Павел Набока
26.10.2021 13:00
Когда речь заходит о вакцинации, люди должны задать себе два вопроса: насколько вакцина эффективна и насколько она безопасна для меня сейчас и в будущем, то есть будут ли у меня так называемые отдаленные последствия? Именно на эти вопросы в первую очередь отвечают клинические испытания вакцин

Министерство здравоохранения Украины призывает всех граждан вакцинироваться от коронавируса. В ведомстве утверждают, что именно вакцинация способна защитить от тяжелого течения болезни и госпитализации. Но в то же время в Сети массово распространяется и противоречивая информация о рисках и побочных эффектах от прививок. Чтобы узнать, что из этого правда, а что нет, и окончательно развеять мифы по поводу вакцинации против коронавируса, From-UA.com обратился к заведующему клинико-диагностической лаборатории «Инвитро» Павлу Набоке.

– Насколько эффективна вакцинация и действительно ли мы можем побороть пандемию таким способом?

— Есть наглядный пример Норвегии: в стране вакцинировано уже почти 90% населения старше 18 лет и сегодня сняты практически все ограничения, действовавшие в связи с эпидемией коронавируса. Вот самая наглядная доказательная база, показывающая, какую роль играет вакцинация в развитии пандемии COVID-19.

А такие неблагополучные по охвату вакцинации страны как Украина, где процент вакцинированных менее 20, потенциально могут стать источником возникновения новых мутантных штаммов вируса. Поскольку вероятность появления мутаций, устойчивых к уже имеющимся вакцинам, прямо пропорционально количеству инфицированных людей. Если появится штамм, устойчивый и к Pfizer, и к Moderna, и к остальным имеющимся на сегодняшний момент вакцинам против COVID-19, придется начинать все заново. Поэтому в вопросе вакцинации от этой опасной вирусной инфекции нужно думать не только о себе и своих близких, но и своей стране и человечестве в целом.

– Многие боятся делать прививки из-за возможных побочных эффектов. Насколько их опасения обоснованы?

— Тут нужно на одну чашу весов положить теоретически возможные побочные эффекты от вакцины и вероятность побочных эффектов после COVID-19, в том числе вплоть до летального исхода. Побочные эффекты от вакцинации имеют 0,1% всех вакцинированных людей. При этом летальность первого уханьского, так называемого дикого штамма, была порядка 3% — в 100 раз выше, чем летальность от гриппа. Вот ответ тем, что считает коронавирус такой же респираторной инфекцией, как ОРВИ или грипп: летальность от гриппа — 0,03%, а от COVID-19 — 3%, то есть шансов умереть от коронавируса в 100 раз больше, чем от гриппа.

Вообще, когда речь заходит о вакцинации, люди должны задать себе два вопроса: насколько вакцина эффективна и насколько она безопасна для меня сейчас и в будущем, то есть будут ли у меня так называемые отдаленные последствия? Именно на эти вопросы в первую очередь отвечают клинические испытания вакцин. И нужно сделать акцент на том, что все вакцины против COVID-19 на момент их выхода на мировой рынок прошли, как минимум, две стадии клинических испытаний. А на сегодняшний день уже и третью.

– Как проводятся испытания вакцин?

— На второй стадии проводятся испытания на лабораторных животных — именно для того, чтобы определить, как вакцина действует не просто на все органы и системы, а и на репродуктивную функцию организма, а также последующие поколения.

Если в человеческой популяции период смены поколений составляет 30 лет, то у лабораторных, к примеру, мышей этот период в разы короче. Так ученые могут отследить отсроченное действие препарата, включая его влияние на репродуктивную функцию. И если бы хоть на каком-то этапе смены популяций лабораторных животных, на которых испытывались вакцины против COVID-19, была выявлена малейшая мутация, об этом было бы сразу же заявлено. В сегодняшнюю информационную эпоху такие данные невозможно скрыть.

Как я уже отметил, сегодня испытания вакцин прошли уже третий этап, на котором влияние препарата на организм отслеживается не только на лабораторных животных, но и на людях. И некоторые страны уже запустили массовую вакцинацию детей с 12 лет.

Это принципы так называемой доказательной медицины, на которых основана вся современная цивилизованная медицина.

– Что вы можете сказать по поводу побочных эффектов после введения вакцин?

— Прежде всего то, что нужно очень четко отличать реакцию на вакцинацию и побочные эффекты от вакцины.  А люди их часто путают. Побочные эффекты — это то, что медики могут четко связать с действием вакцины и что возникает в 0,1% случаев, каждый из которых тщательно расследуется.

Мы же чаще всего имеем дело с поствакцинальными реакциями, которые являются хоть и условной, но все-таки нормой для любой вакцины, не только от COVID-19: повышение температуры, слабость, недомогание в первые несколько дней после вакцинации, болезненность в месте инъекции, небольшое увеличение региональных лимфоузлов, прилегающих к месту инъекции и т. д. И  такие симптомы — своего рода маркер того, что иммунная система активирована, а именно для этого вводится вакцина, которую организм воспринимает как настоящую инфекцию. Такая симуляция заболевания «учит» нашу иммунную систему бороться с настоящей болезнью.

Это важно, поскольку новый штамм SARS-CoV-2 очень контагиозен, то есть заразен. Можно предположить, что с этим вирусом так или иначе столкнется 100% населения. А учитывая процент летальности от заболевания COVID-19, лучше столкнуться с ним через вакцинацию.

Людям, которые боятся побочных эффектов, особенно мифических побочных эффектов, не имеющих ничего общего с реальностью, я могу сказать одно: если бы побочные эффекты от вакцин против COVID-19 имели существенное влияние на общественное здоровье, то в государствах, в которых привиты 80 и более процентов населения (а это практически все цивилизованные страны мира), поднялась бы такая информационная волна — на официальном уровне, а не от сомнительных источников, — которую скрыть было бы невозможно.

Конечно, смерти после вакцинации — против любого вирусного заболевания — имеют место. Но «после» не означает «вследствие». Возрастной фактор, обострение хронических заболеваний и т.д. — все эти случи входят в статистику, но не являются прямым следствием введения вакцины.   

– Какие последствия у людей, переболевших коронавирусом? Насколько они опасны?

— Сегодня медики уже имеет достаточною доказательную базу, что переболевшие COVID-19 имеют серьезные проблемы со здоровьем, в том числе отложенные во времени.  Аутоиммунные заболевания, токсическое поражение всех систем и органов: легких, сердца, почек, печени, щитовидной железы, тяжелые поражения нервной системы, вплоть до слабоумия, особенно если коронавирус сопровождался вирусной пневмонией.

Выбирая, переболеть или привиться, нужно помнить, что вероятность получить побочные эффекты от прививки в сотни раз меньше, чем риск побочных эффектов, вплоть до летального исхода, после перенесенного заболевания COVID-19.

– Нужно ли перед вакцинацией проходить обследование и какие анализы сдавать?

— Я сейчас озвучу свое экспертное мнение, которое сегодня очень тщательно изучается. Реакция человека на любую инфекцию и на любой медицинский препарат определяются его генетикой. COVID это очень наглядно продемонстрировал. Кто-то от коронавируса за три дня сгорает, а кто-то его переносит, даже не замечая, что болеет.

Точно так же реакция на введение вакцины определяется генетическими факторами. Что касается информации о тромбозах в связи с коронавирусом, у небольшого числа людей действительно есть генетическая предрасположенность к образованию тромбов. И вирус SARS-CoV-2 действительно опосредовано влияет на систему свертывания крови, поэтому тромбоз — один из факторов риска при COVID-19.

Но сегодня есть лабораторные исследования, позволяющие такие генетические мутации выявить. Так же как предрасположенность к, например, онкозаболеваниям. Наверное, самый наглядный — пример Анджелины Джоли, которая с помощью такого исследования выявила свою предрасположенность к раку молочной железы и яичников и приняла превентивные меры.

Поэтому если у человека в анамнезе есть склонность к каким-то серьезным патологиям, или у кого-то из ближайших родственников было заболевание, такого человека нужно дообследовать. И, возможно, исключить из перечня вакцинируемых. К счастью, людей с генетическими мутациями менее 1%, и если 99% населения будет вакцинировано, этот 1% будет защищен так называемым коллективным иммунитетом. Вот это цивилизованный подход к вакцинации. И это то, что нужно доносить людям.

Чтобы снизить риски возможных осложнений, перед вакцинацией следует обратиться к грамотному врачу, который, как минимум, соберет анамнез, то есть расспросит человека о сопутствующих заболеваниях и болезнях ближайших родственников, при необходимости назначит дополнительное обследование и только после этого примет решение о вакцинации.

Кроме того, с учетом сложившейся ситуации с коронавирусом, когда мы уже имеем массу переболевших людей, часть из которых даже не знает о том, что уже столкнулись с вирусом, перед вакцинацией важно еще понять, болел ли человек COVID-19. Для этого также есть лабораторные тесты.

– О каких тестах идет речь?

— Чтобы выяснить, болеет ли человек в данный момент, делается либо тест на антиген коронавируса, так называемый экспресс-тест, либо ПЦР-тест — выявление РНК коронавируса методом ПЦР. Чтобы выяснить, переболел ли человек месяц назад/полгода назад, выявляют иммуноглобулины (антитела) класса G к SARS-CoV-2, причем именно в количественном формате. И тесты на коронавирус нужно делать по сертифицированной технологии (а в Украине с этим большие проблемы). Почему это так важно? Вирус, как известно, мутирует, и дешевые (в Украине это ключевое слово) непроверенные тесты эти мутации могут просто не определять.

Сертифицированная технология для диагностики COVID-19 — это тесты Abbott, ведущего производителя лабораторного оборудования и тест-систем, лидера в диагностике инфекционных заболеваний. Abbott имеет научно-исследовательские центры по всему миру, и таким образом может изучать разные мутации вирусов. Компания разработала первую тест-систему для диагностики вируса иммунодефицита человека. И одной из первых вывела на рынок тесты для диагностики новой коронавирусной инфекции. На сегодняшний день тесты Abbott остаются наиболее точной диагностикой COVID-19. 

Если количественный тест Abbott на иммуноглобулины класса G, покажет высокий титр этих антител, врач может принять решение, что человеку пока можно отсрочить вакцинацию. Однако высокий титр антител IgG сегодня не означает, что такой иммунный ответ сохранится через полгода.

– И тогда его нужно снова проверять?

— Совершенно верно. Такая диагностика проводится именно в динамике.  В нашей лаборатории мы так и проводим свое исследование вакцины против COVID-19. Всех вакцинируемых сотрудников тестируем несколько этапов с помощью количественного теста Abbott на антитела IgG к S-белку SARS-CoV-2. Так вот, тестирование перед первой дозой показало, что у тех, кто до вакцинации болел COVID-19, титр защитных антител был очень низким, на уровне пороговых значений, но после первой дозы вакцины он поднялся в разы — до защитного и даже выше. А вот у тех, кто до вакцинации не имел контакта с вирусом, после первой дозы уровень антител оказался незначительным. Но полный цикл вакцинации уже привел к образованию устойчивого значительного иммунного ответа у всех участников нашего исследования. Как долго он сохранится, посмотрим.

Такое определение уровня защитных антител в динамике и есть принцип так называемой разумной вакцинации, и современная лабораторная диагностика делает его доступным каждому, кто сознательно подходит к вопросу вакцинации против вирусных инфекций (это ведь касается не только COVID-19).

– А как быть с поездками в транспорте, для которых сегодня достаточно справки о введении одной дозы вакцины?

— Это опасная штука, которая мне, как специалисту, абсолютно не понятна. После первой дозы вакцины иммунная система еще не срабатывает в полной мере, особенно у тех, кто до вакцинации не сталкивался с вирусом, и человек все еще остается незащищенным. Он и сам может заболеть, и может заразить других, особенно сейчас, в пик заболеваемости. Как следствие, информационный шум — вакцина неэффективна. А защищенным ты можешь считаться только через месяц после второй дозы. Поэтому всех, кто только сейчас принял для себя решение вакцинироваться против COVID-19, призываю до получения двух доз вакцины быть очень осторожными: маски, ограничение контактов и т. п. И желательно мониторить количество антител…

– Что вы скажете по поводу третей дозы? Кому нужно ее делать?

— Вероятность того, что вакцина защитит человека от коронавируса на всю жизнь, минимальна. Поскольку возбудитель COVID-19 SARS-CoV-2 — это так называемый РНК-вирус, а молекула РНК (в отличие от ДНК, каким является, например, вирус гепатита В, от которого можно привиться один раз на всю жизнь) нестабильная: она может менять свои свойства и характеристики. Таким образом, РНК-вирус может обманывать иммунную систему. Поэтому, скорее всего, нам потребуется ревакцинация, так называемая бустерная доза. То, что сейчас делают в Израиле, в Германии, во многих других странах. Что она дает? Даже если уровень защитных антител со временем снизится, эта дополнительная доза активирует иммунную систему, а иммунная система «вспомнит», как защищаться от вируса. И тут, опять же, без лабораторной диагностики не обойтись. Чтобы понять, нужна ли вам бустерная доза, необходимо проверить уровень антител с помощью количественного теста.  

– Читателю как раз такие объяснения нужны, потому что сейчас очень много противоречивых мнений.

— К сожалению, непонимание базовых вещей мы наблюдаем со стороны не только пациентов, но даже работников медицинской сферы. Два года мир живет в условиях пандемии коронавируса, а далеко не все врачи разбираются в методах диагностики этого заболевания. Буквально месяц назад столкнулся с ситуацией: семейный врач назначает ПЦР-тест на COVID-19 на восьмой день после того, как у больного поднялась температура до 40. А просто в протоколах МОЗ Украины в перечень анализов для диагностики коронавируса все еще включен тест на иммуноглобулины IgM, которые становятся доступными для определения как раз на восьмой день после появления симптомов. И врач просто не понимает, в чем разница между этими тестами, а больной с высокой температурой восемь дней без поставленного диагноза.   

Если даже не углубляться в такие диагностические нюансы… С начала пандемии наше население «съело» тонны антибиотиков. Согласно данным некоторых фармкомпаний, продажи антибиотиков за последние два года выросли в 50-70 раз!  К чему это может привести? По лабораторным анализам мы уже сейчас видим колоссальный рост так называемых панрезистетных штаммов бактерий — нечувствительных ко всем классам антимикробных препаратов. То есть после коронавирусной инфекции, вследствие бездумного приема антибиотиков, мы можем получить всплеск бактериальных и грибковых инфекций.

Поэтому фраза «самолечение может быть опасно для вашего здоровья» сегодня актуальна как никогда. И к ней могу только добавить призыв придерживаться принципов доказательной медицины и не вестись на фейки, тем более что достоверной информации про COVID-19 сегодня более чем достаточно.

Инна Довбаш