Наивно думать, что Крым каким-то боком украинский. Разве что совсем маленьким бочком — в том смысле, что если там живет какая-то часть украинского населения — ну и пусть себе на здоровье живет. Надо отдать должное, что Крым был заселен почти на 90 % русскими.

Хотя я, например, знаю, что в этом году 1 сентября в одной из крымских школ дети и выступали, пели, танцевали в национальных украинских костюмах,  и все было вполне спокойно. Да, сейчас в Крыму три государственных языка, так как украинцы там живут в разных местах.

Уже не будем говорить, сколько их живет в Канаде, и вряд ли будут присоединять часть Канады к Украине. А сколько их живет в РФ. Это норма, когда на близлежащих территориях живут люди с разных сторон. Люди женятся, выходят замуж и живут десятками и сотнями лет. Люди из сопредельных стран всегда населяют эти территории в каком-то количестве, но это не значит, что они должны претендовать на присоединение части той страны к себе. Это все глупости, незнание истории и невежество.

И все те, кто кричит сегодня о том, что Крым обязательно вернется в Украину, они просто не ведают, о чем говорят. Они даже не знают историю Крыма. Если на то пошло, то мне кажется, что греки еще больше имеют прав претендовать на Крым, потому что когда-то там было Босфорское царство, и эти места были заселены греками не одно столетие.

На самом деле боролись за Крым и отвоевали его в русско-турецких войнах. Конечно, это полуостров, населенный в подавляющей степени русскими людьми. И русские там творили, и приезжали туда украинцы — и тоже там творили. Но в то же время остались такие места, как Коктебель, в которых и по сей день сосредоточена российская интеллигенция всех времен.

Крым не вернется в Украину, дай Бог, чтобы Украина к себе вернулась. Шекспировско-гамлетовская проблема: будет Украина или не будет, и в каких границах она будет? И даже если она будет не в тех границах, в которых бы хотелось, вопрос в том, будет ли она вообще? Вот что меня больше волнует. Она пока не есть имя существительное. То, что представляет собой сейчас Украина, — это просто подлежащее. Поэтому я бы очень хотела, чтобы она стала существительным. Какие границы — не столь важно. Какой будет жить в этих границах народ, насколько он будет образованным и интеллигентным, самодостаточным, а не подлежащим?

Я думаю, что пока все мечтают о том, чтобы выехать куда-нибудь, чтобы заработать. Никто и не думает сейчас об Украине. Все сейчас грязная политика, особенно в преддверии выборов.