Визит миссии МВФ в Украину схож с приездом барина в деревню: все – от холопов до управляющих вытянулись по струнке в ожидании похвалы или наказания и готовы отчитаться о проделанной работе на вверенных им территориях. Делегация барина - миссия МВФ, в очередной раз, с 11 ноября начала свою работу в Киеве и планирует ее завершить к 25 ноября.

В отношении деятельности  МВФ существуют разные мнения. Одни считают, что это источник дешевых кредитов, важнейший проводник структурных реформ в экономике государства, и в целом организация, стремящаяся поставить своих подопечных на путь истинный – вперед к светлому капиталистическому будущему. Обычно сторонниками такого мнения являются те, кого взрастили на высококалорийной ниве западных грантов или переметнувшиеся в либеральный стан уже в сознательном возрасте под девизом: все равно родину продадут, так почему не я?

Другие считают (и справедливо), что от сотрудничества с МВФ еще ни одна страна в мире не стала жить лучше, и история пестрит примерами дефолтов и гражданских войн, которые стали следствием сотрудничества с МВФ и выполнения его требований.

Вероятно, более честным будет утверждение, что одной из задач в деятельности МВФ есть задача по снижению уровня жизни в странах, над которыми Фонд устанавливает контроль. Это своего рода профилактика появления конкурентов западных корпораций и зарождения сопротивления существующей ныне системы неоколониализма. И в этом плане, Киев оказался идеальным партнёром для МВФ. Задача по снижению уровня жизни решается опережающими темпами. Высокотехнологичные отрасли и отдельные производства ликвидируются как путём приватизации и последующего перепрофилирования, так и вследствие гражданской войны. А само руководство страны ищет не возможности смягчить требования МВФ, без выполнения которых очередной транш не будет выдан, а то, каким образом ускорить выполнение этих требований.

К МВФ в Киеве относятся с нежностью и подобострастием – не так много осталось друзей у Украины. Если быть совсем точным, то их нет совсем – старым слепили образ врага, новые считают нас африканской колонией в Восточной Европе. И все внешние сношения государства свелись к чистой коммерции – «ничего личного, один лишь бизнес». Также, практически не осталось желающих финансово помочь Украине. МВФ – один из оставшихся «друзей», так как ничем не рискует, наоборот, устанавливает полный контроль над государством и жёстко соблюдает интересы, стоящих за ним глобальных мировых финансовых кругов. А кто платит, тот, как известно, заказывает музыку. И в Киеве очень переживают, чтобы после очередного визита делегации МВФ не был заказан «Реквием».

К сожалению, Украина доведена до состояния, когда приветствуются любые источники финансовой помощи. Объем международных резервов Украины по предварительным данным на 1 ноября 2014 составил 12,587  млрд. ​​долларов (в октябре ЗВР Украины сократились на 23%, достигнув 9-летнего минимума).  Доходы от экспорта из-за гражданской войны резко сокращены, т.к. именно Донбасс был важнейшим источником валютной выручки Украины. Это не новость, но нужда сегодняшняя не идет ни в какое сравнение с потребностями даже годичной давности. Разговоры о привлечении инвестиций в страну все же остаются лишь разговорами: большие деньги любят тишину. А тишина в Украине в ближайшие годы не предвидится, что означает невозможность вести на равных переговоры с иностранными инвесторами и международными кредиторами. В страну, находящуюся в состоянии войны, никто инвестировать не будет – на планете существуют более тихие и стабильные прибежища крупному международному капиталу.

Тем не менее, в последнее время появляется информация о растущем интересе со стороны зарубежных инвесторов к Украине. Интерес действительно есть, но имеющий свою специфику, и его можно разделить на три условных направления.

Первое – Украина готова продать не только «что-нибудь не нужное», но и то, что некогда составляло её научно-техническую гордость, а порой и то, что считалось национальным достоянием. К «гордости» можно отнести отдельные направления высокотехнологичных производств, в частности в области ракетостроения. И ходившие весной слухи о попытках продать в Китай и США технологии, принадлежащие известным днепропетровским ракетчикам, вероятно, имеют под собой серьезные основания.

Украинская ГТС считалась чуть ли не национальным достоянием, и представители власти сегодняшней, будучи в прошлом в оппозиции, приравнивали продажу Трубы к измене Родине.

Но времена меняются. С молотка теперь пойдёт все, что плохо лежит, а что лежит хорошо, будет «переложено» и также будет продано. Высокотехнологичные производства, в том числе и атомная энергетика, перестанут принадлежать не только Украине, но и украинским олигархам, они окончательно «поделятся» своими научными достижениями с Западом и будут перепрофилированы или ликвидированы.

Поэтому можно выделить второе направление интересов иностранных инвесторов – тотальная скупка оставшихся производств и земли. Иностранные «инвесторы», понимая, что от Украины сейчас можно требовать крайне выгодные для себя условия, объясняя их «мусорными рейтингами» надёжности и кредитоспособности экономики нашей страны, ведут себя как голодный на фуршете – зачистят все, что смогут проглотить.

Нынешние иностранные инвесторы в Украине – в первую очередь североамериканские – это грифы-падальщики в костюмах от-кутюр. Они имеют полную информацию о состоянии предприятий Украины, и о состоянии экономики страны в целом. Кроме того, и рейтинги от международных рейтинговых агентств также формируются при не афишируемом участии крупного международного капитала.

Менделеев говорил, что использовать нефть в качестве топлива – все равно, что топить печь ассигнациями. Примерно по такому же принципу поддерживается тлеющий огонек в очаге украинской экономики – в топку распродажи брошена и «антикварная мебель» в виде производств с вековой историей, и ватманы с чертежами самых совершенных летательных аппаратов. Однако чем будут затыкать дыры в бюджете, когда с молотка уйдут последние активы и оставшиеся клочки украинских черноземов? Нынешнее присутствие иностранных инвесторов на Украине в значительной степени объясняется желанием застолбить за собой участки на ее экономической карте в преддверии  окончательного после-дефолтного дерибана.

И третье направление интересов иностранных инвесторов в Украине – скупка идей, достойных реализации. Это наиболее интересный и наиболее дешевый путь получения технологических преимуществ в конкурентной борьбе западных корпораций. Ведь продажа готовой высокотехнологичной продукции – означает получение добавленной стоимости производителем. И это привилегия наиболее развитых стран. Удел остальных – поставка на мировой рынок сырья; сборка готовой продукции из комплектующих, произведенных в развитых странах и на предприятиях, принадлежащих капиталу, произошедшему из этих стран; размещение у себя грязных производств и прочие подобные прелести.

Гораздо выгоднее не импорт готовой наукоемкой продукции, а покупка изобретения или технологии по производству этой продукции, когда изобретатель не в состоянии самостоятельно реализовать свое достижение в серийном производстве и вынужден продавать результат своей умственной деятельности. С этим связана активизация деятельности различных венчурных фондов – фондов, ориентированных на работу с инновационными предприятиями и стартапами. И их повышенный интерес к Украине пытаются выдать за показатель привлекательности страны для иностранных инвесторов. В действительности, это означает, в первую очередь, неспособность применить в Украине достижения своих изобретателей и отсутствие у производств свободных средств на доводку изобретений от уровня идеи, ноу-хау до опытных образцов и запуска их в серийное производство. Активность охотников за идеями вылилась в создание в ноябре этого года Ассоциации венчурного капитала и прямых инвестиций, которая, по словам ее организаторов, «должна стать посредником между западными инвесторами и украинскими компаниями, улучшить инвестиционный климат в Украине и усовершенствовать правила игры для профессиональных участников рынка — венчурных фондов прямых инвестиций». 

В конце 90-х годов Украина входила в десятку сверхразвитых промышленных экономик мира, по объему ВВП занимала 8-9 место в мире и в проходящем сейчас саммите Двадцатки вполне могла бы принимать участие, если бы сумела не разбазарить наследие, доставшееся от Союза. И сегодня, Украина все еще способна продуцировать идеи высочайшего технологичного уровня, но уже не способна создавать промышленные образцы. Выполнение  требований МВФ, окончательная распродажа оставшихся активов, продолжение войны в Украине уверенно превращают страну в набор феодальных княжеств уровня наименее развитых государств третьего мира. И, пока что, никаких намеков на остановку этого процесса не наблюдается – ни в действиях правительства, ни в рекомендациях всевластных международных институций.