...Виктор Цекало. В ходе видео-онлайн-конференции он рассказал о том, как часто он общается со своим братом Александром, затронул ли его финансовый кризис, почему культура и искусство в Москве развиваются лучше, чем в Киеве, и о многом-многом другом.

Предлагаем вашему вниманию полный список заданных вопросов и ответов на них.



Алена Смилык: - Чем вам запомнились съемки в фильме Георгия Делиева "Синие, как море, глаза"? Что было нового, необычного?

В. Цекало: -
Во-первых, я хочу всем сказать добрый день. Я так общаюсь впервые в жизни, поэтому в этом плане я девственен, так что обращайтесь ко мне вежливо, трогательно, чтобы я раскрылся.

Что касается фильма, это было неожиданное предложение Георгия Делиева. Мы когда-то работали в Одесской филармонии, я в разговорном коллективе, он в комик-труппе "Маски". И вдруг он звонит с предложением сняться в фильме. Я удивился, во-первых, что он снимает серьезные фильмы, во-вторых, что роль предложил он именно мне, причем роль хорошую, большую. Это роль отрицательного персонажа. Я у него прошел кастинг, он добивался в Москве, чтобы именно я снимался, поэтому смотрите этот фильм. Кстати, недавно он прошел по каналу "Украина", а в России по каналу "Россия". Мне было хорошо сниматься с москвичами, поверьте, и киевские, и московские артисты ничем не отличаются, талантом или неталантом. Просто у нас денег нет, чего уж тут говорить, и фильмы снимаются на российские деньги. Поэтому будем аплодировать тому президенту и правительству, которое поднимет украинский кинематограф хотя бы до какого-то уровня. И спасибо Делиеву, он большая молодчина - песни поет, танцует, снимает. Вот такие дела.

aleksandra tsekalo: - Кто из режиссеров вам интересен? У кого вы хотели бы сниматься? я знаю вас как очень деликатного и скромного человека, абсолютно не пробивного и очень талантливого и глубокого артиста. Может, стоит иногда активно пробоваться у знаменитых режиссеров? Мне кажется, что Лунгин ваш режиссер. Радуйте нас новыми ролями.

В. Цекало: - Как раз вчера Лунгин отмечал 60-летие, по всем российским каналам шли его фильмы, я не присутствовал на юбилее, потому что он ничего обо мне не знает. Но после вашего такого правильного пинка (хотя я не могу сказать, что я непробивной, другое дело что я не нагл), я после вашего ответа уж задумаюсь над вашим вопросом. Вот так.

Улыбайтесь, господа, как говорил Янковский, улыбайтесь, говорите, задавайте вопросы, можно и каверзные. Ну-ну-ну, смелее!

галина непорожняя: - о какой роли вы мечтаете? в каком театре вы хотели бы работать? когда вы работали на телевидении в программе ноябрева "памятник", встреча с какими артистами вам особенно понравилась в творческом отношении за рамками программы? вы были знакомы с андреем мироновым во время стажировки в москве. расскажите, что запомнилось. спасибо.

В. Цекало: -
Андрей Александрович действительно для меня был очень большим кумиром, и остается им. Запомнились мне 2 момента - когда мне было 14 лет, Театр Сатиры приехал в Киев, и я прошел, тихо пробрался на его репетицию в Октябрьском дворце. И в день спектакля я очень волновался, потому что я знал, что куплю цветы, пришел на спектакль, и все представление ждал момента, когда спектакль закончится, и я выйду на сцену и подарю цветы. И вот я вышел на сцену, подарил цветы и сказал, как влюбленная женщина: благодарю вас. И после этого я у мамы все время спрашивал, выше ли он меня ростом. Меня всегда это волновало, потому что я всегда хотел быть 1 метр 80 см.

А в Москве, когда я был на практике, я был в Театре Сатиры, и мои киевские родственники, которые стали москвичами, пригласили меня на застолье. Я сидел возле Миронова, он подливал мне виски, которого тогда вообще никто не видел, и так наподливал, что я осмелел и сказал ему: "Андрей Александрович, я вот в Москве, но ни одного спектакля не видел с вашим участием. Билетов нет". И он пригласил меня на спектакль "Ревизор". Я пришел, и после спектакля вновь подарил ему свои стихи, опять-таки как влюбленная девица. Все эти моменты, все эти встречи с Мироновым остались у меня в сердце на специальной полочке, где сидят, свесив ножки, те люди, которые для меня очень дороги.

Все встречи московскими актерами в программе Ильи Ноябрева «Я памятник себе» были интересными, тем более что мы с Ноябревым в основном сами придумывали все ситуации, все сценки. В основном они реагировали с юмором, только Зиновий Высоковский как-то не повелся на наши приколы, ну и Бог с ним. Зато я видел Гундареву, видел Полищук… В общем, воспоминания о передачах хорошие.

А насчет роли, о которой я мечтаю... У нас, знаете ли, вообще ни черта нет, поэтому любая роль, которую мне предлагают, должна стать моей. Хотя в фильме «Синие как море глаза» у меня большая роль, она проходит через весь фильм. Поэтому я не могу сказать, что хочу сыграть, допустим, Ленина, или Тома Сойера. Что предложат, то и сыграю. Но я уверен, что сделаю это хорошо. Недавно я снимался в "Возвращении Мухтара", причем уже в четвертой серии, и в каждой серии я был разным - американцем, русским, евреем, т.е. палитра у меня широкая. А недавно я ездил в Москву, снимался в фильме "Весельчаки". Его снял московский режиссер Феликс Михайлов. Это фильм о мальчиках-травести. И я должен был сыграть сельского выпивоху. И когда он мне это предложил, я сказал: «Вы что, я же городской, интеллигентный человек». А он говорит: «Вот я вас здесь вижу». Он мне дал текст - два или три слова, я даже хотел отказаться сниматься в этом фильме, но режиссер меня убедил, сказал, что у меня будет хорошая роль. И действительно, я поехал и снял две очень хорошие сцены. Почему я говорю, что они хорошие - недавно я их ездил озвучивать, и мне не стыдно за них, очень славно получилось. Хотя я не сыграл мальчика-травести. Наверное, не слишком красив.

Аркадий Гарцман: - Уважаемый Виктор! Ваше обаяние - оно врождённое или благоприобретенное? Видя вас, люди всегда улыбаются. Как этого достичь?

В. Цекало: -
Видите, это лишний раз доказывает, что я совершенно некрасив! А обаяние от родителей. И мне очень приятно, что я современник Гарцмана. От него тоже исходят обаятельные флюиды, тем более это человек не последний у нас в государстве. И я очень горд, что именно он придумал фразу: "Каждая страна должна иметь своего Цекало». То есть Цекало есть в России, Цекало есть в Украине, Цекало должен быть в Америке, Израиле, Африке. Цекало - это уже не фамилия, это уже бренд, профессия. И я гордо несу это имя. Гарцман, привет! Кстати, Гарцман в переводе означает "Сердечный человек". Так что любой человек, если он хороший, он уже Гарцман. Есть две фамилии - Цекало и Гарцман. И они могут определять состояние души, воспитания... Но это я уже зациклился, вернее зацекалился в своих рассуждениях, а там же много людей ждет, там же наверное женщины что-то эдакое хотят спросить, про количество жен!

Лена: - Виктор, я читала, что вы большой любитель женского пола, были женаты три (или уже четыре?) раза. Так вот мой вопрос - а на фига жениться, если все равно потом разводиться? Живите себе вместе, а если надоест - просто разбежались, без всяких проблем.

В. Цекало: -
А вы, Лена, познакомьтесь со мной, и мы с вами узнаем - разведемся мы или не разведемся. А насчет того, что я любитель - я нормальный любитель. А почему я женился... Знаете, наверное, у вас есть пара, как и у каждого человека, он ходит налево, она ходит налево, но при этом они живут вместе. Но это же ложь! Ложная ложь! А я просто честен. И если я встречусь с вами, кто его знает, может, мы и не скажем друг другу до свидания, а только здравствуйте. Я уже представляю, как вы там прыгаете от счастья, Лена.

Инга: - Здравствуйте! А Вы часто встречаетесь со своим братом Александром? Он не зовет в Москву перебраться?

В. Цекало: -
Сейчас с Сашей видимся редко, в основном разговариваем по телефону. Когда я был в Москве и озвучивал фильм, мы с ним встретились и пошли покушали. Не попили, а именно покушали – мы оба не пьем. В Москву он меня не перетаскивал. Дело в том, что когда-то на семейном совете мы договорились, еще когда был дуэт «Академия», что Саша с Лолой – их же двое, их больше, чем я один. И вот мы решили, чтоб они забрали себе Россию, а я один, и мне дали страну поменьше - это Украина. Я считаю, что это по-братски. И это залог того, что Киев и Москва - это города-братья. Более того, хочу сказать некоторым людям там, наверху, что пока Саша Цекало будет в России, и пока Витя Цекало будет в Украине, никогда, пока мы живы, эти государства не будут враждовать! Запомните, пожалуйста, это, люди там, наверху!

Жора: - А вам когда-нибудь предлагали сниматься в эротическом или даже порнографическом фильме?

В. Цекало: -
Вы знаете, Георгий, я сейчас буду говорить не о вас. У меня был друг Жора, и что интересно – этот Жора стал Жанной. Я еще раз повторяю – я вас ни в коем случае не хочу обидеть. У меня был товарищ-актер Жора, и она стал женщиной Жанной. Я не знаю, эротично ли я отвечаю? Это по поводу имени Жора, я вас не дразню, просто это имя у меня с Жорой-Жанной ассоциируется. Мне пока никто ничего не предлагал, но после вашего вопроса я стану качаться, и если мне предложат - я не откажусь. Сейчас кризис, надо хвататься за любую работу. Может, вы режиссер? Так я сразу говорю - я согласен. Даже если вы студент – я бесплатно снимусь у вас. Кстати, не так давно я снялся у барышни по имени Маргариты, она сняла фильм по рассказу Аверченко, и я там играю толстого гнусного старого любителя женщин, такого архивариуса. К нему приходит молодая девушка, и он поглощает ее открытые груди. Вот все, что касается эротики в моей жизни.

Игорь, Киев: - Вы считаете себя состоятельным человеком?

В. Цекало: -
Я думаю, что я очень состоятельный, поскольку, во-первых, меня пригласили сюда. Во-вторых, я не пью, не курю, это дает мне право чувствовать себя состоятельным в своем здоровье. Вот, что я имею ввиду. А если я буду здоров, то у меня будет все. Мне не нужна машина, как признак состоятельности, у меня есть квартира, и это хорошо. У меня есть дочь, есть брат, есть Родина - это я не выспренно говорю. Много ли денег? Надо зарабатывать. Работа есть, хотя бывает, что ее и нет. Думаю, что и Черновецкий не полностью состоятельный. Думаю, что и президент не полностью состоятелен в решении своих планов. Это все относительно. У меня были хорошие родители, было хорошее воспитание. Я думаю, это тоже мое состоятельственное состояние. Деньжат, конечно, могло быть и побольше, но если все мерить деньгами, то это было бы скучно. Ведь бедные ж тоже плачут.

Ира Савельева: - Многие известные актеры подрабатывают тамадой - причем не делают из этого секрета. А вы не грешите этим? И если да, то сколкьо стоят ваши услуги?

В. Цекало: -
Во-первых, тамада - это если бы я, например, был вашим одноклассником, мы собрались бы, и я, всех зная, говорил бы - сегодня я тамада. Катя, этот тост тебе, Ваня, этот тост тебе. Тамада - это человек, который всех знает. А то, что вы имеете в виду - это ведущий, конферансье. Я этим не грешу, потому что не считаю, что это грех. Это такая же работа, как все, если хотите, тот же спектакль. Я довольно долго работал в ресторане разговорником. А недавно я был в Крыму на дне рождения, это было на берегу моря на фоне замка, были приглашены разные артисты, было замечательное шоу. Гости завязали свои желания в шарики и отпустили их вверх. А в конце вечера халтурили так же, как и я – группа Бони М. Так что "грешат" все. Это работа. Если людям понравилось - это хорошо. Сколько это стоит - о деньгах у нас, американцев, не принято говорить, но если меньше работы - меньше денег, больше работы - больше денег. Я не говорю – только так, и никак иначе. Но если морда жлобская, то хочется с него скачать побольше, а если люди интеллигентные, то не в ущерб себе - можно договориться. В Крыму были очень интеллигентные люди, и вот сейчас должен быть еще один день рождения - тоже интеллигентные люди. Так что если у вас, Ира, в ближайшее время день рождения - давайте свяжемся, и с удовольствием устроим хороший веселый праздник. И договоримся насчет гонорара. Может, посмотрю на вас и растаю, и буду вам платить, только бы вы согласились меня пригласить ведущим.

Яна: - Вместе с Вами в "Сорочинской ярмарке" снимались такие звезды, как Ротару, Меладзе, Лолита, Киркоров, Данилко и многие другие. Скажите, а как с ними работается?

В. Цекало: -
В "Сорочинской ярмарке" я снимался со всеми, но конкретно наша встреча была в сцене с Лолитой. Она была очень уставшей, а я сел в корыто, в котором она должна была меня мыть. И я сказал: "Привет, Лола, мы не виделись десять лет. Это ж надо – десять лет не видеться, чтобы оказаться перед тобой голым в корыте". А она сказала: "А-а-а, фигня". Правда, сказала это несколько по-иному. Тем не менее, мы хорошо сыграли, весело. А с Сердючкой мы снимались в другом фильме, это был биографический фильм, я там играл директора цирка Сигизмунда Арчибальдовича. К сожалению, забыл название фильма. А с Меладзе в "Сорочинской ярмарке" тоже снимались отлично, с юмором. Он все время говорил: "Боже-боже, какой же я плохой актер!". А я ему отвечал: "Ну и что, зато я плохой певец. Так что работаем мы одинаково хорошо".

Лариса: - Добрый день, скажите, пожалуйста, а вы где предпочитаете отдыхать - здесь или за границей?

В. Цекало: -
Я предпочитаю работать на родине, поскольку я не отдыхаю, я же не землекоп, который должен отдохнуть. Я никуда не езжу. Я был когда-то в двух заграницах, еще в перестроечное время - в Америке - высоко, и в Монголии - низко. Зачем мне быть посередине? Кстати, это к вопросу о состоятельности. Боюсь, что если я уеду за границу, а тут будет очень классное предложение… Кстати, брат Саша приглашал меня во Францию на свою свадьбу, в замок, который Наполеон подарил Жозефине. Но я снимался в фильме у Делиева и не поехал. Поэтому думаю, что мои будущие работы и мои заграницы еще впереди.

Сергей, Харьков: - Когда-то давно вы хотели покорить Москву, но из этого ничего не вышло, и вам пришлось вернуться в Киев. Не жалеете об этом? Не хотите попробовать еще раз, или уже поздно?

В. Цекало: -
Во-первых, я уже сказал, что мы с Сашей разделили наши сферы влияния. Тогда я уехал из Москвы из-за семейных дел, и тогда я думал, что никогда больше моя нога не ступит на землю Москвы. Но периодически я снимался в "Большой стрике", и у Лолиты в "Без комплексов", и недавно вот в фильме "Весельчаки". Но начинать с нуля в Москве - наверное, это уже не солидно, и второй раз в одну воду нет смысла вступать. Тем более, что тогда Украина была в полной ж..., а сейчас все-таки поднимает голову, поднимает, поднимает... Хотя, безусловно, Москва мне до сих пор снится. И такие наезды в жизни происходят.

Василий: - Уважаемый Виктор, вас сильно зацепил экономический кризис? Меньше стало спектаклей, корпоративов, званых вечеров и т.д.?

В. Цекало: -
Вы знаете, я работаю в театре "Браво", у меня там только один спектакль. И я не хочу, чтобы их там было больше. Так что спектаклей не уменьшилось, наоборот, сейчас предложили еще одну роль - пьеса "День святого Валентина", и мне предложили там роль Валентина. Только это не тот святой, который женил молодых людей, а современный герой. Что касается работы - я не знаю, сколько бы ее было, если бы не было кризиса. Я работал одно время в казино, проводил там розыгрыши, и мне жаль, что сейчас казино закрылись. Общаться с людьми, шутить с ними, а люди приходят туда разные и порой не очень трезвые, - это была хорошая работа. А сейчас я в ночном клубе "Миллениум" провожу программу, и люди удивляются, как это я в стрип-баре веду программу. А вот так вот я устроился. Я не показываю им свое молодое белое тело, хотя очень даже мог бы, но тем не менее импровизирую, даже танцую канкан. Так что приходите, полюбуйтесь. А за определенные деньги я могу и молодое белое тело показать. Мало ли что, чем черт не шутит. Может, и Георгий придет, посмотрит на меня, может, он продюсер. Но не более, Жора, не более!

Гена: - В интересуетесь ли вы политикой? Как вам нынешняя ситуация в Украине? Есть ли политики, которым вы симпатизируете?

В. Цекало: -
Вы знаете, у меня только российское телевидение, и я смотрю только фильмы, только шоу, я отдыхаю от знакомых родных лиц, живу в параллельной реальности. Потому что было время, когда я переживал, голосовал, переживал, что не проходят мои любимые лица. Но ничего не меняется. Сегодня, когда я шел к вам на встречу, мало того, что понедельник, мало того, что не было воды в кране, так еще и счет пришел за квартиру - еще больший, чем был. Поэтому я пообщаюсь с вами, приду домой, включу телевизор и буду смотреть хороший российский фильм. Но при этом я патриот, как это вам не покажется странным.

Влад, Одесса: - Здравствуйте, Виктор! А вы служили в армии? И как вы считаете - сейчас служить в нашей армии - это, как раньше, почетная гражданская обязанность или уже совсем даже наоборот?

В. Цекало: -
Знаете, в армии я служил. Я служил после театрального института. Молодой человек (это я о себе), после театрального института, который воспитан на спектаклях, пьесах - представляете - попасть в армию, причем не в 18 лет, а в 23?! Более того, когда я появился там, мама прислала журнал "Юность", в котором напечатали мой рассказ, и я, полный идиот, ходил и показывал - вот, напечатали мой рассказ. То есть я себя закапывал сам же. После этого я отхавал так немало, и так неплохо, что меня комиссовали, поскольку я 4 месяца служил, а потом 5 месяцев лечился. Я беременен этой армией, у меня есть шрамы от всех этих лечений. Я никогда об этом не говорил, но сейчас скажу, что во мне были всякие шнуры, и из меня выкачивали все то говно, которое советская армия в меня вкачала. Например, был у нас такой львовский паренек-сержант, так он после бани в январе заставлял нас маршировать на плацу. А помыться солдату, попариться доводилось не каждый день, а раз в неделю. И мы разгребали снег, потом собирали его и снова раскидывали. Так что воспоминания об армии у меня просто хреновые, и говорить на эту тему не хочется. Хотя были и смешные моменты - я однажды придумал новогоднюю историю по цитате из песни Пугачевой "Вы не верьте, что живу я, как в раю". И мы протянули всех - ротного, замполита, и потом целый январь, с 1 по 31, я через день ходил в наряд. Может быть, после этого я и сломался. Стоит ли сейчас служить? Знаете, когда у меня родилась дочь, я был счастлив, что ее не возьмут в армию. А то, что сейчас происходит – не знаю, хотя отголоски маловеселые.

Александр Ершов: - Виктор, а что это была за история лет десять назад, с вашей помолвкой с Таисией Повалий? Я много об этом читал, но так и не понял, в шутку это было или всерьез?

В. Цекало: -
Может, я был один из первых, кто придумывал всякие такие прикольчики, розыгрыши. С тем же Аркашей Гарцманом мы придумали, что меня пригласили на американский канал, я согласился, но хозяин канала требовал, чтобы я был негром. И по легенде мой продюсер с украинской стороны собрал уже половину денег на пигментацию, но потом сбежал с деньгами. И была фотография в газете, где мое лицо было наполовину черное, наполовину белое. Потом тоже было много розыгрышей, в т.ч. и что мы с Повалий должны пожениться. И действительно, мы снялись у Аркадия дома, сидели, взявшись за руки, а сзади стояли как свидетели Аркаша Гарцман и Игорь Лихута. И была надпись, что Лихута, скрепя сердце, но ради счастья и любви Таисии согласился на это. Лихута после этого говорил, что у него на заправках спрашивали: "Как вы могли отпустить Повалий?!". А еще я запустил розыгрыш, что меняю пол, еще раньше, чем мой товарищ Георгий это сделал всерьез. Мне позвонил мой товарищ, и от недоумения даже не мог сформулировать вопрос, получалось что-то вроде «Да как же!.. Как ты!..». А поскольку он не мог сформулировать вопрос, я не мог сформулировать ответ, и говорил: «Ну вот так вот как-то, ну!»

Антон, Киев: - Кто ваш любимый зарубежный и отечественный актер или актриса?

В. Цекало: -
Обычно такие вопросы задают совсем уж молодым. Я даже не могу вам сказать. Вот Джеки Чан - хороший актер, хорошо делает кульбиты, но я не могу сказать, что он мой любимый. Деми Мур - хорошая актриса, но я не могу сказать, что представляю себя с ней в постели. Мне просто надо, чтобы был хороший фильм. Я заметил, что в хороших фильмах по хорошим сценариям снимаются хорошие актеры. Главное, чтобы был хороший фильм. Раньше я очень любил Миронова, Баталова, Никулин хороший артист, Карцев, Хазанов, Луи де Фюнес. Мои воспоминания все оттуда, из детства. А, Юрский, опять же, очень хороший артист!

Марина: - Добрый день, скажите, ваша дочь уже радует вас своим актерским талантом? Она уже снималась в кино? Сюда не хочет приехать работать?

В. Цекало: -
Маша закончила актерские курсы, у нее есть жених, они вместе там учились, и у них по вечерам есть какие-то спектакли, вернее, перфомансы. А в кино она не снимается. А насчет приехать сюда – да тут свои то не снимаются, а еще американцы к нам будут приезжать! В прошлом году Маша приезжала сюда с женихом, с мамой - моей бывшей женой, мы очень хорошо посидели, и этим она меня очень порадовала. Как все американцы, она днем работает на другой работе, а по вечерам устраивают театральные перфомансы. Но до уровня Деми Мур еще не доросла. К тому же живет она в Нью-Йорке, а не в Лос-Анджелесе. Но поскольку она моя дочь, а с ее мамой мы познакомились в театральной студии, то она очень хороша, и коль станет на актерские рельсы плотно, то думаю, что что-то интересное и хорошее создаст. Маша, могла бы мне и вопросик задать, я ведь тебе позвонил! Правда, у них сейчас ночь, и она спит. Но знай, что папа тебя любит и о тебе сказал пару слов.

Таня: - Так сложилось, что все ваши роли в основном эпизодические. Вам это не обидно? Ведь каждый артист мечтает о большой главной роли.

В. Цекало: -
Обычно все говорят одно и то же - может быть снят фильм, и главные герои будут забыты, а эпизодические роли всегда будут памятны. Так оно и есть. Как это говорят - я мастер эпизода. Взять ту же "Сорочинскую ярмарку", и "Вечера на хуторе близ Диканьки", и сериал "Пять минут до метро", и "День рождения Буржуя". Они и правда памятные, и это не потому, что мне так хочется. Я человек характерный, а характерные роли всегда яркие, с изюминкой. В "Пять минут до метро" - очень большая роль, в «Я считаю раз, два, три, четыре, пять» - тоже хорошая, конкретная роль, и в "Возвращении Мухтара" - там тоже характерная роль. Эпизодическая роль - это где-то там в массовке, без слов. А роль маленькая, но со словами - это уже роль.

Алексей: - Виктор, если не секрет, какой был ваш самый большой гонорар в жизни и за что?

В. Цекало: -
Я вам не буду говорить, какой гонорар самый большой, но была такая веселая история. Я работал когда-то в ночном клубе "Красное и Черное", это был популярный клуб. И довольно часто приходил некий человек, не помню, как его зовут, Леня или Саша, и он как-то благоволил ко мне, улыбался, и однажды мы с ним столкнулись в туалете, и он сказал: "Знаете, Виктор, я тоже хотел быть актером, но не сложилось". Я говорю: "Ну хорошо, у вас свое, у меня свое, встречаемся в «Красном и черном», все славно сложилось". И однажды он ко мне пришел за кулисы и говорит: "Витя, я пришел с женой. Вы можете меня поднять как-то в ее глазах, чтоб ей было приятно?" В полночь началось шоу, и я сказал: "Добрый вечер! Скажите, господа мужчины, кто из вас может похвалиться, что возле вас сидит ваша жена? А?!" И тишина. А я говорю: "А вот наш друг, он пришел со своей женой!». А я ее звали что-то вроде Аэлита, или как-то так. И я продолжаю: «Мало того, что жена, так еще как ее зовут!" И я вызвал ее на сцену, ей подарили шампанское от клуба… В общем, все было очень помпезно и красиво. А через минут 20 он подошел ко мне за кулисы, такой добрый-предобрый, уже немножко красненький, и в сонутой ладошке явно что-то лежит. И я понимаю - пахнет деньгами. Мысленно думаю, ну, полтинник, ну, сто - это уже запредельно. А тогда доллар был не чета нынешнему. И он говорит: "Спасибо, так здорово, все было отлично!" И кладет мне бумажечки из ладошки в мою. И уходит. А когда ушел, я открыл ладонь и увидел там 500 долларов. У меня аж спина взмокрела. Я их не тратил две недели, думал, вдруг он опомнится, и я их конечно же отдам. Но он не опомнился, и я купил себе большую широкую спальную кровать. Я даже об этом писал, что понравился мужчине, который заплатил мне за ночь 500 долларов. Вот такой вот был неожиданный приятный самый большой гонорар. Незаработанный, скажем так.

Игорь: - А вы вообще общительный человек, любите шумные тусовки? Или предпочитаете скоротать вечерок перед телевизором или за чтением книги?

В. Цекало: -
Я очень люблю смотреть телевизор, поэтому укладываю свое молодое белое тело где-то в 4 часа ночи. Поскольку я не пью, лишь иногда бокал шампанского могу позволить, то особо не тусуюсь. Но у меня есть пиар-менеджер Алена, она всегда знает, что, где и когда, и мы с ней ходим иногда. Но если нет вечера никакого с компанией, с фотографиями, то ничего страшного. Но есть такая газета, не буду ее называть, которая все время пишет, что если я с кем-то стою и разговариваю – то я обязательно кого-то домогаюсь, кого-то спаиваю шампанским, и при этом постоянно от меня убегают женщины. Почему так пишут, я не понимаю. Хоть бы написали, что я згвалтовал уже кого-то. А так пишут, что я все время одинок. Вот, недавно опять меня спаровали с одной певицей, но почему-то не написали, что рядом сидел ее муж. Поэтому я хочу попросить эту газету: придумывайте про меня, но так, чтоб было поскандальней! А то как-то больно убогонько я гвалтую, как-то не до конца.

Светлана: - Если бы была такая возможность все в жизни изменить, вы бы ею воспользовались? Что бы поменяли?

В. Цекало: -
Я знаю, что бы я поменял. В первой половине жизни я бы поменял свой характер. Я бы сделал его спокойней, мягче, и не сделал бы глобальные ошибки, которые я сделал. Но если бы я не сделал эти ошибки, то сейчас был бы другой, не такой, как сейчас. Я не знаю, что было бы, но, как говорится, "если бы молодость знала, если бы старость могла". Что сделано, то сделано. Но хорошо уже то, что вы смотрите на меня, задаете мне вопрос, а если мне удастся еще и вас увидеть, если моя просьба подвигнет вас встать перед моими очами, и вы прикоснетесь к моему молодому белому телу... Извините за эту фривольность. Просто я хотел разбавить серьезность вопроса. А то еще подумаете, что я такой умняк толкнул.

Антон: - Читал, что вы обожаете розыгрыши. А можете рассказать самый смешной, на ваш взгляд, розыгрыш, и кого вы так разыграли?

В. Цекало: -
Я любил розыгрыши с детства. Помню, звонил своей бабушке, говорил, что это звонит сосед сверху – вы меня залили! (оценка ущерба залив) Бабушка возмущалась, говорила, что у нас все краны закрыты. А я кричал – вот вода льется, я ваш сосед сверху! Бабушка не слышала, что я сверху, и это было очень смешно. Также разыгрывал родителей. Папа у нас был разыгрывателем, и у меня, и у брата это все от него пошло. Из глобального – однажды не было родителей, а мама повесила в туалете лук в чулках, так раньше делали, и получилась такая длинная штука, похожая на ноги в чулках. Я надел туда носки, брюки, обувь, и было полное впечатление, что человек повесился. И когда к нам пришли гости, тетя Мая зашла в туалет и тут же вылетела оттуда с истерикой. Это тоже было смешно. Еще я как-то позвонил жене своего друга, сказал, что звоню из ЖЭКа, к нам приехала группа афганцев-беженцев, три человека, и мы собираемся поселить их у них на квартире. Она начала говорить, что мужа нет, и она не может сама решать, начала оправдываться, у нее началась истерика. А я говорю: "Анжела, это Витя Цекало". Была пауза, и я был отправлен по конкретному адресу. Но ее испугом я успел насладиться. Может, это не очень хороший розыгрыш, но мне тогда было смешно.

Саша: - Здравствуйте! Скажите, а что вам больше нравится - сниматься в кино или играть в театре? Вот говорят, что в театре есть контакт со зрителем, там интереснее. А как по мне, так мне ближе кино.

В. Цекало: -
Вот вы сами и ответили. В театре действительно - они мне, я им, такая взаимная у нас любовь. Можно что-то улучшить, что-то добавить. В кино зато можно переснять, и там тоже есть реакция, съемочная группа ведь смотрит, реагирует тоже как-то. Помню, в фильме "5 минут до метро" я снимался с Мариной Могилевской. Я не был с ней знаком, но мне надо было пытаться ее изнасиловать. Естественно, я стеснялся. Спросил ее, как ее можно касаться, до какого предела. Она говорит: тут, тут и тут. Посмотреть пришла вся группа, шли с других съемок, в результате было человек 40. И у меня была дилемма: либо зажаться, либо насиловать. Короче, сделали как сделали, сняли, они улыбались, в результате Марина говорит: "Ну, можно было бы и покруче". А если вы придете в театр "Браво" на спектакль "Трио любви или травма желания", то я там даже раздеваюсь, скажем так, догола. И можно насладиться моим молодым белым телом. Это так заложено в пьесе, не думайте, что это я придумал, чтобы себя продать.

жилин: - Виктор, здравствуйте! Как, по-вашему, отчего блистательные художники - неважно, актеры ли, режиссеры - украинского происхождения всегда рано или поздно тикали "з дому" и обретали себя в Москве?

В. Цекало: -
Потому что условий для развития и раскрытия здесь никаких нет. Потому что Москва - это Голливуд. Наверное, там наверху у них дяди понимают, что искусство – это искусство. А у нас, кроме сала и водки, нет больше никаких ценностей. Конечно же, у нас не все так примитивно, но просто там, очевидно, ценят человеческие ценности, а здесь на них наплевать. Я, например, за два языка - за русский и украинский, а тут русский язык просто гонимый. Мне очень нравится в Москве то, что там дяди и тети, которые приезжают в столицу из провинции, становятся начальниками, они поднимаются до уровня Москвы, и подтягивают свой уровень до уровня Москвы. А у нас же дяди, попавшие в Киев, в культурный центр, подтягивают этот культурный центр до уровня провинции, из которой они приехали. Поэтому и надо не тикать отсюда, тогда и у нас будет своя Москва и своя культура.

юлия: - Виктор,добрый день, эта конференция - отличная идея. спасибо за возможность общения.

мои вопросы:

1. на какой ближайший спектакль к вам можно прийти?
2. какие люди вас к себе располагают?
спасибо.

В. Цекало: -
1. Во-первых, сейчас в театре отпуск. И я еще раз вам говорю - театр "Браво", спектакль называется "Трио любви или травма желания". Но я там не один на роли, поэтому позвоните в театр и спросите, кто играет. Естественно, я хочу, чтобы вы пришли на меня. Еще будем репетировать "День святого Валентина", тогда и встретимся еще раз. А жизнь - это такой спектакль. Может, я сейчас пойду домой, и мы с вами столкнемся, раз вы меня видите, а я вас не вижу, для меня это будет приятный сюрприз.

2. Люди располагают те, которые с юмором, которые... Я даже не знаю. Красивая женщина для меня, например, это не обязательно ее идеальные пропорции. Это должен быть какой-то звоночек – бац! Вот такие женщины меня располагают. А мужчина какой… Тоже, думаю с юмором. Вот напротив меня сидит Дима, и просто тут колокол бьет надо мной - бом, бом, бом, и я даже жалею, что я не женщина, он бы стал моим! Это не для Жоры сказано, а для Димы, а Дима меня поймет правильно!

Жанна: - Виктор, не скучаете ли по Одессе? И что это Вы ничего не говорите о личной жизни?

В. Цекало: -
Милая Жанна, во-первых, я хочу сказать, что очень скучаю по вам, очень скучаю по вашим кудряшкам, по вашим улыбкам. Видите ли, Жанна, я тут не один, а то я бы сейчас вам наговорил бы… Что я, собственно, и сделаю потом.

А по Одессе - во мне это заложено, у меня мама жила в Одессе, и я работал там в филармонии. И поскольку мы с вами работали вместе над фильмом «Синие как море глаза», так что я очень рад, Жанна… А, сейчас я вам позвоню, Жанна, и докажу вам... Если вы, конечно, та Жанна... Сейчас... Всем другим Жаннам не брать трубку!

Ирина Мусиенко: - Виктор, добрый день! Ваши творческие планы? Какие роли Вас ждут в ближайшее время? Заранее благодарна за ответ.

В. Цекало: -
Я не знаю, что меня ждет, госпожа Мусиенко. Но одно то, что я знаком с вами, зная вас как очень веселую, юморную женщину, любящую театр и искусство, потому что вы ходите и на концерты, и на спектакли, и увлекаетесь танцами - уже одно это заставляет меня радоваться жизни. Даже если пока что нет никаких новостей, ролей, стоит вам позвонить - и мы шуткуем так хорошо, что у нас получается маленький разговорный телефонный спектакль!