…рыцарские поединки порядком наскучили уже своей излишней бескровной спортивностью.

Пассионарность народившегося дворянского сословия, пришедшего на смену рыцарству с его щепетильным понятием долга и чести, искала выхода. И она его нашла в кровавых поединках-междусобойчиках. Дуэли пришлись по душе знатным людям, и они с воодушевлением принялись отстаивать свои поруганную честь и достоинство. Темперамент дворянина цеплялся за любой повод, чтобы иметь возможность в поединке один на один вкусить кайф от адреналиновой встряски организма.

В XVI веке «забава» приняла весьма угрожающие размеры. За полтора десятка лет правления Генриха IV около 8 тысяч знатных особ пали, продырявленные насквозь шпагами и жаканами мушкетов, не считая многих тысяч покалеченных честолюбцев. Пришлось королевским вердиктом, запрещающим поединки, усмирять пыл расходившейся знати.

В конце XVII века по мере «евроинтеграции» Московского царства дуэли пришли и в Россию. Попытки Петра I по своему обыкновению драконовскими методами обуздать новую «моду», которая, словно пандемия тяжкой болезни, накрыла Россию, не имела успеха. Воинским уставом 1715 года за сам вызов на дуэль лишали чинов и частично имущества, за выход на поединок и обнажение оружия — смертная казнь с полной конфискацией имущества. Императора можно было понять. Каждый толковый офицер был на счету в его малолюдном царстве, а тут еще эта напасть, уносящая жизни сотен и тысяч боевых офицеров.

Но джинн уже был выпущен из бутылки. И уже Екатерина Великая, кстати, сама в 15-летнем возрасте не на шутку бившаяся на шпагах со своей троюродной сестрой, подходила к этой проблеме мягче. Ежели поединок заканчивался без трупов, оскорбленный отделывался денежным начетом, а обидчику, «яко нарушителю мира и спокойствия», полагалась пожизненная командировка в Сибирь.

Наконец, намаявшись с запретами, царь Александр III по прозвищу Миротворец махнул державной рукой и «Правилами о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде» от 20 мая 1894 года разрешил дуэльные разборки.

Несмотря на то что в целом русские переняли европейский кодекс дуэли, они все же привнесли местный колорит в поединок. Русские дуэли отличались крайней степенью бескомпромиссности: если в Европе вышедших к барьеру стреляться разделяло минимум 15 шагов, а обычно было 30, то на Руси жаждущие сатисфакции становились в 6-8 шагах друг от друга (это считалось нормой) и палили друг в друга без ограничения, пока кто-нибудь не укокошит противника. Минимальное расстояние допускалось в 3 метра, т.е. фактически дуэлянты приставляли дула пистолетов к гордым лбам.

Кайф от дуэлей ловили не только военные, но и сугубо цивильные личности. Александр Сергеевич Пушкин слыл забиякой и бретером, с азартом игравшим со смертью. В 1822 потомок Ганнибала на дуэли с офицером Зубовым в ожидании выстрела противника небрежно щелкал вишни и плевал косточками в его сторону, чем привел своего визави в неистовство, и тот дал маху, попав в белый свет как в копеечку.

Классической схемой дуэли, которая дошла до нас, был смертельный поединок между поэтом и Жоржем Дантесом. Опускаем за скобки причины вызова на дуэль Пушкиным гвардейского офицера.

«Вооруженные пистолетами противники… идя один на другого… не переступая барьера, могут стрелять». Расстояние между барьерами «равняется 10 шагам». «…После выстрела противникам не дозволяется менять место… Когда обе стороны сделают по выстрелу, то в случае безрезультатности поединок возобновляется как бы в первый раз…»

«Стрелка» закончилась трагедией – Россия потеряла своего первого пиита. Не помогло и то, что секундант Пушкина Данзас втихаря насыпал в пистолеты пороху по минимуму, надеясь, что дело закончится, в худшем случае, ранениями. И действительно, пуля, выпущенная Дантесом, попав в нижнюю часть живота Пушкина, ранила поэта, а не убила его тотчас наповал. И уже лежа раненый Александр Сергеевич, слывший отличным стрелком, стрелял в противника и должен был убить его, если бы заряд пистолета соответствовал номиналу. А так пуля прошла через руку Дантеса, срикошетировав в сторону.

Под стать дуэлянтам-мужчинам были и русские женщины. Но это тема другого рассказа.