…потому как пассажиры облачились в зимние одежды, сразу «потолстев» сантиметров на 20 в обхвате. С недавним появлением первого снега коммунальные службы приступили к традиционному разбрасыванию на улицах поваренной соли, и теперь обувь через полчаса пребывания в теплом офисе покрывается «веселенькими» белесыми разводами. А еще с базаров напрочь исчезли бабушки с кошелками, полными опят, лисичек и зеленушек. Искать грибы сейчас – занятие, прямо скажем, малопродуктивное. А ведь еще совсем недавно…

Осенний лес… Встречи с ним неизменно вызывают у меня в душе теплые, пронизанные солнечным светом воспоминания. Еще мальчишкой, выбираясь вместе с родителями на «тихую охоту», бегал я по пружинящему под ногами золотому ковру осенней листвы, страстно желая во что бы то ни стало первым найти гриб. Да не какую-нибудь сыроежку, а боровик. Крепкий, с плотной, цвета запеченной хлебной корки шляпкой, на которой блестят капли утренней росы. И мама, с улыбкой наблюдавшая за мной, через некоторое время подзывала к себе: «Иди-ка сюда. Что-то здесь грибами пахнет…». Я со всех ног мчался на родной голос и после непродолжительных поисков обязательно находил Его Величество Белый Гриб. И радости моей не было предела…

Я взрослел. За житейскими хлопотами бывал в лесу все реже и реже. Но уж зато когда выпадала счастливая возможность!

В последние дни октября лес будто прозрачен. Шуршит под ногами опавшая и сразу потускневшая листва, совсем недавно радовавшая глаз яркими, горящими красками. Словно приблизилась к земле глубокая небесная синь. Кажется, протяни руку, и она окунется в густую лазурь. Пройдет еще немного времени, и ее, словно шторой, надолго закроют уже по-зимнему тяжелые облака.

Лес грустит. Чувствуешь это всем естеством. И такого привычного летом птичьего щебетанья не слышно, и голосов грибников. Хрустальная тишина. Кажется, крикни – и раздастся тихий мелодичный звон ее невидимых глазу осколков.

А вот и мое любимое место. Невысокий песчаный бугор, с вершины которого устремились ввысь медные стволы сосен. Чудное, волшебное место. Приляжешь летом на зеленый мох, глянешь вверх, и кажется, что плывешь вместе с бугром в неведомую страну. А шелест листвы – словно плеск невидимых волн. И, наверное, вовсе не удивительно, что именно здесь произошел со мной смешной и вместе с тем удивительный случай.

Возвращался я как-то с наполненной грибами едва ли до половины корзинкой домой. Разболелась голова – видимо, сказалось непривычное для горожанина повышенное содержание кислорода в воздухе. Люди с юмором в таких случаях советуют посидеть у выхлопной трубы автомобиля с работающим двигателем, и боль, дескать, как рукой снимет. Автомашины «под боком» не было, и поэтому я решил прервать грибную охоту.

Шел под усиливающийся перестук «молоточков» в висках и, наверное, от чувства острого единения с природой непроизвольно, словно так и должно быть, начал говорить вслух… с лесом. Я жаловался ему, да-да, жаловался. «Спасибо тебе, лес, за твои подарки. Но вот белый гриб ты мне так и не подсунул», - говорил я. И тут же, словно подброшенная кем-то в сознание нарочно, пришла мысль…

Повинуясь «внутреннему голосу», я не стал огибать встретившийся на моем пути пригорок, а начал подниматься по его пологому склону. И… О, чудо! Почти сразу заметил выглядывающую из-под густых прядей травы шляпку цвета запекшейся хлебной корочки. Быть того не может – белый гриб! Каюсь, я даже присел на минутку-другую, любуясь своей находкой.

Много тайн у леса, многое он помнит. Впервые побывав здесь, я в самой чащобе наткнулся на небольшой овраг. Его оплывшие склоны устилал ковер темно-зеленого мха, из которого то тут, то там выглядывали розовые шляпки волнушек. Спустившись вниз, я понял, что ошибся. Не овраг это вовсе, а старый окоп. Пройдя по нему чуть дальше, я легко узнал контуры стрелковых ячеек. Стало ясно, что и глубокая котловина рядом – тоже не что иное, как воронка от разорвавшейся на этом месте более шестидесяти лет назад авиабомбы. А потом ход сообщения привел меня к землянке. Старой, обвалившейся…

Я быстрым шагом шел из леса, изо всех сил пытаясь успеть на последнюю электричку. До ее прибытия оставалось еще минут 20. Поворот, еще один, и еще… Здравствуй, старый дуб! Как-то не очень хочется даже называть его «чертовым», но ведь именно так в народе называют такие деревья. Все его соседи уже давно сбросили осенние наряды, а он – стоит, практически зеленый. И зелень эта кажется свежей, почти что летней! Висят на ветках далекие от спелости желуди… Но самое удивительное, что листья, хоть и сухие, будут шелестеть на его ветвях всю зиму, до самой весны, пока не проклюнутся новые почки. Чем не чудо?

А еще, проходя мимо этого красавца, я всегда вспоминаю великолепный мультик о Винни Пухе. Ту серию, в которой он маскировался под тучку, пытаясь с помощью воздушного шарика завладеть чужим медом. Все дело в том, что однажды, проходя мимо, мне подумалось: «А почему бы не сорвать пару желудей и не посадить их под балконом своей киевской многоэтажки? Надо же, в конце концов, хоть одно дерево посадить за свою жизнь? Вдруг прорастет?» Подошел я к лесному великану и эдак по-дружески шлепнул ладонью по морщинистому в три моих обхвата стволу. Дескать, привет, старина! И через мгновение уже улепетывал от него со всех ног, выкрикивая на ходу что-то не совсем членораздельное. Оказалось, что на высоте примерно моей головы было дупло, в котором обустроили свое гнездо шершни. Кто не знает – это такие ну очень большие осы. И такие же злые, если их потревожить… Я где-то даже читал, что получивший 16 укусов этих «полосатиков» без оказания своевременной медицинской помощи может отправиться на тот свет… К счастью, они меня не догнали.

Я иду по лесной дороге. Мне хорошо, потому что я знаю – я обязательно сюда вернусь. Обязательно. И все повторится. Кроме рандеву с шершнями, разумеется.