…посвящать жизнь накоплению злата, если вы будете трястись над ним, как царь Кощей.

Господь, как известно, завещал людям делиться. А еще предупреждал, что на том свете деньги будут совершенно бесполезны, потому что места в раю – не «проходные номера» в партийных списках, и за доллары не продаются. Может быть, именно поэтому в первые века христианства люди отличались большой щедростью - если не к своим ближним, то уж к себе наверняка.

Но однажды на свет родился Жан Кальвин, основатель целого направления в протестантстве. Который может с полным основанием считаться отцом научной скупости, поскольку поставил экономию в ранг добродетели и основы предпринимательства. Если родовитая аристократия просто швырялась монетами, то буржуа бережно складывали их в кубышку или пускали в дело. Ругаясь за каждый медный грош и ограничивая в расходах даже самих себя. При этом экономия, бывало, доходила до маразма.

Один из первых нищих миллионеров, парижский ростовщик Жан Батист Габен, ссужал деньги даже придворным. Но при этом жил в старом покосившемся доме, где из всей мебели у него были только стол, стул и сундук, на котором он спал. Более того, этого одетого в залатанное тряпье бизнесмена нередко видели толкающимся на раздаче бесплатного хлеба.

В позапрошлом веке в России была издана специальная книга «Наставление родителям и детям», которая советовала девушкам перед замужеством получать хорошее образование. Причем лишь для того, чтобы потом экономить на гувернантках.

Настоящей королевой жадности была известная американская «бизнес-вумен» XIX века Генриетта Грин. Ее отец, владевший китобойным промыслом, жил с семьей в обычной рыбацкой хижине, оставив после своей смерти огромное по тем временам наследство – пять миллионов долларов (около полумиллиарда по нынешнему курсу). Так что Генриетта впитала скупость с первых шагов.

Прожив с мужем несколько лет, она выгнала его после того, как тот проиграл на бирже крупную суму денег. Сама Генриетта была более удачливой и к началу XX века сумела сколотить состояние в 100 миллионов, вместе с Рокфеллером, Морганом и Вандербильдом став одной из богатейших среди граждан Америки.

Однако богатство не приносило ей счастья, поскольку скупость Генриетты стала притчей во языцех и даже затем вошла в Книгу рекордов Гиннесса. У мультимиллионерши, занимавшейся торговлей недвижимостью, не было своего офиса – все сделки она совершала в вестибюлях банков и театров, в публичных библиотеках. При этом Генриетта даже пожалела денег на кейс для бумаг и рассовывала их по карманам платья. Более того, поскупившись на собственное жилье, она жила в номерах самых дешевых отелей, сама стирала себе белье и питалась бутербродами и овсянкой, которую разогревала… на батареях парового отопления.

Жадность, как известно, до добра не доводит. Ее сын остался инвалидом в результате того, что Генриетта пожалела несколько долларов на врача, который бы осмотрел ему сломанную ногу. А сама она умерла от сердечного приступа в возрасте 81 года, когда устроила скандал с молочницей, торгуясь за несколько центов.

Первый в мире миллиардер Джон Рокфеллер был ненамного щедрее её. В детстве он суживал свои скромные накопления… родному отцу. А став владельцем крупнейшей в истории нефтяной компании, он экономил на одежде, нося свои костюмы до тех пор, пока они не подлежали починке. Даже дети этого супербогача донашивали друг за другом рубашки и штаны, и лишь однажды Рокфеллер расщедрился им на велосипед - один на четверых.

А вот его современник и «коллега» Генри Форд так тщательно следил за тем, чтобы рабочие не тратили впустую ни минуты рабочего времени, что изобрел для туалетов своей компании специальный унитаз – с наклоненным ободком. Сидеть на нем было крайне неудобно (съезжаешь вниз), поэтому в туалете никто надолго не задерживался. А вот современное американское изобретение, направленное против туалетных тунеядцев – синее освещение. Читать при нем совершенно невозможно!

На их фоне экономность семьи президента Рузвельта вызывает лишь добрую улыбку. Однажды, еще перед войной, они принимали у себя английского короля Георга VI. Понимая, что венценосной особе вряд ли понравится спартанская обстановка их дома, Рузвельты пошли по соседям: просить на пару дней приличную мебель и посуду.

Нынешние американские знаменитости тоже страдают скупостью. Актер Джордж Клуни ходит по дешевым клубам, где покупает лишь 10-долларовые коктейли. Его бывший коллега по цеху Шварценеггер, ставший губернатором, внимательно следит, чтобы его жена не покупала себе «лишние» наряды. Учитывая их огромные состояния, это кажется довольно странным.

Недавно отличился своей бережливостью и российский певец Аркадий Укупник. Придя со своей супругой в японский ресторан, он заказал на двоих целый чайничек чая и одну тарелочку супа. При этом начал намекать, что чаем его, как звезду шоу-бизнеса, ресторан мог бы угостить и бесплатно.

Но есть и люди, об огромных состояниях которых узнают только после их смерти. Как, например, шотландец Эдвард Рейд, 85 лет проживший в домике с угольной печкой, водивший старый ржавый «Форд» и вечерами латавший свою изношенную одежду. Когда экономный дедушка скончался, его родственники с радостью узнали, что стали обладателями наследства в 27 миллионов евро, который он держал на банковских счетах и в акциях.

Не менее удивительна и история жителя города Флоренции, которого жадность свела с ума в самом прямом смысле этого слова. Итак, 64-летний пенсионер снимал небольшую скромную квартиру, а своим соседям был известен как человек со странностями, а главное – очень бедный, потому что он ходил питаться в столовую для бомжей. Но вот однажды он пропал, а из его квартирки начал доносится крайне неприятный запах.

Решив, что дед взял, да и помер, соседи вызвали полицию и социальную службу. Те взломали двери и увидели, что пенсионер жив, но находится в состоянии прострации - восседая на полу среди кучи всевозможного хлама, который он годами собирал на улице и приносил домой.

Но когда социальные работники начали разгребать мусор в поисках документов, то нашли не только свидетельство, согласно которому старик владел аптекой, но и накопленные им сбережения – золотые слитки и монеты на общую сумму около миллиона евро! Дальнейшая судьба итальянского Кощея была печальна – его отправили в психиатрическую больницу, где состоятельного пациента приняли с распростертыми объятиями.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале