О том, как украинская политика переживает карантин, какие фигуры в этот период выходят на политическую арену и как долго они смогут удержаться у власти, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины — From-UA рассказала украинский политолог, публицист, политический эксперт и аналитик Александра Решмедилова.

Новости Украины — From-UA: - Александра, добрый день! В Украине, как и во всем мире, возникла абсолютно новая ситуация, связанная с коронавирусом. Впервые политика в нашей стране будет происходить в условиях карантина. Как вы считаете, чем этот процесс будет отличаться от обычного политического процесса?

Александра Решмедилова: - Скорее всего, власть имущие хотят в спешке прикрыть коронавирусом все проблемные места в экономике, в кадровой политике, проблемные места внутреннего политического кризиса, потому что я думаю, что у нас он оголился еще больше. Пытаются прикрыть зависимость от иностранных доноров-партнеров, если их так можно назвать, потому что мы видим, что уже никто и не скрывает этого, а влияние становится все более явное. Уже не просто проглядывается, а уже хорошо торчит отовсюду. Эти моменты будут списывать на финансовые, экономические угрозы. Как мы видели, президент говорит: или дефолт, или в ЗАГС. То есть все эти торги, упреки, шантажи пойдут в ход, потому что деваться особо некуда. Президент явно показывает, что он находится, условно, в заложниках, он зависим, и не может выпутаться из этого. Плюс налицо серьезный кризис кадров в самой политической верхушке, и это все тоже будет оголяться. Я не исключаю, что именно в период карантина, пандемии мы увидим все, что пытались замаскировать: конфликты и компроматы, которые будут вылазить.

Новости Украины — From-UA: - В это удивительное время мы видим неожиданные комбинации: фракция «Слуги народа» фактически утрачивает единство, а важные для Зеленского вопросы поддерживают в разных комбинациях партии Порошенко, Тимошенко, Вакарчука и Медведчука. Насколько далеко зайдут эти процессы?

Александра Решмедилова: - Надо разделить, в каких вопросах были привлечены какие кадры и почему. Первое, что надо констатировать, что у «слуг» не хватает своих голосов. Мы явно заметили, что монобольшинство не обладает сейчас по ряду причин нужным количеством голосов. Это касается, в первую очередь, кадровой политики, когда с двух попыток голосуют министров. Это касается требования западных кредиторов. Я бы их разделяла, потому что по кадровым вопросам нужны были голоса от ОПЗЖ, иначе бы мы остались просто без министров и была бы угроза оказаться в период кризиса без министра здравоохранения, а в период переговоров с МВФ без министра финансов.

Если мы говорим про конфигурацию «Слуги народа», «Европейской солидарности» и «Голоса» ради того, чтобы сохранить контакт с МВФ, то тут вопрос, вообще насколько могла быть такая конфигурация, потому что напомню, что эти силы находились если не в конфронтации, то критиковали друг друга очень сильно, были противниками и явно смотрели не в одну сторону. То, что у них в программах декларируется сотрудничество с МВФ, это может хоть как-то убедить избирателей, но как политически можно было объединиться, причем ситуативно? Когда некоторые «слуги» говорят, что это вроде как разовая акция, то возникает вопрос: а какая разница — разовая это акция или постоянная? То есть если это стало в ключевой момент возможно, то смысл тогда уже отпираться и рассказывать, что «мы так больше не будем».

То есть, в принципе, это показывает определенные если не компромиссы внутри себя, то компромисс с государством у ключевых политиков и, в первую очередь, у президента Зеленского, потому что если он смог идти на какие-то объединительные процессы, то, во-первых, вопрос, что было на кону торгов, и второй вопрос — зачем так продавливать рынок земли, который не пользуется такой популярностью у граждан, а это является только требованием доноров? Это все будет пилить сук, на котором сидит Владимир Александрович. Мы увидим, что это точно отобразится на его ближайших рейтингах, причем даже если не на самых свежих, то надо посмотреть хотя бы рейтинги конца марта-середины апреля в динамике. Люди должны переварить эту информацию, слишком мало времени прошло с момента голосования. И то, что это отразится на рейтингах, это будет такой отрезвляющий момент для Зеленского однозначно. Он его явно ждет с опаской. Он вообще тяжело реагирует на изменение рейтинга.

Ну и, честно говоря, сейчас ограничили из-за коронавируса передвижение, люди массово сидят, как на игле, на ленте новостей, потребляют информацию в большом количестве, обрабатывают её и накручивают себя. Мы видим, что все по-разному воспринимают ту или иную информацию, и даже иногда могут быть бунты условного неповиновения, несогласия с государственной позицией. То есть люди после карантина могут быть легко воспламенимы. И вопрос, не будет ли использовано это общее недовольство — финансовое, политическое, социальное — против власти, то есть сможет ли власть сохранить порядок, доверие. Это все очень серьезные вопросы. Поэтому будем пока наблюдать. Я думаю, что карантин — это серьезный вызов и для граждан, и для власти в целом. Сможет ли каждый дать согласие на ограничение собственной свободы для того, чтобы удержать государство, сохранить его? Как будут преобразованы финансы, куда направлены? Мы до сих пор не видим, какие изменения будут в бюджете, как он будет сбалансирован. Власть дает очередное согласие на очередные долги, которые будет отдавать, скорее всего, уже несколько поколений украинцев. То есть это радовать пока не может. Мы находимся в тяжелой ситуации. Вопрос, насколько сможем выстоять и какой ценой?

Новости Украины — From-UA: - Как так получилось, что после принятия закона о земле, мы наблюдаем такое пассивное настроение националистов, причем без какого-либо Майдана?

Александра Решмедилова: - На самом деле объединять националистические силы воедино — это большая ошибка. Они разрозненные. На самом деле у них отличаются позиции. Они, как флюгеры, реагируют на других политических игроков. Давайте понимать, что все пока выдерживают некую паузу, даже те, кого обидели. Месть — это блюдо, которое подается холодным. И я убеждена, что если какие-то процессы и будут, то через какое-то время. В первую очередь, если мы говорим просто о людях, они должны переварить эту информацию. Обычно это происходит около двух недель, это если мы говорим, как оно будет отражено в социологии или в чем-то другом. Если мы говорим о каких-то процессах, то мы сейчас имеем определенные ограничения в связи с карантином, особо никто массово на улицу не ринется.

С другой стороны, если люди увидят какие-то отдельные послабления в карантинных мерах, начнут спокойно выходить на улицу, возвращаться на работу, то они будут заняты. Если они будут свободны, или дистанционно-удаленное времяпрепровождение будет длительным, то тогда, возможно, от большого количества свободного времени могут начинаться какие-то бурления в обществе. Но опять-таки, надо понимать, кто эти бурления будет возглавлять, кто их будет курировать, запускать или ослаблять. Тут есть очень много факторов. Органическая составляющая — недовольство, конечно, может быть. Но давайте понимать, что земля хоть и проголосована, но там есть ряд предохранителей, которые пока ее не запускают, даже на подпись президенту она не ложится. Давайте поймем, что когда он подпишет, еще будет определенный гвоздь в крышку этого недовольства. То есть пока процессы только идут и набирают ход, явно будут не завтра и не послезавтра. Поэтому пока смотрим.

Новости Украины — From-UA: - Что будет дальше с мирными инициативами Зеленского? Главный их реализатор, глава Офиса президента Ермак попал в скандал, после которого президенту сподручнее будет от него избавиться.

Александра Решмедилова: - Несмотря на то, что Ермак является фигурантом нескольких скандалов, и даже его назначение с самого начала было непростым, на нем слишком много всего завязано, и президент его убрать, даже если бы хотел, не может по нескольким причинам. Договоренности персональные на нем. Второе — это очень короткая скамья запасных, то есть у Зеленского особо и не на кого его менять, даже если бы он очень этого захотел. Ну и плюс, даже если он на это решится, его придержат до момента краха рейтинга, чтобы условно сделать очередную жертву, на которую можно будет списать негатив, что было сделано с Данилюком, Рябошапкой и рядом других. То есть попытки сбросить негатив, который идет вокруг президента, на определенные персоналии.

Я могу сказать, что и Данилюк, и Рябошапка, и Гончарук, и Богдан немного отняли негатива у Зеленского, они абсорбируют тот негатив, который есть, но пока его не критично много. Если вдруг вокруг Зеленского его наберется до критичной отметки, то, возможно, его будут разбрасывать на определенные персоналии и пытаться с уходом персоналий избавиться от самой проблемы. Но все зависит от более серьезных проблем. Если у Зеленского, допустим, рейтинг будет таять десятками процентов, тогда этот процесс остановить просто кадровыми перестановками нельзя. Но явно Ермака придержат до самого большого кризиса, чтобы условно, как воздушный шар, немного приподняться.

Новости Украины — From-UA: - В условиях кризиса фигура Шмыгаля пока себя ничем не проявила и, возможно, не проявит. Зато на передний план выходит фигура Авакова. Какие перспективы этого персонажа вы видите?

Александра Решмедилова: - Аваков никогда и не был особо на заднем плане. Просто фигуры премьер-министра, и Гончарука, и Шмыгаля — тусклые, это не политические игроки, они не сильны. Да, будут определенные центры влияния — и Аваков, и Ермак. Еще центрами влияния есть те, вокруг которых люди объединяются, допустим, тот же Андрей Портнов и ряд его единомышленников. То есть будут какие-то центры, которые будут запускать процессы, не давать государству застопориться. Их не так много, но они будут. Поэтому центры, сильные шахматные фигуры будут заметны. Это будут точки-ориентиры для кого-то. Я не скажу, что это какие-то общенациональные лидеры, но во многом они прорисовываются в каких-то ситуациях, и они будут задавать тон, кого условно слышно, у кого есть хоть какой-то свой голос, тот будет звучать и будет влиять на политику. А остальные безымянные, безвкусные, незаметные политики — это через запятую наши премьер-министры, которые даже политическими фигурами не являются. Они сотрутся. Честно говоря, министров скоро не будем вспоминать, они будут Х, Y и Z — переменные, которые будут меняться, но не будут успевать окрепнуть. Поэтому Шмыгаль — одна из таких фигур. Это не технократическое правительство, это очередное техническое правительство.

Новости Украины — From-UA: - Какие перспективы у Авакова в политике в ближайшее время? В последнее время он стал весомой политической фигурой.

Александра Решмедилова: - Аваков — заметная фигура в политике, можно даже сказать, определенная константа. Независимо от перемены мест уже нескольких кабинетов, он остается и умудряется балансировать. Уже так долго пытались подпилить ножки у кресла Авакова, что ему уже сделали кресло-качалку, и он получает удовольствие. Он умудрился ловить баланс в сложных для себя обстоятельствах. Причем очень часто самостоятельно порождает такой хаос или такие движения, которые могут кого-то застать врасплох, растеряться, тех же президентов, премьер-министров, но потом сам же из этого хаоса и выруливает. То есть он умеет контролировать определенные процессы, и эти его навыки очень важны, по крайней мере, для того, чтобы показывать управляемость шторма. Власть должна показывать гражданам управляемость шторма. Пока это руками Авакова удается власти. И до тех пор, пока он будет это демонстрировать, он сможет играть.

Плюс Аваков действительно человек, который продемонстрировал, что он умеет договариваться как с внутренними игроками, так и с внешними, то есть он — договороспособный. У малого количества политиков есть качество — уметь договариваться. Аваков это продемонстрировал. Это не значит, что он хороший или плохой. Это значит, что он в определенных обстоятельствах смог быть эффективным. Дальнейшие его перспективы зависят от того, не переиграет ли он сам себя.

Новости Украины — From-UA: - Когда и какими последствиями закончится карантин и для политики, и для граждан?

Александра Решмедилова: - Как в украинской песне, «цей дощ надовго». Я считаю, что ожидания быстрых недель карантина или каких-то перспектив точно уже показывает, что это что не так. Плюс мы понимаем, что реальной картины мы до конца не видим. Тем более, очень разнятся обстоятельства и статистика, которую нам демонстрирует власть и люди, которые погружены изнутри. Благодаря интернету, мы сейчас можем сравнивать, какие пути проходят государства-соседи, и вообще какие картины можно прорисовать, если моделировать себе схожие сценарии с другими государствами. Но пока мы видим, что те, кто говорят немного другую картину, кроме как то, что нам рассказывают Ляшко или Зеленский, на тех есть определенные гонения, открываются дела, закрываются лаборатории.

То есть критика воспринимается властью очень болезненно, поэтому я думаю, что гражданам все сложнее будет узнать реальную картину. Особенно когда они еще видят, что их вчерашние симпатики начинают к ним относиться достаточно критично, выдавая нам более трезвый взгляд. Поэтому я думаю, что мы будем меньше слышать правды в плане того, что нам хотят подать в качестве реальности. Видим, как люди не особо хотят выполнять ограничения. Это связано все со всеми этими шашлыками и прогулками и возмущением, чего они все массово на улице, куда они все ездят. А с другой стороны, как остановить многомиллионную страну и просто ее поставить на паузу? Механизмов-то особо и нет. Поэтому даже если бы была чрезвычайное положение, мы давно это не отрабатывали, и боюсь, что столкнулись бы с массой проблем, как это реализовывать на практике. Если, как сейчас сказано, что с 15 апреля будут частично пересмотрены меры по карантину, то, возможно, это даст какие-то послабления. Я думаю, что пока забегать наперед и говорить, что карантин закончится через 2-3-5-10 недель, очень рано. Мы до конца не видим общей картины, даже мировой. То есть мы находимся в состоянии краткосрочных перспектив и понимания рисков согласно статистики со дня на день. То, что меры могут продлеваться, мы это видим и тут же перестраиваемся на новые карантинные рельсы. И надо пока к этому адаптироваться всем — и политикам, и гражданам. Наступает принципиально другая реальность.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале