Я не буду выдвигать версий и предположений – это не мое дело. Просто хотел бы рассказать о своем видении того, что произошло.

Мне абсолютно не верится в реальность той версии, которая сейчас распространяется – версии самоубийства. Валентина Петровна чрезвычайно дорожила своей семьей, она была центром этой семьи. Особенно это касается ее родителей – они живы, мать очень больна, она лежит. Отец – очень мудрый человек почтенного возраста. Она всегда очень трепетно говорила о своих родителях, об их роли в ее детстве, школьных годах, студенчестве. Валентина Петровна, к слову, имела очень большую трудовую биографию.

И детей своих она очень любила: дочерей, зятьев, которые были ей как сыновья, внуков… Не могла она нанести им такой удар. В первую очередь это вызывает сомнения в правдивости того, о чем говорит следствие.

Если мы обратимся к ее профессиональной деятельности, к Фонду госимущества, то вот тут у нее было много конфликтов. Сегодня мало кто вспоминает, что возвращение в государственную собственность Криворожстали было сделано судом по иску физического лица. Это была Валентина Семенюк. Приватизация самого лучшего комплекса, созданного в Украине, была осуществлена против ее воли, и это демонстрировалось на всю страну. Валентине Петровне удалось, по крайней мере, сохранить трудовой коллектив, рабочие места, зарплаты для людей.

Конечно, такой человек на должности главы Фонда становится помехой для правительства. Валентину Петровну уволили с нарушениями государственного законодательства. И сразу же предыдущие условия приватизации были пересмотрены – мало кто вспоминает об этом. Все было сделано задним числом, очевидно. Собственнику подарили около полумиллиарда долларов.

Были недовольные ее деятельностью и по Лугансктепловозу, и по другим объектам. Именно по ее инициативе был издан указ о неприкосновенности некоторых частей госимущества, которое должно быть гарантом Государственного Сберегательного Фонда при переходе на новую пенсионную систему – чтобы защищать пенсии граждан.

Обо всем этом я говорю, не намекая на что-то, а напоминая, что это обязанность следствия – выяснить все обстоятельства инцидента.

Буквально в пятницу она была у меня, мы разговаривали. Валентина Петровна говорила о том, что собирается ехать в Польшу с делегацией на встречу представителей Международного Женского Движения. Она была активистом и одним из руководителей представительства этого Движения в Украине. В ходе поездки ей предстояло встретиться с польским президентом, обещала об этом рассказать по приезду. То есть была настроена на общественную работу, строила планы. Буквально месяц тому назад издала прекрасную книгу материалов для методического семинара о реализации конституционных прав территориальных громад. На практике осуществляла то, что предлагала, потому что  Закон о громадах приняли, но никому во власти не нужно заниматься этими проблемами.         

Зная обо всем этом, допускать мыль о ее самоубийстве просто нелогично. Она, конечно, была немного угнетена тем, что происходит в Украине в целом и тем, что ее очевидно полезные для общества и государства инициативы остаются без внимания. Но она была готова действовать, а потому, нет никаких причин говорить о том, что она могла совершить самоубийство.

Валентина Петровна знала очень многое – и не только то, что лежит на поверхности, но и то, что в глубине. Знала, где и чьи завязаны интересы. У нее был заведен порядок: делать аудио и видео записи всех разговоров, которые идут в ее кабинете. Чтобы потом избежать кривотолков, неправильных толкований и так далее. Все сразу раскладывала по полочкам: что предлагают, на каких условиях и тому подобное. Она была осторожна и аккуратна во всем: все средства, активы государственных предприятий всех объектов собственности были распределены по разным банкам. За год ее работы главой Фонда выручка для бюджета была больше, чем за все годы проведения приватизации. Многие не хотят помнить об этом, но это все факты.

Трудно понять и принять то, что произошло. Везде, где была занята Валентина Петровна, ее присутствия, ее активности будет не хватать. Чем бы она ни занималась, ей удавалось сразу увеличить эффективность любой деятельности. Всем нам будет ее не хватать…