...самих себя – таких какие есть? Даже в самом «нетоварном» виде: утром, спросонок, с перегаром? Или – плачущих ночью в подушку? Или – улыбающихся сущей ерунде: кошке, греющейся на солнце, вкусному кофе, внезапно нахлынувшим теплым воспоминаниям... А еще – любящих себя, говорящих правду даже тогда, когда этого делать совсем не стоит.

Понимаем – не надо, лучше промолчи – целее будешь – и все равно говорим, потому что иногда не можем иначе. Вот и Евгений Гришковец – такой же. Простой человек – и не простой драматург, писатель, актер, режиссер. Прошло больше десяти лет, как Гришковца с его признанием в том, «Как я съел собаку», впервые растащили на цитаты. Со времен советского самиздата такого не было: чтоб перезаписывали, чтоб на кухнях обсуждали, чтоб из рук в руки...

А все потому, что он – для людей и про людей. Вот и новый спектакль (как всегда – «монолог на тему»: в данном случае – на тему «я» и «они», вечного конфликта думающего человека и серой «биомассы»), который Евгений Гришковец на днях представил в Киеве, – такой же. Даже название «народное» - «+1»: так в комментариях в интернете выражают согласие с каким-то мнением. А вот мнение самого Гришковца по самым разным вопросам – куда более развернутое...

...о своем новом спектакле

– Я его очень долго делал – четыре года. А до этого моно-спектаклей не выпускал 8 лет – с «Дредноутов» в 2001-м. После премьеры «+1» в России меня обвинили в прогосударственной позиции. Написали, что Евгений Гришковец в спектакле «размахивает российским флагом». Действительно выхожу с триколором, но – вот такого размера (показывает квадратик примерно 10х10 см - Авт.).

И все видят внешнее, но не внутреннее. А ведь ничего более дерзкого по отношению к власти – не конкретно к российской или украинской, а к власти как таковой – я никогда не говорил! Жванецкий, посмотрев спектакль, сказал: «Они не понимают, что ты вежлив – тем и опасен».

...о критике

– Я привык к плохой критике от разных цехов: музыкального, литературного, театрального. Но в театре – самая серьезная ситуация. К примеру, спектакль «+1» на сегодняшний день был сыгран 12 раз, в Киеве – 13-й. То есть его увидели всего около 10 тыс. человек, а критикующие газеты вышли намного большими тиражами. В результате из Владивостока, Хабаровска или Одессы, где спектакля еще не видели, мне писали: «Старик, у тебя такой провал. Ты там держись»... А у меня полные залы и билеты раскуплены до октября включительно.

...о российском кино

– Из последних премьер мне очень понравились «Стиляги». Есть недочеты, но это кино. А «Адмирал», «Обитаемый остров» или «Тарас Бульба» даже не попадают под категорию «нравится – не нравится» – мне просто стыдно за то, что это производится в стране, где я живу и работаю, которую я люблю. И за то, что большое количество людей это потребляет. Что могу сделать в противоположном направлении – делаю. Полагаю, что с пошлостью я как-то борюсь, хотя задачи такой и не ставлю.

...о пиратстве

– К пиратству отношусь спокойно – это данность. Нормально, если человек скачивает видео и не зарабатывает на этом деньги, а бесплатно раздает друзьям. Кстати, я всегда плачу владельцам прав на музыку, которая звучит в моих спектаклях. Почему часто в спектаклях одна музыка, а на DVD – другая? Потому что, например, использование на диске одной фонограммы U2 стоит $15 тыс. А эта же песня в спектакле обходится на-амного дешевле.

...о любимом актере

– Мой самый любимый актер - Евгений Гришковец. Я, как режиссер, практически идеально знаю его сильные и слабые стороны. И Евгений Гришковец – единственный актер, которому вообще не нужно платить. А актер Евгений Гришковец очень доволен режиссером: тот дает ему лучшие роли и всегда о нем заботится (смеется. – Авт.). А на самом деле мой любимый актер - Шон Пенн. Я вообще не понимаю, как он все это делает. Единственный актер, который сыграл писателя (фильм «Вес воды», 2000. – Ред.), а я смотрел и думал: ну откуда он знает, каково это? Вот с ним я бы хотел сыграть, потому что совершенно не понимаю, как он существует и что у него в голове. Потрясающий артист!

...о билетах на себя

– Я знаю, что билеты на Гришковца недешевы (билеты на киевский спектакль стоили от 100 до 1000 грн. – Авт.). Однако я не менял своего гонорара уже 5 лет. Цена билетов растет из-за роста стоимости аренды зала и каких-то еще услуг. Мы стараемся, чтобы спектакли были доступны: к примеру, в Днепропетровске были билеты по 80 грн. Были, конечно, и по тысяче. А люди, которые их купили, «профинансировали» тех, кто сидел на галерке.

На моих спектаклях в театре никогда не висит «спонсорская» реклама – один раз были какие-то водочники, которые после спектакля дарили мне водку. Но и это делалось для того, чтобы билеты были подешевле. Самые дешевые и самые дорогие раскупаются моментально, «серединка» – позже, но в итоге залы полные.

...о быте

– В райдере прошу, чтобы машина была чистая, потому что много езжу: из Харькова – в Днепропетровск, оттуда – в Запорожье, Севастополь, Симферополь, Одессу. Водитель должен быть опрятно одет и неразговорчив: если бы он начал рассказывать историю своей жизни, я бы сошел с ума. А подушку я с собой вожу: в гостиницах подушки синтепоновые, а мне нужна перьевая. Это пришло с опытом – после бессонной ночи где-нибудь в Сыктывкаре, где невозможно уснуть, потому что подушка похожа на футбольный мяч. Приходилось заворачивать в простынь свою куртку и на ней спать. Еще требование по гостинице – чтобы она была тихая, вот и все.

...о съемках в рекламе

– На рекламу «Американ Экспресс» я согласился, потому что это было весело – настоящее голливудское дело. Большая съемочная группа, снимали в сентябре в Севастополе: холодно, а я по колено в воде на камешке сижу. И снимали, прямо как девушку в Playboy: подолгу гримировали – мне понравилось! Остальная реклама – социальная: антиСПИД и реклама чтения. Я, по-моему, придумал хорошее изречение: «Книги звучат тысячью голосов, и только любимая звучит твоим собственным. Читайте книги».

Еще я был лицом «Хюндай». Но перед этим сам купил машину «Хюндай» и честно предлагал ее людям. Сейчас у меня другая машина, поэтому «Хюндай» больше не рекламирую – было бы нечестно. А от рекламы «Мерседеса» Е-класса я отказался: слишком дорого для меня и большинства моих зрителей.

...о вдохновении

– Вдохновение – штука непонятная и непрофессиональная. Людям, которые пишут в интернет, ночью что-то взбрело в голову, они побежали и написали. Вот это – вдохновение. Или когда я в молодости стихи писал. Плохие. Они уничтожены – сожжены, но самое ужасное, что я до сих пор их помню. Так стыдно! Если их из мозга скачать и вывесить в интернете – позор моментально. Вот это было вдохновение. А у профессионалов вдохновение – это художественный замысел, тоже штука таинственная.

...о себе

– В 9 классе я увидел театр пантомимы и понял, что это мое: от переживаний даже заболел. Потом долгое время занимался в студии, параллельно учась в университете. И понимал, что дальше – или в науку, или в преподавание. А театр – хобби, им себя не прокормишь. Но потом решил – ничем другим не занимаюсь. Два года жил в нищете, но счастливое было время – безответственное и прекрасное. А потом – бах! – известность, по 28 спектаклей в месяц.

Это был тяжелый переход: жесткий график, начал уставать. Понял, что нужно найти во всем этом смысл – вырвался из пространства театра и ушел в литературу. Потом появилась музыка. И теперь, возвращаясь в театр, испытываю абсолютное счастье, потому что чувствую: я – на своей территории. А коллеги меня не любят. Для литераторов старого поколения – слишком молод: относятся ко мне, как к актеру-выскочке, который вдруг решил писать книги.

Для тех, кто моложе и пишет жесткую литературу, я такой же, как старики, – то есть зануда. Для театральных актеров – странный самодеятельный человек, который решил поиграть спектакли. В общем – никто, застрял где-то посредине, но, благо, никому не мешаю.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале