С самого начала конфликта на востоке Украины, боевики по возможности, отбирают у пленных и погибших украинских военных документы, точно так же поступают и наши солдаты. На любой войне представители противоборствующих сторон осматривают документы друг друга, чтобы определить, с кем именно велись бои. Так было всегда. И в этом нет ничего странного, потому что надо знать, что это за люди, как их хоронить .

Это было известно с самого начала, лично я  узнал об этом от товарища, когда началось вооруженное противостояние. Он волонтер, ездил в воинские части, и он одним из первых попал в плен. Мы пытались его спасти. В то время я разговаривал с генеральным прокурором ДНР – Равилем Савиковым.

У нас с ним был разговор – мордвин пытался объяснить мне, как мне надо вести себя на нашей территории. Они хотели, чтобы я приехал поговорить. И вот тогда уже, общаясь с помощником генерального прокурора ДНР (он представился как Николай, других данных я не знаю), он говорил о документах: «мы собираем документы погибших и пленных». Это было месяца 3-4 назад.

Более странно, что на днях в Запорожье хоронили 50 украинских солдат, и никто не знал, кого именно хоронили. У погибших не было документов – их то ли изъяли, то ли их и не было.

Когда я служил и мы заходили, что называется, «за реку», то есть в республику Афганистан, то у нас не было никаких документов при себе, даже опознавательные знаки нам указывать запрещали – офицеры, солдаты, сержанты все как будто в одинаковом звании. Это было 30 лет назад.

Зачем сейчас брать с собой документы –  не знаю, мне это кажется немного странным. А то, что неопознанными хоронят солдат... это в 21 веке! Рядом же находились товарищи. Это же не Афганистан, за тысячи километров от родины. Что, стояла какая-то часть, и никто не знал, кто был в этой части?

Наверняка появятся версии, что берут документы, чтобы совершать преступления: украинские документы взяли ДНРцы, обстреляли кого-то. Ну что, они документы кому-то показывают? Нет, они просто форму могут использовать, документы им для этого не нужны. Если кто-то получил задание совершить провокацию, это совершенно несложная техника подделки документов.

Суть документа, чтобы свои опознавали и можно было установить солдата. Такой закон войны – изымать документы у найденных трупов. Поэтому диверсионные группы всегда засылаются без документов.

Мне очень странно видеть, когда задерживается диверсионная группа, и СБУ нам предъявляет удостоверение ФСБ России с должностью – «диверсант». Это что, он специально зашел сюда, чтобы у него изъяли документы? Или гаишникам нашим показывать собирался? Зачем ему здесь документы? Вот это странным попахивает. Тем более, что я вижу некоторых украинских солдат, у них нашивки немецкой армии и французской. Когда человек в камуфляже лежит в крови, то никто не знает, с какой он стороны.