Коротко о беженцах в России.

Я, как депутат от Ярославской думы, могу с уверенностью сказать, что, например, в Ярославской области — 500 украинских беженцев. И мы у себя приняли решение выделить для их поддержки примерно по 100 тыс. руб. на человека (а это около 3 тыс. долларов). Кроме того, им предоставлено временное жилье — как правило, это пансионаты и дома отдыха, дети украинских беженцев могут посещать наши детские сады. Но это общая картина.

А если говорить о жизни украинцев у нас по отдельности, то это все очень лично, потому что одни, например, пьют, вторые ищут работу, третьи пытаются как-то вернуться. Хотя у нас никто беженцев не обижает, условия жизни, для них, конечно, нерадостные, потому что жить в необустроенном пансионате непросто, тем более, что там на одну комнату приходится несколько человек. К тому же, если учесть дикую бюрократию и коррупцию в России, то украинским беженцам очень непросто дается адаптация.

С другой стороны, украинские беженцы могут помочь с демографической ситуацией Дальнему Востоку и Сибири. Там территории, по сути, беспросветной депопуляции и вымирания. Впрочем, я не уверен, что эти люди, живущие на Украине, где все-таки погодные условия несравнимы с Сибирью и Дальним Востоком, с большим желанием поедут осваивать сибирские земли. Даже если и поедут, то это будут единицы.

А население России-то сокращается. И приток беженцев, особенно русскоговорящих и православных, это, с точки зрения формальной миграционной политики, конечно, большое подспорье для Путина. Кроме того, эти люди абсолютно адаптированы к российской жизни, это не таджики и не узбеки. И скажу больше — есть даже конспирологическая гипотеза, что Путин развязал войну в Украине для того, чтобы остановить вымирание России за счет беженцев.