...и задуматься о вечном. К примеру, об алкоголе.

Корни хитроумного метода приготовления джина уходят во времена, когда приличные девушки и не помышляли о сексе на первом свидании, а лекари смело лечили граждан наркотиками различной степени тяжести.

Если верить легенде, в XII веке голландские монахи врачевали ягодами можжевельника бубонную чуму. До правильной настойки додумались чуть позже – веку этак к XVI. Якобы аптекарь родом из будущих Нидерландов в поисках дешевого средства от почечных недугов смешал пшеничный спирт и можжевеловые ягоды. К радости изобретателя, зелье получилось не только полезным, но и сносным на вкус. По сравнению с тогдашним алкоголем, вышел просто спиртсодержащий деликатес. Причем у хворающих пациентов наблюдался повышенный уровень позитива, несмотря на хмурую обстановку в Старом Свете.

После этого настойка просто не имела права оставаться в разряде лекарственных средств. Одними из первых в ряды поклонников этого напитка вступили голландские солдаты. Они, в свою очередь, поделились запасами с англичанами, которые тогда еще не были такими снобами. Британские подданные в знак благодарности прозвали микстуру «голландской доблестью» и взяли полезную и приятную рецептуру на вооружение.

Вскоре пришла очередь отличиться некоему Вильгельму Третьему, который как раз стал английским королем, когда производители джина готовились завоевать мир. У монарха были трудности с британским наречием и обычаями, и он не придумал ничего убедительнее, чем поддержать отечественного алкогольного производителя запретом на импорт голландского джина. И тут понеслось. Английские подданные плакали и травились, но продолжали пить джин собственного производства. Бедняки активно спивались, британцы побогаче делали то же самое и при этом крайне радовались, что на алкоголь можно пускать не все заработки предков: джин стоил в те времена дешевле пива.

Через век-полтора ситуация на рынке можжевеловой водки устаканилась и узаконилась. К тому моменту Туманный Альбион из заурядных европейских скромняг превратился в колониальную державу, а на жарких завоеванных территориях одним можжевельником было не обойтись. В ход пошла хинная настойка, которую разбавляли водой до концентрации современного тоника. С таким прелестным сочетанием напитков под рукой колониальные воротилы делали вид, что не спиваются почем зря, а элегантно дезинфицируются от нецивилизованной скверны.

Впрочем, в их риторике была и доля правды. Как позже выяснилось, сильно снижать крепость джина нельзя, иначе портятся его вкус, аромат и теряются целебные свойства. Поэтому деловитые европейцы установили минимальную планку: 37,5 градусов. В остальном стандарты изготовления джина более чем либеральны.

На исключительный копирайт никто не претендует, производи себе на здоровье. Голландцы, пользуясь правом изобретателей оригинального рецепта, поставляют на мировой рынок почти исключительно выдержанный джин. Если мариновать продукт в дубовых бочках некогда, в него просто вливают немного карамели для цвета и запаха. Причем в процессе производства они добавляют можжевельник прямо в зерновое сусло.

Британцы особенно не напрягаются: ароматические экстракты вносят прямо в спирт, разбавляя его водой. Зато крепость на выходе никак не ниже 40-47%. Особая разновидность – плимутский джин, его готовят на основе ячменного солода и ржаной субстанции.

Практически весь этот шикарный ассортимент изготовляется без сахара: его содержание не превышает двух граммов на 100 мл. Одни только англичане, стремясь подсластить свой туманный и ветреный быт, иногда балуются сладеньким и подслащивают можжевеловую продукцию.

Преданные поклонники продукта уверяют, что хороший джин пахнет в первую очередь можжевельником и только потом – цитрусовыми, миндалем, кориандром и прочими растительными излишествами. Важно, чтобы при потреблении чистый напиток отдавал во рту холодом. Если заветного ощущения не наблюдается, скорее всего, производитель напортачил с рецептом или технологией.

В приготовлении известного до тошноты коктейля – джин-тоник – имеется несколько хитростей. Так, лед лучше приготовить из негазированной минералки: вода из-под крана сделает коктейль мутным. Собственно процедура смешивания тоже строго регламентирована. Высокую питейную тару наполняют на треть льдом, затем наливают джин и некоторое время взбалтывают, чтобы аромат можжевельника как следует разгулялся. И только потом приходит очередь тоника, причем пропорции не возбраняется менять на усмотрение дегустатора.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале