Владимир Быстряков…известнейший композитор, заслуженный артист Украины Владимир Быстряков – такая же достопримечательность Киева, как Андреевский спуск или мощи Киево-Печерской лавры. Отвечая в ходе видео-онлайн-конференции на вопросы наших читателей, Владимир Юрьевич рассказал о своем отношении к современному шоу-бизнесу, тотальной украинизации страны и о многом другом.




***

Анатолий из Киева: – Добрый день, Владимир! У меня к вам такой вопрос. У большинства населения нашей страны вы сейчас ассоциируетесь исключительно с программой "Золотой гусак", где вы с друзьями бесконечно травите анекдоты. А о вашей основной, композиторской деятельности, которая собственно и вывела вас в люди, знают очень не многие. Мало кто сходу вспомнит, что вы там сочинили. Разве что Остров Сокровищ могут упомянуть, да и то, если знают. Вас не смущает такое положение вещей?

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – Я могу сказать, что сейчас у нас время, когда понятие искусство вытеснило понятие шоу-бизнес. И как следствие этого, наш эфир в основном заполнен богатенькими дочками, внучками, жучками, а также женами и любовницами сильных мира сего. По сути, все это превратилось нынче в некий конкурс кошельков и демонстрацию собственных финансовых возможностей или возможностей своих папиков. Это одна из причин, почему меня не знают сейчас как композитора, хотя я много и плодотворно работаю, как говорится, в стол. И как человек активный, я надеюсь на то, что рано или поздно мои произведения услышит зритель.

С другой стороны, это то, что я пишу музыку в основном на стихи русскоязычных поэтов. А как вы знаете, сегодня в стране идет активная дерусификация и вытеснение этого языка из всех сфер общественной деятельности. Последний пример - это изменения в кинопрокате, когда все русскоязычные фильмы были заменены на украиноязычные. Как человек честный и прямой, и как музыкант, не терпящий фальши ни в чем, я не могу привыкнуть к тому беспределу, когда в стране, где половина населения говорит на русском языке, я приносил свои песни на радио- и телеканалы, редакторы восхищались музыкой, но при этом следовала сакраментальная фраза: "А вот текстик вы должны перевести на державну мову!"

Для меня нет различия в языках, все языки одинаково хороши, но у каждого есть своя музыкальная логика и музыкальная энергетика. И тупо переводить свои песни с одного языка на другой я не считаю нужным. Вот это вкратце ответ на ваш вопрос. В то же время я много и активно концертирую со своей группой «Альтана», с молодой певицей Ольгой Неизвестной, с которой мы записали недавно второй альбом. Как человек вдохновенный, я рассчитываю либо найти где-то самородок весом килограмм в 5, либо нефтяную скважину где-то в уголке своего двора, и заняться серьезной раскруткой моих идей. Все остальные разговоры о мнимых дядях - добрых спонсорах считаю вздором и чепухой. А подкладывать своих певиц под богатых и добрых дядей не собираюсь.

Саша: – Владимир Юрьевич, как вам наша украинская эстрада? Можете кого-то отметить? Как в позитивном, так и в негативном аспекте.

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – В негативном аспекте это был бы многосерийный сериал, и отчасти я на него ответил выше. Одна из причин сегодняшнего негатива в том, что большинство молодых людей, которые сегодня сидят на «кранике» подачи музыки, будь то FM или телеканалы, к музыке имеют достаточно отдаленное отношение. И в основном руководствуются своими личными вкусами, а также загадочным и малопонятным словом "формат".

Представьте себе, что человек приходит, приносит оригинальную песню, и она, в общем-то, не укладывается в общий серый поток музыкальной жеванины, которая сегодня господствует в эфире. Этому человеку, скорее всего, скажут, что он не в формате, и откажут. Так случилось, например, с одним мальчиком то ли из Одессы, то ли из Винницы, который приехал в Киев, пришел к известному продюсеру и продемонстрировал свой уникальный голос. Тот вяло пожевал губами и сказал, что это «неформат». Мальчик уехал в Москву и теперь выступает под именем Витас. На мой взгляд, это один из примеров того, как у нас "умеют" распознавать интересные неординарные творческие личности.

Что касается моих музыкальных пристрастий в украинской эстраде, то я могу назвать немало имен, к сожалению, мало известных публике. Пожалуй, кроме «Океана Эльзы». Это, например, великая певица Наташа Гура, которую недавно заметил на подпевках «самой» Сердючки и чуть не сгорел со стыда. Это группа "Мэнсаунд", можно называть еще многих, ведь наша страна всегда была богата талантами, которые в основном уезжали туда, где их ценят больше. Угадайте с двух раз куда.

Алёна: – Знаю, что ваша жена Ольга младше вас на 36 лет. Я, как женщина, просто не могу этого понять. Не укладывается у меня в голове, что молодая девушка может полюбить, извините, старика. Поэтому в такую любовь (с ее стороны, не с вашей) я не верю. Вы не допускали, что она просто вышла замуж за ваше имя и статус знаменитого композитора? Про деньги не говорю, поскольку не в курсе вашего материального положения.

В. Быстряков: – Я сегодня же поговорю с женой и постараюсь все поставить на свои места. Вы совершенно правы!

Кирилл: – Владимир Юрьевич, к вам обращаются наши новоявленные звездуны с просьбой написать песню? С кем из них вы сотрудничаете?

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – Я из принципа не сотрудничаю ни с кем из звездунов отечественной эстрады. И не буду. Причина одна - мне это не интересно. В основном наш шоу-бизнес, как и любой другой, носит ярко выраженный провинциальный оттенок, обозначенный постоянным надуванием щек и неадекватным отношением к самому себе. Как сказал Саша Розенбаум: звезд до хрена, а артистов нету.

Сергей: – Уважаемый Владимир. Можем ли мы надеяться еще на какой-нибудь ваш совместный продукт с Давидом Черкасским? Уж очень здорово у вас получалось.

В. Быстряков: – Поскольку данные проекты в настоящее время очень дороги по финансовым затратам, сейчас идет лихорадочный поиск инвесторов, которые бы поверили в то, что в отличие от наших художественных фильмов, а также бесчисленных сериалов, которые не представляют с точки зрения экспорта никакого интереса для зарубежного зрителя, кино анимационное (мультипликационное) имеет все возможности быть экспортабельным.

Лёха: – Здравствуйте! Признайтесь честно, вы в "Золотом гусаке" в кадре выпивши или трезвые? Честно говоря, иногда складывается впечатление, что некоторые из вас там пьяные в зюзю :))

В. Быстряков: – Складывается такое впечатление от того, что мы друг от друга балдеем, от того, что рассказываем, радуемся жизни сообща. Что касается выпивки, то поскольку мы все в основном на машинах, а гаишникам все равно, с кого изъять трудовую гривну, то стараемся этого не делать, тем более на съемках. А главная причина в том, что мы уважаем своего зрителя, чтобы не появиться перед ним в неприглядном виде. Но с пьяных глаз иногда кому-то может показаться, что мы нетрезвые. Так сказать, за компанию.

Кирилл: – Господин Быстряков, вы, как мне известно, были не чужды политике. В частности, баллотировались по списку известного блока СЛОН, который в первую очередь выступал с идеей сохранения русской культуры на Украине. Почему вы покинули это поприще? Считате, что эта проблема уже решена, или усомнились в том, что это действительно нужно для Украины?

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – К сожалению, на сегодняшний день политических сил, имеющих вес в стране и выступающих за сохранение русскоязычной культуры, я не вижу. Как правило, вопрос русского языка спекулятивно используется отдельными политиками для достижения преимущества среди юго-восточного электората. Я помню, как господин Кучма перед своим вторым сроком обклеил весь Крым плакатами с твердыми обещаниями русского языка как второго государственного. Придя к власти, он позорно «кинул» свой электорат. Меня удивляет позиция Партии регионов, которая стыдливо снимает вопрос второго языка со своих предвыборных знамен. Я считаю, что если в государстве есть хоть один человек, которому дискомфортно, это не демократическое государство. А тут у нас половине страны дискомфортно в связи с тем, что их лишают языка и культуры, и при этом наивно пытаются идти в Европу.

Иван Сергеевич: – Читал в "Бульваре", что вы сказали, будто Игорь Корнелюк свой саундтрек к "Мастеру и Маргарите" спёр у Моцарта. Что-то я там никакого сходства не услышал, хотя с Моцартом, в общем-то, знаком. Корнелюк вам потом претензий не предъявлял?

В. Быстряков: – Во-первых, Корнелюка я уважаю как композитора, а каждый композитор имеет право на ошибки или на, мягко выражаясь, заимствования. Тут у нас в Киеве есть один такой, он когда приносит свои новые песни в аудиторию, то, как правило, эти песни аудитория ему допевает. Что касается «Мастера и Маргариты», то там есть музыка, очень близко лежащая в теме Моцарта из «Реквиема». Тема называется «Лакримоза». Уважаемый Иван Сергеевич, послушайте Моцарта и Корнелюка, и сравните.

Андрей, г.Киев: – Здравствуйте, Владимир! А не было ли у Вас в планах написать рок-оперу? Или что-то в этом роде... В общем что-то нестандартное, фриковое (кроме, конечно, матерных песен)...

В. Быстряков: – Я сейчас закончил рок-балет по мотивам моего мультика "Как Петя Пяточкин слоников считал". Воплотил этот замысел талантливый детский коллектив балета под управлением Вероники Кухтиной. Что касается рок-оперы, то это опять-таки из области финансируемых проектов, и если найдутся люди, способные финансово поддержать мои творческие начинания в этом плане (то есть совместно заработать), то я всегда с радостью откликнусь на любое интересное сценарное предложение.

Елена: – Володенька, как Вы относитесь к продажной любви?

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – Вопрос сложный. По моему мнению, если это продажная, то это не любовь, а форма товарно-денежных взаимоотношений, которая сегодня широко распространена. С другой стороны, эти отношения прилично испортили сегодня девчонок, которые если раньше мечтали выйти замуж за космонавта или за киногероя, то сегодня в основном это распространяется на олигархов, при этом ни внешность, ни интеллект, ни возраст не имеют значения. Очевидно, это так взволновало нашу предыдущую респондентку Алёну.

Мыкола: – Водку вы, наверное, пьете. Неужели Биленьку? Или какие-то другие напитки предпочитаете?

В. Быстряков: – Водочку мы пьем любую, лишь бы она была качественная, но по жаре стараемся ее не употреблять, а только по холоду. А в основном я предпочитаю пиво, преимущественно испанских сортов, и хорошее белое натуральное французское вино.

Диана: – Владимир, вы дружили с Николаем Караченцовым, если верить прессе. Поддерживаете ли отношения сейчас, после той беды, в которую он попал? Если да, то как он, поделитесь свежей информацией.

В. Быстряков: – Последняя встреча у меня с ним была 27 июня, где Коля присутствовал на концерте, посвященном 40-летию своей творческой деятельности, переизданию своей книги, а также выпуску альбомов из 12 CD (из которых 2 были моей с ним общей работой). Это был интересный концерт, который состоялся в Пушкинском киноконцертном зале в Москве, и в программе были задействованы звезды российской эстрады, артисты кино и театра, исполнявшие песни из репертуара Николая Караченцова. В этом концерте я выступал трижды: вначале моя дочь спела романс на стихи Владимира Гоцуленко "Дорога к Пушкину", позже пела Ольга, моя супруга, песню "Быль-небыль", а завершал все это безобразие я с песней "Леди Гамильтон".

Что касается Колиного самочувствия, то в качестве примера прогрессивной динамики буду рад вам сообщить, что сразу после этого Николай Караченцов уехал в Нижний Новгород, где в течение 3 дней являлся председателем жюри конкурса актерской песни имени Андрея Миронова. Так что с головой у него все в порядке, но есть проблемы в речевой области, и сейчас идут работы по восстановлению его знаменитого бархатного тембра. И вообще я считаю, что Коля Караченцов абсолютно нереализованный человек в области вокала. За границей его непередаваемый бархатный тембр принес бы ему миллионы. А здесь его от этого дела отвлекали то кино, то театр, то творческие поездки. Так что давайте вместе пожелаем ему здоровья, чтобы Боженька услышал это и совершил.

А.П.: – Как вам жилось при Советском Союзе и как живется сейчас? Где, по вашему, лучше, для вас и для большинства народа?

В. Быстряков: – Я хочу сказать, что я бы ни при каких условиях не хотел бы возвращаться в то место, которое называлось Советский Союз. С точки зрения простого обывателя, тем более смотрящего на эту проблему сейчас, жизнь в СССР была крайне бесперспективна. Начнем с того, что существовал потолок зарплаты, выйти за который означало либо нарушить Уголовный кодекс, либо навлечь на себя прозвище заробитчанина, что по тем временам было равносильно слову антисоветчик. Чтобы заработать лишние 3 копейки, человеку нужно было вооружиться миллионом справок и т.д., и т.п., что было малореально.

С другой стороны, я человек, который любит ездить за границу, и считаю это замечательным использованием свого личного времени, а та страна, жившая по закону тюремной зоны, нас никуда не выпускала, что порядком действовало мне на нервы. Хотя в любом явлении есть и свои положительные стороны: тогда не было такой преступности, бомжей на улицах и наплевательского отношения к человеку. Все кругом получали 100-120 рублей, бутылка водки стоила 3.62, хлеб - 20 коп., и всем всего хватало. То есть это был рай для середняков. Для людей талантливых это был ад.

Что касается сегодняшнего дня, то самым негативным является то, что у нас нарушены главные основы морали. Сегодня сын простого инженера, увидев своего товарища, сына какого-нибудь рэкетира, который в свое время "поднялся" на сборе дани со старушек на базаре, может прийти к своему папе-инженеру и предъявить тому претензии по поводу якобы неправедного отношения к жизни. А это уже есть уродство. Сюда же и вопросы о любви, о которых я говорил выше, о чести, о морали, и пример всему нам дают люди, стоящие во главе государства.

Миша, Запорожье: – Сейчас у ваших коллег, звезд, поголовное увлечение - обзаводиться загородными виллами. Вас тоже не миновала чаша сия? Расскажите, где живете, на чем ездите...

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – Что касается меня, я уже выше сказал, что я человек непоседливый. Однажды заехал к своему товарищу, режиссеру Володе Балкашинову на дачу, а у того проблема: оказывается, его собака сломала перчик на даче у соседа, и запахло Столетней войной со всеми вытекающими последствиями. Получается, что мы живем на даче со всеми атрибутами коммунальной квартиры, и неизвестно, какой жлоб окажется у тебя за забором. А посему лучше ездить, повидать свет, покушать всяких яств где-нибудь на Борнео, что я и делаю, а потом смотаться в Парижик на пару дней и понять, что там дороговизна жуткая, и вернуться в любимый Киев, где, зайдя на Житний рынок, сполна радуешься жизни и ценам. Что касается моды, я никогда не был приверженцем этой капризной дамы, так как во мне напрочь отсутствует стадный инстинкт.

Сергей, галактика Киев: – Добрый день, Владимир! Наверняка Вы знакомы, и не понаслышке, с "творчеством" команды Лени-Космоса. Я имею в виду наружную рекламу (лайтбоксы), из которой на киевлян ухмыляется улыбкой палаты №6 наш "любимый" мэр, друг афроамериканцев, Черновецкий. Как вы относитесь к тому, что столицей Украины рулит такой колоритный господин?

В. Быстряков: – В то время, как политики в основном тратят свои кровно заработанные потом и кровью бабки на собственный пиар, на свой имидж в виде косы, обмотанной вокруг головы, этот человек, которого я знаю достаточно шапочно, которого зовут Леонид Михайлович, на протяжении 6-7 лет последовательно кормил убогих и сирот на Левом берегу в открытых им харчевнях и столовках. Сейчас, когда я езжу мимо бигбордов стоимостью каждый не менее 500 долларов и вижу бесчисленные изображения одного и того же милого улыбающегося женского лица, я думаю о том, что никогда я не слышал о подобной благотворительности со стороны этой дамы. Хотя каждый такой бигборд мог бы накормить не один десяток голодных, выброшенных из жизни подобными олигархами людей.

Александр, г. Сумы: – Владимир, откуда Вы родом? Расскажите, пожалуйста, о своих родителях!.. А еще о друзьях детства. Поддерживаете ли Вы с ними связь? Спасибо.

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – Родом я из Киева, и все мои родные из Киева. Что касается кровей, то во мне намешана украинская, русская и белорусская кровь. Что касается родины как географического понятия, то наиболее комфортно я чувствую себя на реке Десна, а работать комфортно могу только в Киеве, хотя по жизни было немало предложений поменять этот город на более перспективный. Помню, Алла Борисовна мне сказала: «Володя, что ты там потерял, в этой черной дыре?» Но тут я с собой ничего поделать не могу, так как по жизни я человек, любящий душевный комфорт, и заниматься творчеством я могу только здесь.

Что касается друзей детства, то я их всех помню, это была такая очаровательная смесь полукриминальных хлопцев с детьми вполне добропорядочных родителей, и мы вместе с ними всеми стояли у источников отечественной фарцовки. В 1950-х годах мы обдирали иностранцев как липку, за нами гонялись дружинники и милиция, заводились уголовные дела, и я помню, как нас арестовал знаменитый дружинник Семен Прадин, который потом много лет работал директором Валерия Леонтьева. Недавно из Южной Африки вернулся мой друг, которого я знаю больше 50 лет. Зовут его Жора Богомольный, и мы с ним часто общаемся. А вообще жизнь разбросала нас кого куда. Юрку Полонского я встретил в Америке во время гастролей с Караченцовым, кто-то умер, кто-то повесился, кто-то уехал еще дальше...

Василий: – Владимир, скажите честно, вы за помаранчевых или за бело-голубых? Или может вам какой-нибудь другой цвет по душе?

В. Быстряков: – Вообще-то ближе мне бело-голубые, во всяком случае, в предыдущей программе у них был поставлен вопрос о решении наболевшей русскоязычной темы, и они ближе к пониманию того, что в государстве должна быть терпимость друг к другу, независимо от языка, что никто не имеет права обижать другого тем, что он говорит не на том языке, на котором говорит возмущенный субъект, а это, по моему пониманию, ближе к европейскому пониманию государства. С приходом помаранчевых у нас появилось немало нетерпимых людей, которые считают, что раз государство называется Украина, то все по стойке смирно должны жить по устанавливаемым ими часто волюнтаристским законам. На бытовом уровне это еще куда ни шло, но когда таких оголтелых возглавляет Президент, то это полный беспредел.

Николай: – Владимир, я знаю, что вы "собачник". Кто у вас сейчас обитает?

В. Быстряков: – Я шефствую над 15 собаками у меня на стоянке, которые при первой нашей встрече меня чуть не порвали. Я решил отомстить им добром, втянулся и стараюсь ежедневно их подкармливать. Проблема в том, что сейчас 5 сучек ожидают щенков, и я со страхом думаю, что это будет. Следовало бы как-то ограничить это радостное собачье занятие, но вопрос достаточно хлопотный: каждую "девушку" нужно отловить и стерилизовать за немалые деньги и время, которого я не имею.

Макс: – Владимир, посоветуйте, пожалуйста, в каких питейных заведениях столицы можно эффективно и с пользой для тела и души оставить свои кровные? Назовите Ваш любимый ресторан.

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – Поскольку у нас съемки «Золотого гуся» проходят в разных ресторанах, то на сегодня достаточно большое их количество являются привлекательными местами. Не так давно я часто посещал пивной бар "Берлога" на левом берегу, также бильярдный клуб "Арарат", вчера был у друзей на юбилее в ресторане "У Чабана" в селе Чабаны - великолепная кухня, просто не к чему придраться. Даже в ресторане "Вавилон" нашего Дома кино тоже неплохо кормят. Ну а самый лучший, это тот, где муж готовит почти так же хорошо, как и я.

Алекс: – Владимир, а какой своей работой вы гордитесь больше всего?

В. Быстряков: – Эта работа называется Вокальный цикл "Дорога к Пушкину" на стихи Владимира Гоцуленко в исполнении Николая Караченцова. Ей мы отдали 8 лет жизни, записи проходили в Киеве, Москве и в Бургундии. Пьер Карден на правах друга Николая для реализации наших музыкальных замыслов в кинопроекте предоставил свой театр "Эспас Карден" в Париже. Я считаю, что эта работа из тех, что называются долгоиграющими. Прошло несколько лет, а некоторые романсы волнуют людей так же, как и тогда.

Олег: – Здравствуй, Володя, скажи, а кого из современных эстрадных певцов ты ненавидишь?

Владимир БыстряковВ. Быстряков: – Начнем с того, что ненавидеть их не за что. Каждый зарабатывает свои деньги так, как он может. Другое дело, что сегодня на эстраде столько фуфла, столько придуманных, в плохом смысле слова, имиджей, манер поведения, скандалов, мата на сцене и прочего, что с этим трудно смириться, не нарвавшись на формулировку "нафталин". Я человек, воспитанный на музыке Рахманинова, Скрябина, Бетховена и, как я уже говорил, не любящий моду, считаю, что везде есть признаки настоящего искусства - в академическом искусстве, в эстраде, если оно настоящее. Примеров тому масса: это актуальные сегодня песни Битлз, Аббы, Элвиса Пресли, Стиви Вандера, это джаз, который не имеет моды, это все то, до чего никогда не дорастет ни Дима Билан, ни многие наши доморощенные кумиры.

Петя: – Владимир, а кем бы вы хотели быть в жизни, если б не стали композитором? Может милиционером или космонавтом там...

В. Быстряков: – Археологом.

Алекс: – Володь, а расскажите-ка нам какой-нибудь свежий анекдот! Я знаю, вы мастер...

В. Быстряков: – Брифінг у Віктора Андрійовича, кореспонденти запитують: "А яка Ваша улюблена голівудська зірка?". Відповідь: "Соромно не знати! Звичайно, Анджеліна Бджолі!"

Прохожий: – Здравствуйте, Владимир, скажите, а кто ваш лучший друг? Есть такой? Кто-то из "Гусака"?

В. Быстряков: – Во-первых, мой кум Валера Чигляев, во-вторых Коля Караченцов, с которым нас связывает четвертьвековая дружба. Друзей действительно много, и перечислять их можно долго, и все равно кого-то забыть, а они потом еще обидятся. Это и мои поэты, и "золотые гуси", и люди, которые пусть не светятся на экранах, но от этого не становятся для меня менее дорогими и привлекательными в общении. И, прежде всего, это мои дети - Ирина, Жорик и Машка (БМВ - Быстрякова Мария Владимировна).