Казус, который произошел с Сикорским, в подметки не годится тому, с какими предложениями обращался Жириновский к полякам. Он неоднократно выступал с инициативой разделить Украину, а западную часть забрать полякам. И как известно, что у Жириновского на языке — то у Путина на уме.

А учитывая то, что Жириновский — заместитель председателя Госдумы РФ, то после таких предложений его нужно было либо сажать за решетку, либо дезавуировать, либо подтвердить — из этого не было ничего сделано.

Но пока, из того, что мы наблюдаем, России невозможно взять Донецкий аэропорт и Мариуполь. Было бы возможно — они бы взяли. Но, как говорится, бодливой корове Бог рога не дает. До россиян дошло, что Западную Украину они бы точно не удержали со всеобщей партизанской войной. А с другой стороны, оставлять ее независимой — это означает непрерывную подпитку партизанского движения на остальной части Украины.

Возможен ли военный захват всей Украины, кроме западной, со стороны России? Он был возможен в марте-апреле. Это было реально, потому что на тот момент у Украины не было дееспособной армии. С другой стороны, это все равно бы привело к партизанскому движению, к массе неприятностей, к очень серьезной войне и большим потерям с российской стороны, но, в принципе, это было бы возможно.

Сейчас, с чисто военной точки зрения, для России это очень сложно сделать, потому что Россия не такая навороченная, как она об этом всем рассказывает. Это мы четко видели на примере боевых действий в августе, которые описываются только со стороны украинского поражения, но, учитывая, что нас ударили в спину, и учитывая огромные российские потери, я не думаю, что это свидетельствует о мощи России. Поэтому я бы сказал так: это невозможно потому, что есть Украина — такая, какая она есть.

А что касается настроений поляков относительно Украины, то в Польше есть очень мощная традиция, которая была заложена еще при Пилсудском (а он на самом деле не очень рвался захватывать Украину), который говорил о том, что он хотел бы видеть Украину, как буферной зоной перед Россией.

А учитывая то, что поляки боятся Россию, то они хотят видеть сильную Украину. Территориальных споров между Украиной и Польшей на сегодня нет, хоть как ни болезненно это с обеих сторон, этот раздел стал окончательным. Поэтому я не думаю, что у поляков есть какие-то территориальные претензии к Украине, а самое главное, что, учитывая предыдущий опыт ОУН, у них нет никакого желания брать к себе любую часть украинцев.