О том, как выглядят будни народного депутата, о трудностях депутатской жизни, о преимуществах и о недостатках, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал народный депутат VIII созыва, заслуженный экономист Украины, один из самых ответственных народных избранников Александр Кирш.

Новости Украины – From-UA: - Александр Викторович, добрый день! Могли бы рассказать, чем ежедневно занят народный избранник? Какой распорядок дня? Какая специфика работы?

Александр Кирш: - В зависимости от того, сессионная неделя или не сессионная. Сессионная неделя — это присутствие в зале. В течение перерывов, как правило, работа с документами, и после окончания работы в зале — рабочий день заканчивается. Когда нет работы в зале, это или работа на округе, или работа в комитетах. Работа на округе — это встречи с избирателями, у меня, например, в Харькове. Лично я люблю встречаться с людьми во дворах, то есть не сгонять их насильно, используя админресурс, а именно ходить по дворам и там встречаться, о чем заранее их предупреждать. Или заниматься теми документами, которые они поручают, это если у них есть пожелания и жалобы, реагировать на их обращения.

Больше времени занимает подготовка к тем законопроектам, которые я сам готовлю, потому что изучение чужих законопроектов отнимает мало времени, а вот подготовка собственных законопроектов — это трудоемкий процесс. Без помощников было бы гораздо сложнее. Они берут на себя техническую работу по переписке и по мониторингу того, что происходит вокруг, чтобы депутат знал электоральное мнение в отношении большинства законопроектов. С учетом всего этого при добросовестной работе получается занято все время, более того, еще и выходные, потому что я все-таки уделяю внимание не только законопроектам и не только стандартной депутатской деятельности, а и медийной деятельности. На телеканалах я был практически каждую неделю, а иногда и по несколько раз: 112, News One, «Эспрессо», иногда 5-й, Рада, «Прямой», иногда «Первый национальный», ZIK — да и вообще, все, кто подходят в кулуарах, я им отвечаю, потому что серьезно к этому отношусь.

Новости Украины – From-UA: - С какими трудностями вы сталкивались за пять лет? Какие подводные камни в работе народного депутата могли бы отметить?

Александр Кирш: - Лично у меня возникали чисто бытовые трудности. Судя по всему, в депутатской гостинице «Киев», где я живу, есть прослушка, из-за чего на 18 этаже очень сложно работать с интернетом и с телеканалами. Сложно выходить на сайты, потому что все время исчезает связь. Кроме того, путь из гостиницы в Раду не так далек, но, тем не менее, этот отрезок достаточно сложно пройти, потому что постоянно по пути встречаешь протестующих.

Что касается работы в зале. Документы, которые раздаются народным депутатам на рассмотрение или изучение — это огромное количество бумаг, которые просто никуда не помещаются. Поэтому … надо или раздавать меньше бумаг, или делать больше рабочие столы.

Новости Украины – From-UA: - Как выглядит коррупция среди депутатов?

Александр Кирш: - Не знаю, я же был в той партии, которая называлась «партия власти». Возможно, в оппозиционных партиях есть проплата за голосование, когда не хватает голосов. Партия власти традиционно голосует, грубо говоря, бесплатно, поэтому здесь говорить о коррупции не приходится. Кроме того, зарплаты, в общем-то, хватает, плюс имеются предыдущие сбережения от работы предпринимателем, когда я официально зарабатывал до 7 тысяч долларов в месяц. Этого вполне достаточно, чтобы иметь задел на время меньшей зарплаты в период депутатской деятельности.

А, в принципе, как я понял, для того, чтобы извлекать плоды из депутатской коррупции, нужно быть в оппозиции, тогда что-то проплачивают. Депутаты голосуют в зависимости от того, какое финансирование. Ну например, утром говорят, что не проголосуют за какой-то законопроект, а вечером, что «мы не против народа, мы только против власти, поэтому мы проголосовали». Особенно это, вероятно, происходит при принятии госбюджета.

Новости Украины – From-UA: - Какие преимущества у народных депутатов, какие привилегии вы испытали на себе? А какие неприятности были и с чем они связаны?

Александр Кирш: - Здесь чисто моральное удовлетворение, возможность решать вопросы. Я был очень доволен, когда мне удалось сохранить единый налог или пробить повышение суточных в загранкомандировках до 80 евро, или голосовать за определенные законопроекты, которые нравятся, или, наоборот, не голосовать за те, за которые голосуют другие. Я часто не голосовал вместе с родной фракцией «Народный фронт» в части налоговых законопроектов; не голосовал за Минские соглашения, которые мне никогда не нравились; воздержался при голосовании за закон о языках, потому что там было еще непонятно, что в этом законе, потому что все поменяли непосредственно перед голосованием. Я такие правила игры не принимаю.

Но здесь скажу больше: до того, как я стал депутатом, возможность влияния у меня была больше. Надеюсь на будущую власть, что теперь, даже не будучи в парламенте, я смогу влиять значительно больше, чем будучи депутатом, если будет политическая воля действительно делать экономическую реформу, в том числе и налоговую.

Новости Украины – From-UA: - С приходом новой власти полностью обновился депутатский корпус. Пришло много молодых людей и совсем не из политики. Хорошо это или плохо?

Александр Кирш: - Прежде всего, обновился не полностью, а на 80%, бывало и больше — как было при смене строя между первым и вторым созывом, при переходе от Украинской советской республики к новой ВР. В принципе, я считаю, что честный человек — это не профессия, поэтому в Раде должны быть профессионалы. И надеюсь на то, что новые депутаты без опыта — достаточно быстро его получат. Конечно же, образование скоро получить не удастся, но тогда у них должны быть квалифицированные помощники, и они должны опираться на помощь тех, кто разбирается. В конце концов, я же тоже разбираюсь только в ограниченном круге вопросов при всем своем высшем образовании, при том, что я кандидат, профессор и прочее, но есть вопросы, в которых я не разбираюсь. Для этого и нужны помощники. Поэтому, в принципе, это не трагедия, хотя здесь важна обучаемость и желание. Если есть способность к обучаемости и есть желание осваивать новое, то это нормально. Вот в Трускавце кто хотел, тот учился, кто не хотел, тот прогуливал.

Новости Украины – From-UA: - Насколько было легко/сложно работать народным депутатом? Как вы оцениваете сейчас этот опыт, что он вам дал?

Александр Кирш: - Он мне дал понимание, что ВР решает значительно меньше, чем казалось изначально, что от одного депутата зависит гораздо меньше, чем предполагалось. Что, в принципе, при такой постановке работы, как была, не нужно 450 депутатов, а достаточно 5-6 руководителей фракций, которые соберутся между собой и разложат своеобразный пасьянс: у меня 20% голосов, у меня 10%, у меня 15% —и все, сами будут принимать решения. С учетом того, что сейчас хотят ввести императивный мандат, то это будет то же самое. Зачем тогда депутаты, которые будут просто штамповать решения, которые приняли руководители фракций? Есть, конечно, непокорные типа меня, но их так мало, что они погоды в Раде все равно не делают.

Таким образом, часто получается, что влиять снаружи получается в большей степени, чем возможность влиять изнутри. В принципе, я не считаю, что эти 5 лет прошли впустую, но из того, что я намеревался сделать, удалось так мало, что я бы с удовольствием вернулся к работе по специальности — либо консалтинг, либо какая-то другая работа, связанная с налогообложением. Мне более уютно там, где я понимаю все, чем в той сфере, где есть какие-то определенные правила игры и где одному депутату сложно что-либо сделать, а с фракцией позиция совпадает не всегда. Надеюсь, что работа Рады будет перестроена и что работа депутатов не будет такой бессмысленной, как сейчас. И ни в коем случае нельзя вводить императивный мандат, потому что тогда все будет зависеть от руководителей фракций.

Новости Украины – From-UA: - Депутатская неприкосновенность — как вы оцениваете этот вопрос?

Александр Кирш: - Однозначно против. Я всегда был против. Я считаю, что если не будет депутатской неприкосновенности, то вся шваль не пойдет в депутаты, а будет как-то заниматься своей неприкосновенностью по-другому, и депутатский корпус станет гораздо лучше. Когда говорят, что это политическая зависимость и прочее — ну у всех же остальных нет неприкосновенности. Что же получается? Значит, на министров она не распространяется, поэтому министры могут находиться в зависимости от тех, кому не понравится решение министров, а депутаты почему-то нет. Ну, это неправильно, это несправедливо, если даже премьер-министр не имеет такой неприкосновенности. Кроме того, обычные люди тоже могут подвергаться преследованию за то, что они участвуют в общественных акциях, и никакая неприкосновенность не распространяется на них, хотя там тоже могут быть политические преследования. Получается нелогично. Ни активные члены организаций, ни те, кто выходит на улицы с протестами, ни министры, ни даже глава правительства не имеют этой неприкосновенности, а именно депутаты имеют. И кроме того, именно из-за этой неприкосновенности в депутаты идут те, кто иначе бы и не вздумал идти в народные избранники. Поэтому неприкосновенность нужно убирать. Надеюсь, что это сделают уже осенью.

Новости Украины – From-UA: - Как вы считаете, молодым народным депутатам, в первую очередь, что нужно понимать, придя в Верховную Раду?

Александр Кирш: - Здесь возраст вообще не должен быть критерием. Можно и в 70-80 лет ничего не понимать, а можно быть молодым человеком и многое осознать, многого добиться в 25-30 лет, так что здесь разница, скорее, не возрастная, а связанная с тем уровнем квалификации и обучаемости, который есть у того или иного депутата. Обучиться всем тем вещам, который должен знать депутат, можно достаточно быстро при наличии желания и квалифицированных помощников. Поэтому здесь я бы не ставил какие-то возрастные ограничения, что до какого-то возраста что-то нужно, а сверх этого возраста не нужно.

Новости Украины – From-UA: - То есть правила игры в Верховной Раде приходят с опытом?

Александр Кирш: - Да нет, эти правила игры всем известны. Например, когда все решает коалиция и между собой собираются руководители фракций, принимают решение, а потом просто его разносят по фракциям с установкой «надо голосовать вот так». Но опять же, зачем тогда все остальные? А вот как принимаются эти решения, никто не знает. Возьмем коалиционное соглашение. Из солидарности с фракцией, с руководством подписывались все, но именно в его разработке, в составлении его текста, я, например, не участвовал. А раз так — то и спрос с меня, соответственно, должен быть не такой, как если бы я участвовал. То есть, в принципе, когда вопрос ставится «за» или «против», то, конечно, «за», но если говорить о конкретном тексте, то там есть что обсуждать. Ну и вообще этот статус руководителя фракции, когда есть некие руководители депутатских групп, которые между собой принимают решения, такой негласный президиум Рады, это значит, что рядовые депутаты фактически отстранены от принятия решений, — это неправильно.

Новости Украины – From-UA: - Александр Викторович, на самом деле, какая ответственность за прогулы?

Александр Кирш: - Не знаю, у меня прогулов не было. Сама регистрация депутатов носит чисто формальный характер. Например, чтобы пройти письменную регистрацию, нужно расписаться в журнале — и все, дальше никто не следит, можно уходить из зала. Чтобы пройти электронную регистрацию, нужно, чтобы кто-то принес твою карточку, активировал ее — и тогда ты считаешься присутствующим. А уж если и расписался, хотя ушел, и кто-то активировал карточку, то это уже двойное доказательство, что был в зале. Очень смешно, когда в зале сидит 50-60 человек, а спикер, как будто слепой, объявляет, что в зале 300. У меня одно время был ячмень на глазу, я думал, что я из-за ячменя не вижу, а потом он прошел, и я увидел, что таки нет.

Эту проблему можно было легко решить через голосование. Если депутат не голосует ни «за», ни «против», ни воздержался, если он постоянно не голосует, стало быть, этого депутата нет. Особенно, если это происходит несколько раз подряд. Если его нет, значит, этот день можно считать прогулом. И если таких дней набирается определенное количество, то нужно освобождать такого депутата от должности, вместо него должен приходить, если он по списку, то следующий депутат по списку от партии. Если он мажоритарщик, то следующий, кто набрал следующий за ним голоса в округе, чтобы не было прогульщиков. Тогда и будут голосовать.

Есть другой механизм, который действует в большинстве стран, — без кворума. Нужно использовать опыт тех стран, где пришло 5 человек — вот они и принимают решение. Три «за», два «против» — решение принято. Если другие хотят повлиять — пуст приходят. А раз им не интересно, значит, их голоса просто не учитывать, и решение принимать большинством голосов от тех, кто присутствует. Если и этот вариант не проходит, значит, нужно заставлять депутатов присутствовать. А это можно сделать только тем, чтобы следить за их присутствием по-настоящему, а не формально, через участие в голосовании, и отзывать тех депутатов, которые отсутствуют. Именно так должно быть, а когда пугают лишением зарплаты — это болтовня. Для многих депутатов, как я уже говорил, зарплата не так важна, они живут не на нее, а либо на доходы от прошлой деятельности, либо на коррупционные доходы. Поэтому угроза лишить зарплаты нереальна, а вот угроза лишить депутатского статуса более реальна. Следить за присутствием надо не по письменной или так называемой электронной регистрации, а по-настоящему, через голосование.