…боевую выучку и доблесть немецких «тружеников войны». Обидным словом «фашист» их старались не называть. И наоборот, воинскую доблесть наших отцов и дедов тогда (да и сейчас этим грешат) низводили до поступков умалишенных личностей.

В той статье с плохо скрываемой симпатией повествовалось о достижениях немецких летчиков на Восточном фронте, приводилась сравнительная статистика побед «гитлеровских орлов» и «сталинских соколов». Сравнение было обескураживающим для последних: 15 лучших наших летчиков-истребителей сбили каждый за всю войну от 41 до 62 вражеских самолетов, 15 асов Люфтваффе пустили к земле от 203 до 352 советских «ястребков» и «бомберов»!

Наши «звезды» воздушного боя Александр Иванович Покрышкин и Иван Никитич Кожедуб со своими 59 и 62 (соответственно) лично сбитыми самолетами в сравнении с Э. Хартманном (352 победы), Г. Баркхорном (301) или В. Новотны (250) кажутся зеленными первокурсниками летных училищ.

Напрашивается естественный вопрос: каким же образом наши предки практически в одиночку разгромили армию, у который были такие асы? Нет, конечно, нам не должно быть стыдно за более скромные, на первый взгляд, показатели советских летчиков. Да и рекорды фашистских асов выглядят весьма подозрительно. На это обращали внимание не только серьезные советские военные историки, но и их английские коллеги. Но обо всем по порядку.

Немцы во Второй мировой, безусловно, были отличными воинами, иначе за девять месяцев они не овладели бы Европой. Гитлер через превосходно отлаженную пропагандистскую машину шесть лет целенаправленно готовил нацию к военным тяготам, внушая рядовому немцу, что без войны «за жизненное пространство» нация обречена на деградацию.

В предвоенные годы, как и в СССР, в Германии увлечение авиацией было всеохватным. Существовал культ авиации. Изречение «Флигер зинд Зигер» («Летчики – это победители») являлось официальным лозунгом.

Ну а военное дело немыслимо без четкой системы награждения отличившихся. Основополагающим знаком отличия боевых заслуг являлся Железный Крест разных степеней. Первым в череде наград на лацкан мундира крепился Крест второй степени, затем – первой. После него следовал Рыцарский крест, вешающийся на шею. Далее следовали Кресты (по возрастающей ценности) с Дубовыми листьями, Мечами и Бриллиантами. Последняя награда примерно соответствовала нашему званию Трижды Героя Советского Союза.

Для того чтобы шею немецкого аса стягивал Рыцарский крест, ему необходимо было на Западном фронте одержать 40 побед. Обращаю внимание, не сбитых 40 самолетов, а именно одержанных побед, что не одно и то же. Летчику, по сути, следовало набрать определенное количество баллов, которые и приравнивались к победам. Например, за уничтожение одномоторного самолета полагался один балл; двухмоторного (читай, легкого бомбардировщика) – 2; четырехмоторного (тяжелого «бомбера») – 3 балла. За поврежденный истребитель также следовал один балл, а за повреждение легкого и тяжелого бомбовоза соответственно 2 и 3 зачетных очка.

Фашистский ас Х. Лент, летавший до своей гибели только на Западном фронте, получил Крест с бриллиантами за 113 побед. А Рыцарский крест ему навесили всего за 16 сбитых машин. Примерно за столько сожженных в небе самолетов у нас давали Героя.

Другой ас Г. Ябс получил «Рыцаря» за 19 пущенных к земле «факелов», при этом в его послужном списке к концу войны значилось 50 побед. К воевавшим на главном – Восточном фронте – подход к наградным регалиям был значительно более скупым. Причина отнюдь не в заведомой слабости русских асов. Достаточно сказать, что Покрышкина сбивали только два раза, и то в начале войны, когда истребители, на которых летал будущий трижды Герой, уступали «мессеру» в скорости более чем на 100 км/час. А Ивана Кожедуба не сбивали ни разу.

Напротив, «лучших асов всех времен и народов» буквально замучили советские асы, заставляя тех выбрасываться с парашютом из подбитых самолетов. Легендарный Хартман 4 раза испытывал защитную амуницию. Баркхорн 9 раз парашютировался. Г. Берр (который, если верить написанному, имел на своем счету 221 сбитый самолет) допрыгался с парашютом (18 раз) до такой степени, что его однополчане дали ему прозвище «парашютист».

Более того, немцы по ходу войны планку для наградных все время поднимали. Дубовые листья добавляли к Рыцарскому кресту на Восточном фронте в 1941 году за 40 сбитых самолетов, в 42-м – за 100, а в 44-м году планка поднялась на отметку 190! По логике должно быть наоборот, ведь по техническим характеристикам наши машины к 1944 году заметно превосходили немецкие, а значит, сбивать их стало тяжелее. С чего бы такое деялось?

Причина ужесточения требований заключалась в банальных приписках, которыми ужасно грешили на Восточном фронте немецкие летчики. На Западном фронте заниматься очковтирательством было опасно. Стоило любителям «легких» побед приукрасить отчетность, как мощное английское радиовещание на Германию «размазало» бы этого «героя» по полной программе.

Известен курьезный случай, описанный в английских источниках. На Севере Африки в августе 1942 года обер-лейтенант Фогель со своим звеном пристрастился после каждого вылета на задание рапортовать о ярких победах над англичанами. За месяц он и 3 его подельника доложили о 65 сбитых самолетах англосаксов. На головы баснописцев сыпались награды. Англичане стали ехидничать по этому поводу. «Асов» допросили, и те признались, что боекомплект расходовали большей частью стрельбой по барханам. Звено «фантастов» расформировали и разбросали по разным частям.

У нас подобные художества закончились бы штрафбатом (в лучшем случае). Почему? А потому, что каждый сбитый щедро оплачивался сталинской казной. За истребитель давали 1 тысячу рублей, за двухмоторный самолет – 2 тысячи. Начфины люто следили за исполнением финансовой дисциплины. Им не хотелось за невинные приписки к послужному списку асов 2 – 3 самолетов париться на нарах или с ППШ наперевес штурмовать в штрафбате позиции немцев.

Александр Покрышкин всю свою жизнь считал, что сбил 70, а не 59 фашистов. Но начальство отказывалось к его боевому списку дописывать самолеты, сбитые в групповых боях. Да что там Покрышкин, когда этого не могли сделать даже сыну Сталина Василию! Он так и закончил войну с 3 «мессерами».

Поэтому немцы завели такой порядок: после боевого вылета летчики садились за заполнение громоздкой анкеты из 21 пункта. Но и в этих анкетах немчура врала напропалую. Например, в Книгу рекордов Гиннесса попал откровенное трепло Рудорффер, отчитавшийся за сбитые осенью 1943 года над Ладогой за 17 минут боя 13 советских самолетов! Составители книги даже не задумались над тем, что немецкий ас физически этого не мог сделать (разве что ему специально под пулеметы, как на привязи, подводили наши самолеты). Да и очень сомнительно, чтобы у него хватило боекомплекта для такого результативного боя.

Тогда наземные службы в служебных документах не подтвердили, что немец в одиночку завалил целую эскадрилью противника. Тем не менее, он обошел нашего гвардии ст. лейтенанта А. Горовца, который в июле 1943 года один ворвался в плотный строй немецких «Юнкерсов», охраняемых «Фокерами» и «Мессерами», и пустил к земле 8 бомбардировщиков и один «Фокер»! А после того как боезапас был израсходован, пытался протаранить противника, но был подожжен окружившей его шестеркой немецких истребителей. Этот бой подтвердили и немцы, и наши.

Американцы, изучая летную книжку «великого аса» Хартмана, попавшую вместе с хозяином к ним в плен, пришли к выводу, что он изрядно приукрасил свой послужной список. Графа книжки, где указывались типы сбитых самолетов, в большинстве случаев пустовала. И еще любопытная деталь. У немца практически не было сбитых бомбардировщиков – 8% от общего числа побед. А ведь именно «бомберы» должны были преобладать в списках настоящих асов!

И еще важный момент. Германские асы, сбивавшие пачками на Восточном фронте русские самолеты, после перевода их (как лучших) на Западный фронт для борьбы с «летающими крепостями» американцев, становились вдруг совершенно бесплодными. Знаменитый Новотны (три неполных года неустанно корпевший на советском фронте над заполнением аж 255 победных анкет!) за восемь месяцев боев на Западном фронте, находясь в полку реактивных истребителей, не сбил ни одного противника! То же и с другими «звездами».

К слову, лучший английский ас Д.Джонс имел в своем послужном списке только 38 поверженных врагов. А ведь общепризнано, что англичане выиграли воздушную «битву за Англию». По крайней мере, не проиграли ее.