«Деньги – кровь экономики». И, как обескровленный организм, экономика без финансов существовать не может. Времена натурального обмена прошли, и к такому обмену возвращаются только во времена войн и полной разрухи. Именно к таким временам организаторы гражданской войны в Украине пытаются подтолкнуть ЛНР и ДНР.

О суверенитете двух областей и превращении их в народные республики было заявлено, но реальный суверенитет не может ограничиваться и обеспечиваться лишь наличием линии фронта между мятежными территориями и территориями, подконтрольными центральной власти. Без собственной финансовой системы политический и экономический суверенитет (как и прочие суверенитеты) невозможен.

Широко известна фраза, приписываемая основателю банкирской династии Майеру Амшелю Ротшильду: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы».

В действительности, эта фраза из книги «Money creators» («Создатели денег») Гертруды Маргарет Куган (Gertrude Margaret Coogan), изданной в США в 1935 и переизданной в 2012 году. В ней автор, без ссылки на источник, утверждает, что Майер Амшель Ротшильд в 1812 году говорил: «Permit me to issue and control the money of a nation, and I care not who makes its laws».  

С тех далеких пор ничего не изменилось. И тот, кто контролирует финансы государства и управляет ими – контролирует само государство.

ЛНР и ДНР не сформировали свою финансовую систему, и в качестве средства обращения и платежа там по-прежнему выступает украинская гривна. Эмиссионный центр – НБУ – находится в Украине, а потому Киев имеет мощные рычаги влияния на территории подконтрольные ЛНР и ДНР. Через лишение Донбасса гривны как средства обращения (посредника в обращении товаров), резко тормозятся производственные процессы – исчезает возможность закупки сырья для производства продукции, сбыта готовой продукции, оплаты труда. Как следствие, страдают целые отрасли – как производства товаров повседневного спроса, продуктов питания, так и промышленной продукции.

Руководство Украины могло бы продемонстрировать свою добрую волю по отношению к жителям тех регионов, на которые киевская власть не распространяется, но их по-прежнему считают в Киеве территорией «единой Украины».  Вместо этого создаются серьезные проблемы. Создание собственной финансовой системы у руководства Донбасса не было в списке первоочередных задач. Но именно Киев заставляет мятежные республики в авральном порядке решать задачи, которые фактически ускоряют процессы суверенизации ЛНР и ДНР.

Сегодня киевская власть пытается использовать возможности давления самым неблаговидным способом, решив, что обескровив и так разрушенную войной экономику региона, сможет вызвать народный бунт, прекратив социальные выплаты самым незащищенным слоям населения: ко второй половине ноября украинский бюджет должен пенсионерам Донецка почти 1,7 миллиарда гривен. Губернатор Луганской области Геннадий Москаль в интервью  Укринформу  14 ноября призвал  луганчан к восстанию: «встаньте, как мы восстали против Януковича». По мнению Г.Москаля: «Украинское правительство приняло абсолютно правильные, адекватные решения о прекращении социальных выплат жителям ЛНР. Если их руководство взяло на себя всю полноту власти, и люди так массово стояли в очередях, чтобы проголосовать за это на референдуме и на выборах – то, вероятно, они такую власть и заслуживают». Каким образом подобные заявления представителя киевской власти о фактическом отречении от ЛНР, сочетаются с понятием «единое государство»?

Москаль, очевидно, забыл аксиому, что невозможно заставить силой полюбить кого-либо, в том числе и власть. Кроме усиления взаимной вражды такие меры ни к чему не могут привести. А вывод территории Донбасса за пределы гривневой зоны – означает признание этой территории, как не украинской, фактически (а после указа П.Порошенко о блокаде Донбасса уже и юридически), независимой от Киева. Да и чрезмерное закручивание гаек приводит, как известно, к срыву резьбы, а санкции, вводимые против населения Донбасса, скорее приведут к сплочению населения вокруг лидеров Востока, чем к восстанию против них.

ЛНР и ДНР поставлены в затруднительное, но не безвыходное положение. Ситуация не уникальная и подобное уже встречалось в истории. Разрешение проблемы требует лишь времени.

Известен пример, когда в качестве временной замены денежных знаков использовались винные этикетки. Так было в Якутии после Октябрьской революции. «Винные деньги» выпускались в 1919-1921 годах будущим наркомфином республики Алексеем Семёновым. Об этом занимательном факте писал Максим Горький в 1929 году в очерке «О единице»: «Из всех бумажных денег, которые пускались в оборот на безграничном пространстве Союза Советов, самые оригинальные деньги выпустил Алексей: он взял разноцветные этикетки для бутылок вина, своей рукой написал на «Мадере» - 1 р, на «Кагоре» - 3 р., «Портвейн» - 10 р., «Херес» - 25 р., приложил печать Наркомфина, и якуты, тунгусы очень хорошо принимали эти деньги, как заработную плату и как цену продуктов. Когда Советская власть погасила эти своеобразные квитанции, Семенов прислал мне образцы их».

Прибегать к таким оригинальным мерам сегодня нет необходимости. Если Киев, себе же во вред, откажется быть эмиссионным центром Донбасса, то в ЛНР и ДНР может быть введена временная замена гривны в виде неких купонов, талонов, или казначейских билетов ЛНР и ДНР. Может быть введен российский рубль, по аналогии с использованием евро в странах – не членах ЕС. Так, например, в Сан-Марино, Сен-Пьер и Микелоне, Монако, Андорре и Ватикане используется евро по Соглашению с Европейским Центробанком. В Черногории, Косово, Акротири и Декелии, Сен-Бартельми и Сен-Мартене евро используется неофициально.

Введение российского рубля, как денежной единицы Донбасса (если такое случится) ускорит экономическую интеграцию ЛНР–ДНР с Россией, и не только снизит зависимость Донбасса от остальной Украины, но и ослабит экономические связи с ней. И, естественно, усилит влияние России в регионе, за что Россия вне сомнений получит новые обвинения в свой адрес и осуждение «мирового сообщества».

Возможность влиять на политику государства через установление контроля над валютой, признающейся этим государством в качестве мировой, региональной или национальной – ни для кого не является тайной.  В июле 1944 году, когда исход Второй мировой войны был очевиден, в Бреттон-Вудсе проходила конференция, целью которой было урегулирование международных валютных и финансовых отношений по окончании  Второй мировой войны. Активное участие в выработке итоговых документов конференции принимали представители СССР. Тем не менее, правительство СССР приняло решение о неприсоединении к работе Всемирного банка и Международного валютного фонда. И одной из важнейших причин было то, что в соответствии с уставом СССР не имел возможности влиять на принимаемые решения в отличие от США. Вряд ли в Киеве нынешние политики настолько не знакомы с историей.

По сообщениям СМИ, в последнее время на Донбассе участились случаи появления фальшивых гривневых купюр. Их можно получить даже в банкоматах. И это не удивительно. Причем, выгода от фальшивых денег может быть получена, как самими фальшивомонетчиками, так и киевскими властями. Выгода фальшивомонетчиков очевидна. Выгода Киева может быть не только в поводе для обвинений руководства Донбасса в экономической диверсии. Но и в получении товаров и услуг, произведенных на территории Востока Украины, в т.ч. подконтрольных Киеву, без адекватной оплаты – фальшивые купюры будут изыматься из обращения незамедлительно, тем более что места вброса фальшивок, в таком случае, будут известны заранее. Впрочем, и власти ЛНР-ДНР могут извлечь определенную выгоду – фальшивые деньги временно могут выполнять функции средства обращения и средства платежа. Естественно, функцию средства накопления фальшивые деньги выполнять не могут.

В любом случае, объявленная П.Порошенко блокада Донбасса и отключение его от финансовой системы Украины – очередной непродуманный шаг, наносящий больше вреда самой киевской власти, чем Донбассу. Это еще одно действие, отодвигающее на неопределенный срок возможность мирного и взаимовыгодного разрешения проблем на Востоке Украины.