...узнаваемыми рунами в петлицах и характерным значком на головном уборе. И мы, разинув рот, ожидаем, что сейчас начнется самое интересное…

Стереотипы – великая сила! Вот почему их стараются не ломать, а, напротив, развивать. И если уж отечественный зритель решил, что самыми крутыми немцами в войну были эсэсовцы, то сценаристы этому всячески потакают. И одевают в форму «Schutzstaffeln» самых отрицательных персонажей кино, самых сильных, коварных и живучих злодеев, на фоне которых не только простой немецкий солдат Вермахта, но даже спецназовец Абвера выглядят уже просто какой-то бледной, неинтересной массовкой. Именно потому, что у них нет этой формы, просто-таки магически действующей на аудиторию, которая скоро начнет верить, что эсэсовцев клонировали в подземных лабораториях (подобный бредовый фильм уже сняли), а их отличительные символы имеют какой-то невероятно древний и космический смысл, скрытый в тайниках Шамбалы.

Кстати, о Германии и Шамбале, а точнее о дружбе по переписке между Махатмой Ганди и Гитлером фильм тоже снят – и это уже не бред, а реальные исторические факты. Дело в том, что Ганди действительно считал Гитлера не только своим союзником против Британии, но и человеком большого ума, которому открылась мудрость Востока. Правда, экранизировать этот малоизвестный исторический скандал решились только сами индийцы, а их фильмы, как вы знаете, имеют странную особенность: в них все танцуют и поют. Поэтому вернемся к нашему кино, в котором все друг друга убивают…

Вообще-то, история «истинных арийцев» с квадратными подбородками началась еще во времена прусского короля Фридриха Великого (XVIII век), в армии которого служили особые ударные эскадроны «черных гусар», чьи шапки были увенчаны знаком «Totenkopf» – более известный нам как «мертвая голова» или просто череп с двумя скрещенными костями. Однако сей символ означал вовсе не желание всех убить и втоптать в землю копытами коней. На Руси его называли «Адамова голова», и его можно найти в нижней части любого православного нательного креста. Дело в том, что по христианскому преданию Крест Господень был воздвигнут именно на могиле нашего прародителя, чей череп символизировал бренность жизни, неизбежность смерти и последующее воскрешение. Долгое время над этим задумывались лишь сутулые философы-монахи, но потом «мертвая голова» стала символом бесстрашного отчаяния и готовности идти на смерть. Именно с таким смыслом её и нацепили на себя сначала прусские гусары, а затем и солдаты армий других европейских стран. В том числе и русской армии: череп с костями был эмблемой 5-го гусарского и 17-го казачьего полков. Но свой основной смысл в качестве военного символа он приобрел только в годы Первой мировой войны...

1 июля 1916 года началась знаменитая битва на Сомме – знаменитая не только тем, что британцы впервые в истории применили на поле боя танки, но и тем, что они понесли при этом самые чудовищные в истории потери. Только за первый день беспрерывных атак англичане потеряли убитыми и ранеными 56 тысяч человек! Порою солдат сразу же скашивали немецкие пулеметы и шрапнель еще на бруствере собственного окопа. Об этой страшной мясорубке, кстати, снят неплохой фильм «В июле 1916-го».

В армиях всех воюющих сторон воцарилось уныние: поднимать мобилизованных солдатиков в атаки приходилось пинками и револьверами. И вот тут на фронтах практически одновременно появились особые отряды добровольцев, которые под флагами с «мертвой головой» бесстрашно шагали вперед на колючую проволоку, не страшась пуль и снарядов.

В России их называли «ударные батальоны» или «батальоны смерти» (был даже один женский – тот самый, затем охранявший Зимний дворец), которые массово формировались с весны 1917-го года под лозунгами довести войну до победного конца. Интересно, что нехватки в добровольцах поначалу не было, так что батальоны скоро разрослись в полки и даже бригады. Был даже батальон, полностью состоявший из инвалидов войны: в него записались безрукие и даже безногие калеки, которые на полном серьезе собирались в атаку на костылях! Общую численность русских волонтеров можно примерно определить по заказу отличительных символов: летом 1917-го Генеральный штаб затребовал 25 тысяч литых медных (офицерских) и 300 тысяч жестяных штампованных (солдатских) «мертвых голов», которые крепились на головные уборы или рукава «смертников». Помимо этого черепа с костями украшали шевроны мундиров «ударников» и знамена их частей.

Популярность этого символа была такая, что впоследствии его переняли себе даже красные (одно время он был эмблемой ЧК) и анархисты, в том числе батька Махно.

Последние «ударные части» русской армии формировали уже белые, но их было немного. Энтузиазм лечь костьми ради отечества или политической идеи в народе внезапно угас. Так что в этот период ударных частей было немного, хотя их имена вошли в историю на века. Это первый и второй Корниловские, Дроздовский и Марковский ударные полки (Доброармия), а также шикарно разодетый Каппелевский ударный полк (армия Колчака) – тот самый, который был изображен в фильме «Чапаев». Бравые офицеры (интеллигенция!) бодро шагали на позиции красных именно потому, что в этом и заключалась их задача.







Интересно, что знамя Корниловского ударного отряда (май 1917-го), а затем и одноименных полков Доброармии было красно-черного цвета, как и цвета их погон и офицерских фуражек. Учитывая, что летом 1917-го корниловцы участвовали в наступлении на Галицию, а в Гражданскую войну с ними непосредственно контактировали бойцы Украинской Галицкой армии (ЗУНР), то не будет удивительным, если поднявшийся двумя десятилетиями позже «прапор УПА» был просто слизан с корниловского знамени…







Впереди своих войск, на самом острие атаки, в бой шли и солдаты германских «Stosstruppen», то есть штурмовых отрядов. Их также формировали из добровольцев (в штурмовики записался и ефрейтор Гитлер), но в бой бросали не как живой щит, а в качестве специально обученных подготовленных бойцов. Они должны были стремительно промчаться к вражеским окопам и забросать их гранатами, дав больше шансов своей пехоте, наступающей тут же следом. Почин имел огромный успех, и штурмовые отряды выросли в «Sturmabteilung», то есть батальоны.







Эмблемой немецких штурмовиков также стала «мертвая голова», которую они нашивали на рукава, а с выпуском металлических значков цепляли на грудь или головной убор. Впрочем, случались и импровизации: у кого-то череп увенчивала характерная немецкая каска, у других вместо костей были скрещенные гранаты или штыки.




После революции и капитуляции Германию пару лет раздирала собственная гражданская война, в которой часть штурмовиков влились в добровольные формирования «фрейкоров», воевавших против коммунистов-спартаковцев. Затем же некоторые из штурмовиков влились в ряды НСДАП, привнеся туда не только лютую ненависть к коммунистам и социал-демократам (хотя нацисты тоже были левой партией и даже чуть было не изгнали из своих рядов Гитлера за «буржуазный уклон») и эмблему «Totenkopf», но свое собственное название. В 1921 году «Sturmabteilung» стал уже не армейским штурмовым батальоном, а организацией СА – силовым кулаком нацистской партии. Соответственно, вступившие в него молодые люди в коричневых рубашках, со свастикой на рукаве и увесистой дубинкой в руке, стали с гордостью называть себя штурмовиками, воображая, что они являются наследниками героических добровольцев фронта. Но, как оказалось, геройство большинства этих «скинхедов» заключалось только в том, чтобы разбить витрину еврейского магазинчика. Зато они были крайне эмоциональны, требовательны и неуправляемы.

Поэтому в 1923 году окружение Гитлера предложило ему создать группу «Stabswache» (охрана штаба), в которую отобрали самых надежных и крепких штурмовиков, которые тут же надели на головы спортивные кепки с эмблемой «мертвой головы», навсегда ставшей отличительным знаком головных уборов СС. Но вот окончательное название этой самой зловещей (благодаря усилиям кинематографистов) организации было совершенно иным. Вы будете удивлены, но настоящее полное наименование СС звучит как «Schutzstaffel», то есть «эскадрилья сопровождения». Кто не в курсе: так называлась эскадрилья истребителей, которая в войну прикрывала группу бомбардировщиков. Как вы совершенно верно догадались, подобное название мог предложить только один человек – бывший летчик-истребитель Герман Геринг, который, похоже, в тот момент просто прикалывался.

Любопытно и происхождение т. н. наградных колец «Totenkopf», выпущенных ограниченным тиражом для вручения отличившимся офицерам СС, а нынче расплодившихся в виде миллионов сувенирных клонов и откровенных подделок для недалеких коллекционеров. Эти кольца появились в 1934 году, однако их прототип был гораздо старше: впервые кольца с изображением «мертвой головы» стали носить офицеры ударных отрядов русской армии, индивидуально заказывая их у ювелиров. А уже у них эту моду переняли немцы, позже воплотив её в один из артефактов СС.

Что же касается двух похожих на молнии рунических букв «зиг», то в древнем германском алфавите они действительно символизировали оружие громовержца Тора. Однако эту вторую эмблему эсэсовцы получили лишь в 1933 году, когда сложить вместе две руны додумался художник Вальтер Хек. Таким образом, в течение десяти лет СС и СА имели одинаковые знаки отличия (свастики и «мертвые головы»), пока в «ночь длинных ножей» первые не перерезали вторых в ожесточенной борьбе за монополию власти.

К этому моменту мода на костлявый символ бесстрашия в мире уже прошла – последний раз знамена с «мертвой головой» поднимали испанские анархисты, сражавшиеся против фашистов Франко. И вскоре немецкие эсэсовцы остались единственными, кто таскал на своих фуражках и пилотках «Адамову голову». Учитывая закрепившуюся за ними мрачную славу, неудивительно, что несведущие люди воспринимали эту эмблему как угрозу: мол, сейчас мы от вас одни косточки оставим! Свою роль в этом сыграло и использование символа в качестве предупреждения на упаковках с ядом и электрическом оборудовании – его окончательно стали ассоциировать со словом «смерть», а не «смелость».

Что же касается эсэсовцев, то какими бы суперменами их ни изображали в отдельных фильмах, но к концу войну всю свою смелость они растеряли, начав отступать и торопливо сдаваться в плен американцам. Собственно говоря, точку в мифе об СС поставил сам Гитлер. После того, как в Балатонском сражении (зима 1945-го) эсэсовцы-танкисты отказались идти на прорыв, взбешенный фюрер вызвал их командиров и на правах ветерана-штурмовика совершил красноречивый жест, сорвав с них эмблемы «Totenkopf»…
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале