...и достижений. И это вполне логично: мало кто может похвастаться, что уже 15 лет назад работал с такими звездами, как Таисия Повалий, Ирина Билык, Александр Пономарев, L-Кравчук...

Сегодня балетмейстер уже не так гонится за деньгами и славой, как в былые времена. Много времени он посвящает обучению танцам в открывшейся недавно киевской танцевальной школе «Release». Как объяснил Дима в интервью корреспонденту From-UA, любой желающий может попасть к нему на мастер-класс. И, что самое главное, для этого не обязательно быть сверходаренным или иметь туго набитый кошелек.

From-UA: – Дима, как Вы пришли в хореографию?

Д.Коляденко: – В 15 лет я поступал в театральный, и мне надо было обучиться танцу для того, чтобы сдать экзамен по танцу, потому что я вообще не танцевал. Мне пришлось поступить в народный коллектив и за 3 месяца пройти школу обучения танцу для того, чтобы подготовиться в театральный вуз. Когда я поступил в театральный, у меня было в день по 8 часов танца: 2 часа народного, 2 часа бального, 2 часа самодвижения, 2 часа классики. Плюс 2 часа бассейна. И это на протяжении 5 лет. Естественно, тут и заяц, и слон затанцует. Я влюбился в танец и понял, что это самое прекрасное, что может быть на свете. Это жизнь. Вообще, танцующие люди дольше живут, они лучше занимаются сексом. Танец многое дает для человека. И вот с 15 лет я танцую.

From-UA: – А когда именно Вы решили стать хореографом?

Д.Коляденко: – Это вытекло само по себе. Я учился на актера театра. У меня есть диплом артиста театра. Я проработал 2 года в Сумском музыкально-драматическом театре имени Щепкина, протанцевал во всех опереттах и понял, что мне надо заниматься танцами. Мне это интереснее. В 1993 году я приехал в Киев со своим коллективом, с балетом «Арт-Классик», и мы начали заниматься именно танцами. Работали с артистами.

Первые шоу – Повалий, Билык, Пономарев, L-Кравчук. Начал ставить им номера, концертные выступления. Потом я начал ставить мюзиклы, которые шли на «Интере»: «Золушка», «Снежная королева», «Фигаро». Потом подсоединились еще артисты московской эстрады, и всем я ставил номера со своим балетом. И в тот момент я подумал: да, я крутой хореограф, я работаю со всеми известными звездами первого эшелона. На то время никто не работал со звездами, только Дима Коляденко.

From-UA: – То есть главным фактором выступила Ваша инициатива?

Д.Коляденко: – Нет. Меня начали приглашать, потому что я уже ставил спектакли и в театрах. В Театре Франко я поставил хореографию к спектаклю «Маркиза де Сад», в Сумах я ставил спектакль «Эдит Пиаф». Я придумал себе такую профессию, что я хореограф. Но мало того, я ж не мог себе из головы взять, что я хореограф, и все. Театральной школы мне хватило. Но я подумал, что мне еще нужно обучиться во Франции. Это будет круто. И я поехал во Францию на 3 месяца в город Шанон, это недалеко от Парижа. И брал там уроки три месяца у педагогов Италии, Испании, Франции. Я ученик самого Мориса Бежара – это самый крутой в хореографии.

From-UA: – Существует заблуждение, что танцы – это удел женщин и лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Вы никогда не чувствовали в связи с этим дискомфорта, косых взглядов невежд?

Д.Коляденко: – Нет. Мне кажется, это глупо. Бальные танцы – это партнерство. Самое главное в танце – это партнерство мужчины и женщины. На сегодняшний день уже никто не смеется. Уже ребята танцуют просто так на майданах, на Европейской площади. Уже танцуют пенсионеры. Это очень модно – танцевать. И в мое время я не могу сказать, что я был один мальчик среди большого количества девочек. В том коллективе, куда я поступил, там была половина мальчиков. В театральном у нас была половина мальчиков. Я никогда не был в такой ситуации, когда я один и много девочек. Хотя поначалу, когда мы приехали работать в Киев, я был один солист, и было 8 женщин. Это было круто. Среди них была моя первая жена. У нас есть ребенок.

From-UA: – Почему Ваш выбор пал именно на танцы, а не, скажем, на бокс или футбол?

Д.Коляденко: – Футболом занимается мой сын. И для меня это удивительно – откуда такое пристрастие к футболу. Я никогда не думал о том, что я буду футболистом или хоккеистом. Я уже в 6 лет знал, что я буду артистом, я буду работать и на телевидении, и в кино, и в театре. Да где угодно! И вот – мечты сбываются. Я занимаюсь своим любимым делом. Я никогда не мечтал быть футболистом, потому что знал, что я не хочу быть футболистом, я хочу быть артистом.

From-UA: – Ваша первая жена, Елена Коляденко, тоже известный хореограф. Сложно ли было уживаться в браке двум творческим личностям?

Д.Коляденко: – У нас не было никогда проблем ни в семейной жизни, ни в работе на сцене, ни в работе над какой-то постановкой. Какие-то номера ставила она, какие-то номера ставил я. Большое шоу ставил я, Лена тогда была в тени. Я думаю, что ей захотелось просто выйти из этой тени и тоже самой ставить, потому что мама у нее хореограф. Ей всегда это хотелось делать. И она это делала, просто ей захотелось больше свободы. Она, как современная женщина, решила, что она должна идти своим путем: с новым мужчиной, с новым коллективом, со всем новым. Это природа женщины. Я не могу сказать, что она предательница, она просто женщина, она с другой планеты. Она так решила, и она так сделала. Она сделала свой выбор сама.

From-UA: – А сейчас Вы с Еленой поддерживаете какие-то отношения?

Д.Коляденко: – Мы поддерживаем отношения, чисто связанные с сыном. У нас общий сын, ему 16 лет. Мы созваниваемся редко. Если что-то надо, если надо проконтролировать его, если надо поухаживать за ним. Все, что касается сына – да, мы общаемся. Я думаю, это нормально, потому что мы мама и папа.

From-UA: – Нередко в такой сфере деятельности, как танцы или модельный бизнес, бывает конкуренция. У Вас с этим возникают какие-то трудности?

Д.Коляденко: – Я никогда не чувствовал конкуренцию, потому что в Киеве не так много коллективов, которые работают с артистами. Каждый работает со своим эшелоном. Кто-то работает с Павло Зибровым, кто-то – с Таисией Повалий. Кто-то работает с юными исполнителями, а я всегда работал и продолжаю работать только со звездами. Меня всегда прельщали королевы на сцене и короли. С пешками я никогда не работал. Хотя ничего тут позорного нет. Конкуренцию я никогда не испытывал, потому что нас очень мало в этом бизнесе.

From-UA: – Были ли введены какие-либо инновации в работу школы танцев «Release», в которой Вы преподаете?

Д.Коляденко: – В этой школе много педагогов известных – и Литвинов, и Влад Яма, и Дима Коляденко, и многие-многие. Каждый преподает свой класс. Я лично преподаю эстрадный танец. Эстрадный танец никогда не стоит на месте, он всегда модный, потому что время идет, он растет.

From-UA: – По каким принципам формировался преподавательский состав? Как Вы оказались в этом танцевальном комплексе?

Д.Коляденко: – Меня пригласили учредители этой школы. И я так думаю, что лично меня пригласил Литвинов. Я не могу сказать, что я сильно дружу со всеми хореографами, потому что я не верю в дружбу среди артистов, среди хореографов, среди киноартистов. Это нереально. Но есть такие слова, как уважение, почет. Почему бы нет? Я люблю, когда меня приглашают артисты сняться в клипах, я люблю, когда меня приглашают в фильмы. Я люблю с кем-то спеть в дуэте. В данной ситуации меня пригласили, я любезно согласился, потому что мне это интересно. Я думаю, что любой человек, и мальчик, и девочка, мечтают побывать на уроках у Коляденко за какую-то копеечку небольшую. Они имеют право зайти в балетный класс и репетировать столько, сколько они захотят под руководством Димы Коляденко. Я думаю, что это интересно.

From-UA: – То есть цены на занятия в «Release» невысокие?

Д.Коляденко: – Я, честно говоря, не знаю, но мне кажется, что по прейскуранту там это копейки все стоит. 50 гривен в час – я думаю, что это может любой себе позволить, чтобы сходить к звезде на мастер-класс.

From-UA: – Вы таким образом стремитесь передать свои знания и умения подрастающему поколению?

Д.Коляденко: – Мне нравится, что дети не на улице, что дети с Коляденко, с Владом Ямой, с Литвиновым, что они занимаются танцами, что они слушают хорошую музыку, работают над собой, совершенствуются. Они хотят, чтобы они были худенькие, красивые. В будущем это очень пригодится. Я рад, что они не пьют, не курят, не занимаются наркоманией, а приходят в прекрасную чистую школу, где евроремонт, душевые, раздевалки, уют, тепло, комфорт. В мое время такой возможности не было – ходить в такую школу.

From-UA: – А какова конечная цель обучения? Вы верите, что сможете воспитать хотя бы небольшое количество профессионалов?

Д.Коляденко: – Танцевать в Большом театре они, конечно, не будут, потому что для того, чтобы танцевать в Большом театре, нужно ходить в танцевальную школу с 5-6 лет. А ребята, которые приходят ко мне, им лет по 18, они никогда раньше не танцевали, они только учатся. Но и то у них есть сдвиги. Я месяц занимаюсь с ними в этой школе, я вижу реальные сдвиги: они уже вращают бедрами, тянут ножку, они стараются, не пропускают уроки. У них большое желание выучить какой-то танец. Мало того, я думаю, у них в мечтах где-то выступить даже. Посмотрим. Самое главное – что они получают удовольствие. А я им просто помогаю.