О противостоянии Украины с Россией? в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал координатор «Информационного сопротивления» Константин Машовец.

Новости Украины – From-UA: - Константин, добрый день! Скажите, пожалуйста, можно ли в ближайшей перспективе говорить о потеплении отношений с Россией, учитывая недавний успешный обмен пленными?

Константин Машовец: - Я бы не назвал это потеплением отношений. Между странами идет полноценный вооруженный конфликт, и говорить о потеплении нельзя.

Соглашение об обмене пленными – это, скорее всего, согласие военно-политического руководства и Российской Федерации и Украины достичь определенных договоренностей, исходя из своей внутренней политической потребности. И Россия, и Украина использовали эту возможность именно в политических целях.

Новости Украины – From-UA: - Какие дивиденды получила от этого Украина и Россия? Кто больше выиграл?

Константин Машовец: - Я бы так не оценивал. Все зависит от отношения к человеческим судьбам. У нас в Украине декларируется, что высшей ценностью является жизнь человека, сам человек. Поэтому у нас с Россией разная система координат, ценностей: мы считаем, что мы выиграли от этого, потому что мы вернули своих людей.

Новости Украины – From-UA: - Какой следующий шаг будет в разрешении конфликта на Донбассе?

Константин Машовец: - Разрешения быстрого не будет. Сейчас все эти маневры в Нормандском формате закончатся так же, как и все эти «формулы Штайнмайера». Всем ясно, что полноценное соглашение с Путиным невозможно, без сдачи интересов Украины. Я думаю, что сейчас будут какие-то политические маневры, попытки решить эту проблему. Понятно, что, например, руководству Украины решение проблемы на Донбассе важно в политических целях, прежде всего, и ими это было объявлено заранее. А Российской Федерации это важно по внешнеполитическим причинам, потому что на них давят санкции.

Поэтому есть обоюдное желание прекратить это противостояние, по крайней мере, в горячей фазе. И поэтому определенные маневры, шаги будут предприниматься. Однако, тут дело скорее в инструментарии, механизме достижения цели, нежели в самой цели. Ибо есть граница, линия, за которую если отступить — это будет означать политическую смерть, что для нашего руководства, что для РФ. Я считаю, что если, например, политическое руководство в Украине поставит мир выше национальных интересов (а это довольно сложная дилемма), оно может означать его политическую смерть.

Новости Украины – From-UA: - При этом всём за последнюю неделю чуть ли не каждый день мы читаем сообщения об обстрелах украинских военных. Что происходит на передовой?

Константин Машовец: - То, что и происходило. Противостоящие группировки войск ведут позиционное вооруженное противоборство. Стабильная линия фронта более-менее, обстрелы ежедневные. Все, что характерно для позиционной войны.

Война есть война. Она ведется по всем направлениям. В военном, в экономическом, в социальном, в политическом, в информационном. Сам термин гибридная война подразумевает, что военный фактор не на первом месте, но я вам скажу, что любая война с конца 18 века – гибридная. Войны происходят не только собственно в военном отношении. Противоборство идет во всех сферах жизнедеятельности человека. И информационная — это одна из основных составляющих противоборства.

Новости Украины – From-UA: - В чем мы проигрываем больше всего и почему?

Константин Машовец: - Я бы сказал, что мы не совсем проигрываем, но чувствительно уступаем. Информационная сфера одна из таких, финансовая, экономическая, военная. Россия просто больше, это страна другого калибра. Но это не значит, что мы проигрываем. Мы противостоим.

Новости Украины – From-UA: - В чем наше преимущество в этой войне?

Константин Машовец: - В морально-психологическом отношении однозначно. В динамике реакции и адаптации к условиям. Россия мощнее, больше, превосходит нас, но она медленнее реагирует на изменения ситуации противостояния. Она более неповоротлива. Мы быстрее и живее реагируем – за счет этого мы пока и держимся.

Новости Украины – From-UA: - Удастся ли команде нового президента и самому Зеленскому завершить конфликт на Донбассе? Каким способом и какой ценой?

Константин Машовец: - Говорить с крокодилом, который хочет вас съесть, невозможно. Можно, конечно, договориться, но только на то, чтобы он вас съел чуть помедленнее. Это как в знаменитой цитате из ковбойского фильма «Конь не вынесет двоих». Компромисс просто невозможен, потому что цели противостоящих сторон просто не совпадают. РФ нужна полузависимая, утратившая часть суверенных территорий Украина, а цели Украины —противоположны. И другого украинский народ своему Главнокомандующему не позволит. Тут или можно прекратить войну, сдавшись, капитулировав, или в той или иной мере продолжать противостояние. Мир и компромисс, о котором говорит Зеленский, – это капитуляция.

Если согласиться на условия агрессора, если Украина пойдет с ним на договоренности, то это капитуляция, замаскированная под мирный компромисс, или капитуляция, названная другими словами. Если в этом смысле говорить, то, конечно, возможно прекращение огня. Пристайко, например, в Верховной Раде заявил, что необходимо идти на компромиссы. Тогда появляется вопрос, а на какие компромиссы готова идти команда господина Зеленского? Там этого внятно объяснить не могут, сдадут они Украину или нет.

Новости Украины – From-UA: - Недавно состоялась встреча господина Ермака с лидерами мнений, на которой вы тоже присутствовали. Какой был главный посыл на этой встрече?

Константин Машовец: - Там было несколько посылов. Первый посыл — это заявление о том, что президент Зеленский и его команда не сдает и не собирается «ни на йоту» сдавать интересы Украины, ни суверенитет, ни территориальную целостность страны. Дальше последовало разъяснение касаемо, что такое «формула Штайнмайера». Как оказалось, это некая фраза, или если хотите некая гипотетическая декларируемая цель без единых юридических и правовых последствий для сторон, и её предполагается рассмотреть на заседании контактной группы в Минске.

Еще один посыл был — приглашение присутствовавших на встрече к сотрудничеству. Потом, состоялось живое обсуждение проблематики, касаемо Донбасса. В том числе, прозвучала наша просьба пояснить позицию нынешней команды Президента более четко, потому что усматриваются противоречия. Если Президент не собирается сдавать ни территориальную целостность, ни суверенитет страны, то, как они собираются это сделать? Тем более мы все прекрасно знаем, что превосходящий нас агрессор имеет цели явно противоположные этому, судя по аннексии Крыма и событиям на Донбассе, и цели Путина явно противоположны декларируемым целям Зеленского.

Мы попытались выяснить, каким образом президент Зеленский собирается убедить Путина отказаться от своих целей, во-первых, а во-вторых, как собирается достичь своих собственных целей, то есть заставить Путина вернуть уже утащенное? От господина Ермака мы так и не услышали четкого ответа, кроме знаменитого заявления о том, что господин Зеленский, вполне возможно, является – одним из величайших лидеров мира. В чем эти его выдающиеся качества, я так и не понял.

И еще одним посылом этой встречи было обвинение предыдущей власти в неких тайных сговорах с агрессором. Я так и не понял, какие к тому существуют основания. Ну, кроме обвинения в подписании явно невыгодных по своей сути Минских соглашений, а также принятии ряда такого же рода законов бывшим составом Верховной Рады. Основное рассуждение господина Ермака о том, что мы обменяли пленных, а дальше будет – разведение сторон и прекращение войны, не сопровождалось его пояснениями по сути. И когда последовали конкретные вопросы, как вы прекратите войну, кроме как капитулировав, началось какое-то словоблудие.