Сегодня некоторые украинские СМИ тиражируют информацию о якобы сделанных в ходе минской встречи заявлениях Андрея Пургина, лидера боевиков Донбасса. В частности, о том, что захваченные ими территории ни при каких обстоятельствах не будут в составе Украины. Эта информация – не более, чем частное мнение этих СМИ.

Никаких заявлений – ни ДНР, ни ЛНР, ни Новороссии относительно категорической неприемлемости варианта прекращения огня или сохранения единой Украины не было. Скорее наоборот. 

Было сказано, что существует целый ряд вариантов, удобных для Киева, и они были предложены со стороны ДНР. В том числе – сохранение единого государства Украина. Но, естественно, со значительным расширением прав регионов вообще и конкретно Донбасса – на который распространяется юрисдикция ДНР и ЛНР. Это закономерно. Если мы вспомним начало всего этого конфликта, начало весны 2014 года, то основные требования, которые выдвигались со стороны лидеров востока Украины, заключались в децентрализации власти (это называли федерализацией, но суть от этого не менялась) и придания русскому языку статуса второго государственного. Если даже только на этой платформе сейчас строить диалог и пытаться найти компромисс, то очень вероятно, я думаю, что можно достичь позитивного результата.

Все прекрасно понимают, что та трагедия, которая сейчас происходит на юго-востоке страны, должна закончиться. В этом заинтересованы абсолютно все стороны.      

Что касается интересов РФ в этом регионе и предполагаемого присоединения Донбасса к России. Конечно, традиционно это регион, в котором подавляющее большинство – русскоязычные. Более того, там сосредоточено очень много этнических русских. Так же традиционно входят они в канонические территории русской Православной Церкви Московского Патриархата. Связь с Российской Федерацией у населения там не меньше, чем с Украиной – так исторически сложилось. А если уж совсем быть точным – даже больше: история формирования этих регионов – середина ХІХ века – это период промышленного бума в Российской Империи. Там строили свои заводы, наряду с зарубежными компаниями, русские промышленники. По этим и многим другим причинам эта территория никогда не останется вне поля зрения РФ.

Однако говорить о том, что у России есть планы по присоединению этого региона к себе, или созданию протектората на ДНР и ЛНР, на мой взгляд, сейчас безосновательно. Мы знаем официальную позицию Кремля: необходимо защитить права соотечественников и права русских. Из этого никак не следует, что восток Украины будет отделен и, впоследствии, присоединен к РФ.     

На самом деле, мы все прекрасно понимаем, что присоединять такой большой регион – это не есть абсолютное благо или бонус, что называется. Ведь Донбасс, его развитие сейчас связаны с большими проблемами. Те технологические резервы и производства, которые там существуют, нуждаются в модернизации, в обновлении. А это – миллиарды и миллиарды, которые просто так  Россия не сможет вытащить из бюджета и выложить на стол.

Сегодня сделано, наверное, самое ожидаемое украинским обществом за последнее время заявление – о том, что Путин и Порошенко договорились о прекращении огня. Мы понимаем, что подавляющее большинство граждан Украины хотят прекращения этого конфликта, этой трагедии. Конечно, пока есть только заявление. Но есть большая надежда на то, что это решение будет претворено в жизнь. 

От боевиков Донбасса ожидать сейчас обострения ситуации не стоит. Мы, конечно, точно не знаем, о чем именно говорили главы двух государств, точное содержание их беседы неизвестно. Думаю, что президент РФ высказался в том смысле, что он, исходя их своего личного авторитета – как человека и как главы такой сверхдержавы, как Россия, - будет пробовать повлиять на представителей ополчения с целью прекращения огня. Очевидно, что для большинства лидеров ополчения Путин является непререкаемым авторитетом и к его призыву они прислушаются.

С другой стороны, вызывает большое опасение, как поведут себя так называемые добровольческие батальоны (а по сути – частные армии), которые воюют на востоке. Как мы помним из недавней истории, они далеко не всегда подчиняются воле Киева. Вот в этом может заключаться проблема.

Но пока все-таки будем надеяться на реальность деэскалации этого конфликта и на то, что огонь все-таки прекратится, а переговоры будут переведены в мирное русло.