экстремальный инструмент, абсолютно крайний инструмент, это такой уже фол последней надежды, что называется. Военное положение вводится только тогда, когда существует угроза существованию государства или угроза массовой гибели людей в результате боевых действий. Военное положение на территории Украины вводилось один раз — в 1941 году, и то постепенно, по мере передвижения линии фронта. И даже ГКЧП в 1991 году — пытались ввести не военное, а чрезвычайное положение.

Но военное положение — это двуручный меч. С одной стороны, власть, которой удалось его ввести, становится очень крепкой, сильной. С другой стороны, люди, которые попытались его ввести, но не смогли, они очень быстро теряют власть. Это как стоп-кран на поезде, если ты рванул его. Вот президент пытался сорвать стоп-кран поезда выборов, потому что посмотрел, что последние рейтинги показывают, что он проигрывает. Он его рванул, но вместо того, чтобы поезд остановился, сгорели тормоза, и поезд становится вообще неуправляемым. Вот такой опасный процесс мы сегодня наблюдаем. Эту ситуацию понимают во власти, поэтому несмотря на то, что они получили право введения военного положения, они де-факто его инструменты не вводят, потому что понимают, что тормоза уже сгорели, и в случае введения реального военного положения в обществе возможны эксцессы и возможен резкий всплеск протестной активности, что на фоне нынешней слабой власти крайне для нее чревато.

Новости Украины – From-UA: - Каковы пути решения конфликта на Азове? Может ли быть эффективным посредником Турция, которая, с одной стороны, член НАТО, а с другой – имеет тесные связи с Россией?

Руслан Бортник: - Может. Я считаю Турцию одним из эффективных потенциальных переговорщиков по Азову. У Турции большие интересы в Черном море, в Крыму, она сбалансирована между Украиной и Россией.

По Азову существуют два ключевых подхода, как решить эту проблему. Первый подход — обнулить эту ситуацию. Помните судно «Норд», с которого все началось и о котором все забыли? Капитан «Норда» до сих пор находится в тюрьме. Также находятся в местах заключения и украинские рыбаки, которые заходили в российские или в крымские порта. Поэтому можно ситуацию обнулить, то есть выпустить всех задержанных, освободить все корабли и сказать, что все. Но это тупик. До границы мы не договоримся, но военные риски эскалации более опасны для всех.

Второй подход – можно ситуацию обострить, то есть можно делать то же, что делает Россия с нашими портами и судами, то есть проверять их в акватории Азовского моря и таким образом терроризировать российские порты. Мне кажется, что, возможно, вторую стратегию попыталась реализовать Украина, и для этого нужны были еще три корабля в Азовском море. Вот два таких ключевых подхода. В любом случае, мне кажется, мы должны понимать, что мы должны исходить из национальных интересов, делать то, что нам выгодно, что нам приносит прибыль. Наши порты уже потеряли миллиарды гривен прибыли, постепенно Азовское море становится закрытым. Экономические интересы бизнеса Украины в акватории Азовского моря терпят серьезный удар. Поэтому мне кажется, мы должны искать тот выход из ситуации, который нам позволит быть богаче и сильнее, а не тот выход, который создает больший пиар-выхлоп.

Новости Украины – From-UA: - Руслан Олегович, как вы считаете, что за этот месяц власть кардинально изменит, учитывая, что сейчас у Порошенко абсолютная власть?

Руслан Бортник: - Порошенко получил номинальную власть, которой он воспользоваться не может. Я бы не преувеличивал возможности президента. Да, он достаточно сильный, но с точки зрения отдельной личности, компании или политических игроков. С точки зрения общего, то президент достаточно слабый. Вспомните дела Саакашвили и другие, когда даже с небольшим количеством протестующих власть не могла справиться. Поэтому я думаю, что за этот месяц у нас ничего не изменится, это просто попытка сохранить для президента лицо — это раз. И второе — конечно, в каких-то точечных местах — взаимоотношения с Национальной гвардией, конечно, президент и его команда попытаются использовать, но коренного перелома, даже в областях, в которых введено военного положение, достичь невозможно. Слишком короткий срок и слишком мал авторитет у общества. Не хватает ресурсов для реализации даже номинальных полномочий. Поэтому кардинального перелома в этих регионах президенту на удастся достичь. Для всей остальной Украины это будет больше элементом раздражения, нежели реального усиления президента.

Новости Украины – From-UA: - Как вы думаете, будет ли власть продлевать военное положение?

Руслан Бортник: - Я не исключаю, что попытки возможны, но я думаю, что крайне маловероятно, что парламент продлит военное положение. А без парламента в соответствии с законом о правовом режиме военного положения никто не может самостоятельно ни ввести, ни продлить его. А парламент разрешения не даст, потому что это уже будет означать вмешательство в избирательную кампанию, как минимум в отдельных регионах. Думаю, что на этом, скорее всего, мы и ограничимся.