...вышел в национальный прокат.

Авторы картины «Иллюзия страха» постарались привлечь внимание аудитории, ангажировав на главные роли сокрушительной звездности актерский состав российского происхождения во главе с Андреем Паниным. Режиссером фильма выступил Александр Кириенко – тоже не дебютант, а творец с обширной по украинским меркам фильмографией. Напомним, дебютом Кириенко в полнометражном кино стал фильм «Оранжевое небо», снятый при поддержке Социалистической партии Украины и живописующий события на киевском Майдане. После этого господин Кириенко успел снять еще шесть фильмов, самым заметным из которых была душещипательная мелодрама из жизни олигархов «Инди».

«Иллюзия страха», в общем-то, продолжает эту благодатную для кинематографа тему: главный герой фильма – преуспевающий киевский бизнесмен по фамилии Короб (Андрей Панин), построивший мегаломанский торгово-офисный центр на месте больницы для онкобольных детей. И тут с морально нечистоплотным героем начинает твориться неладное: сначала он получает от невидимого доброжелателя по голове, а затем обнаруживает себя в отделении милиции, где его снова бьют, обвиняют в изнасиловании и заставляют переписать ценную недвижимость на каких-то хороших людей. То ли из-за постоянных ударов по голове, то ли еще от чего героя начинают мучить кошмары и галлюцинации – он видит себя царем Соломоном, возводящим жертвенник Молоху для сжигания христианских младенцев. Фильм приобретает дополнительные оттенки достоевщины, когда бизнесмен оказывается в одной тюремной камере с пожилым психиатром (Алексей Петренко), который наставляет его покаяться и обратиться в истинную веру.

Выйдя на свободу, Короб на всякий случай обследует голову, но посещающие его галлюцинации не прекращаются, а оттого что он все время прикладывается к бутылке, приобретают легкий белогорячечный оттенок. Задействовав в сюжете психиатрию, авторы фильма начинают чувствовать себя еще более раскованно, как будто из отделения «тихушников» их перевели в палату для буйных, и решительно впрыскивают в сюжет лошадиную дозу сюрреализма. Герой бросается одежными стойками, среди бела дня взрывает автомобили и постоянно разговаривает с давно умершим другом. В финале выясняется, что друг этот на самом деле не глюк, а alter ego Короба – художник, которым он мог стать, если бы не продал душу капиталу.

За всем этим беспределом неминуемо вскрывается глубокая психологическая травма человека, пережившего личную трагедию, которого муки совести доводят до пограничного состояния. Вероятно, авторы фильма рассчитывали, что чуткий зритель, хоть раз допивавшийся до того, чтобы поговорить по душам с самим собой, будет завороженно наблюдать за превращением героя из циника и материалиста в законченного визионера и обитателя последнего круга ада. Андрей Панин честно делает все, что в его силах, чтобы вызвать в душе зрителя хоть какой-то эмоциональный отклик, но все равно сразу видно, что демонизм его героя – наигранный, в душе он добрый и никаких младенцев есть не станет.

В фильме вообще много того, что оставляет ощущение неправдоподобности, игры. Но главная его проблема, пожалуй, в том, что все эти криминально-коммерческие разборки 90-х, взорванные «мерседесы», рушащиеся бизнес-центры и нравственные страдания в духе сериала «Богатые тоже плачут» выглядят как нечто уже раз сто пятьдесят экранизированное. И совершенно прав царь Соломон, в финале фильма изрекающий свое коронное «Нет ничего нового под Солнцем».