...существах, предпочитающих яркое солнце.

Эта история случилась лет сорок тому назад, в одном из совхозов где-то на Кубани. Был жаркий летний день, на полях в спешке убирали пшеницу, которая в тот год уродила. Работали буквально с зари до зари, делая традиционный длинный перерыв, чтобы и пообедать, и вздремнуть часок в тенёчке. Правда, некоторые так рьяно гнались за длинным рублем (а оплата была сдельная и хорошая), что не прерывали трудовую вахту и ели свои «тормозки» чуть ли не за рулем.

Одним из таких ударников был молодой бойкий комбайнер, который прошел очередную полосу и разворачивался на краю поля для следующего захода. В этот момент к нему и подошла незнакомая, довольно странная женщина.

Странная не только потому, что впоследствии этот комбайнер так и не смог толком пояснить её возраст (она казалось ему довольно молодой, но в то же время невероятно древней, словно старуха, внешность которой не тронули года). Но более всего его поразило то, с какой настойчивостью она засыпала труженика полей вопросами, причем задавала их так, что не отвечать на них было невозможно даже этому озорному болтуну, не отличавшемуся особой вежливостью. Да и сами вопросы были какими-то чудными. Сама же она от встречных вопросов о себе уходила, лишь коротко пояснив, что живет в этих местах.

Сначала он решил, что она живет в соседнем поселке. Затем, после многочисленных расспросов о его работе, способах посева и уборки, особенностях конструкции его «Нивы» и личном быте, предположил, что перед ним корреспондент из районной газеты. Когда вопросов стало слишком много, у него даже мелькнула мысль, а не шпионка ли это? Однако её совершенно не интересовали ни совхозная бухгалтерия, ни поселковая подстанция.

Сколько они так проболтали, он тоже потом не смог вспомнить. Но чем дольше длился разговор, тем хуже он себя чувствовал: почему-то стало слишком уж жарко, пот лился ручьем, заболела голова, появилась легкая боль в груди и онемение в плече. В конце концов, его характер взял верх над наваждением, навеянным странной гостьей, и он оборвал разговор решительным «мать, а шла бы ты...». И тут же грохнулся в обморок.

Очнулся наш герой от того, что на его лицо поливал из бутылки сам председатель, который объезжал поля и очень заинтересовался, почему это «Нива» стоит в бурьянах, а её водитель машет руками, а потом падает без чувств. Никакой такой женщины шеф не видел и пояснения своего работника расценил как принятый за обедом стаканчик водки. Но вроде бы от него спиртным не несло – странно... Словом, списали это на солнечный удар и отправили комбайнера домой отлеживаться.

Вот там-то ему поверили. В отличие от председателя, теща не стала вертеть пальцем у виска и заставлять его «дыхнуть», а не на шутку перепугалась. Забегала по дому, доставая из сусек «фотоикону», бумажки с записанными бабушкиными то ли молитвами, то ли заговорами и припасенную с Пасхи «святую воду» в бутылке из-под лимонада. А потом совершенно серьезно рассказала зятю старинное предание о Полуднице, сопровождая его репликами типа «молчи, дурак, слушай, что люди умные говорят».

...Полудница, она же Денница или Припольница, – персонаж древнего дохристианского фольклора славян, кельтов и германцев, который пережил все попытки борьбы церкви с «сатанинской ересью» и вместе с домовыми и лешими вошел в число неканонических суеверий. Впрочем, святые отцы пробовали, было, привязать их к библейскому мирозданию, представив в виде «полуденных демонов», которые якобы соблазняли благочестивых монахов. Трудно сказать, насколько можно доверять этим официальным «житиям», однако возникает мысль, что их авторы спутали с Полудницей более известных суккубов – демонов женского рода, которые как раз и специализируются (согласно мифологии) на сексуальных притязаниях к мужчинам. Но делают это лишь ночью, и никаких дневных демонов-соблазнителей народный фольклор не знает. Так что «полуденные демоны» – это, скорее всего, просто выдумка монастырских хроникеров. К тому же трудно представить, что годами не посещавший баню и цирюльню отшельник мог физически заинтересовать даже суккуба.

В свою очередь исследователи считают Полудницу потомком еще более древнего культа плодородия с его Великой Матерью, который существовал в Европе еще в эпоху, когда тут жили доиндоевропейские этносы (их реликты сохранились в виде басков и народностей Карпат). Вот почему Полудницу, согласно преданиям, встречают в поле, в саду, иногда в огороде, но она не захаживает в село, в город и уж тем более в монашескую келью.

Согласно преданиям, Полудница появляется в жаркий летний полдень (отсюда и прозвище), когда исчезают тени, и пристает с расспросами к работающим в поле или на огороде людям. Уклониться от неё настойчивых вопросов еще труднее, чем от предлагающей погадать цыганки, но этого и не стоит делать. Ибо тогда разгневанная Полудница награждает человека сердечным приступом или инсультом, и заработавшегося работягу найдут лежащим без чувств на грядке. Какие цели преследует Полудница своими расспросами, никто не знает, но никто и не пытался понять. Люди просто принимали меры предосторожности: издревле в полдень прекращали работы и уходили на обеденный перерыв, при этом нужно было покинуть территорию поля или огорода и желательно схорониться под деревом, навесом или в доме. Отсюда и появилась на Руси (и не только) традиция обеденного перерыва и даже послеобеденного сна. Времени на это было много, поскольку Полудница исчезала только после двух часов (или по-старинному – во второй половине дня).

Свои варианты Полудниц были и на Востоке, в том числе там, где занимались не земледелием, а скотоводством. Древние евреи остерегались демона Кетеб Мерири, который в полдень подкарауливал неосторожных путников, а у арабов в жаркий полдень свирепствовали коварные джинны. Вот почему сегодня фольклористы считают, что всему виной были самые обыкновенные тепловые удары, которые получали заработавшиеся до полудня люди и пытались объяснить это проделками некой Полудницы, заодно, таким образом, узаконив необходимость обеденного отдыха.

Возможно, эта научная точка зрения могла бы исчерпывающе объяснить те многочисленные несчастные случаи, которые часто происходят с работающими в полях и на дачах людьми и в наши дни. Можно даже с уверенностью сказать, что большинство их являются следствием именно банального солнечного удара. Однако иногда, как в истории с комбайнером, более-менее благополучно пережившие такое люди рассказывают, что перед тем, как им стало плохо, они разговаривали с какой странной, незнакомой женщиной...