Из зоны АТО в Украину уже выехало больше полумиллиона человек. К сожалению, большинство этих людей испытывают огромные проблемы с социализацией, у них и есть материальные проблемы.

Кроме того, часто бывает, что там, куда они переехали, их не всегда позитивно воспринимает общественность. Например, переселенцам из Донецка найти в Киеве квартиру достаточно проблематично, потому что люди не хотят сдавать им. У некоторых сдающих жилье в аренду мотив такой: «Чего вы сюда приехали, поезжайте обратно и воюйте за свои дома, а не прячьтесь здесь!». Некоторые не хотят пускать донецких из-за риска неплатежеспособности съемщиков.  

Сегодня совсем не видно целостной государственной политики помощи, интеграции переселенцев с Донбасса, из Крыма в жизнь Украины.

Этим людям как никогда нужны рабочие места, чтобы они хоть как-то могли себя обеспечивать. Поэтому должна работать какая-то служба, горячая линия для переселенцев.

С другой стороны, нельзя стимулировать иждивенчество. Очень часто переселенцы считают, что им все должны: и жилье, и соцвыплаты, и медикаменты и т. д. Это тоже неверно – откуда государство должно брать деньги? В Тернополе или у черкасских учителей? Это общественные деньги, это государственный бюджет. И если ты кому-то даешь, значит, ты забираешь у другого.

Нам необходима сбалансированная политика: поддержка в кризисной ситуации, а следующий шаг – помощь в нахождении работы и максимальное вовлечение людей в жизнь в новых условиях.

Есть институт землячества, когда выходцы из какого-то региона объединяются и помогают друг другу. Мне кажется, что это хороший способ решения  проблем для переселенцев: информационная помощь, где можно найти жилье, работу и т. д.

Проблема переселенцев – это сложная гуманитарная проблема, которую должны решать три институции. С одной стороны – власть центральная и местная. С другой стороны – это общественные объединения, как общеукраинские, так и конкретные объединения переселенцев. И с третьей стороны – международные институции: ООН, ОБСЕ – у них хороший опыт для помощи перемещенным людям. Я считаю, что очень пассивны эти институции в Украине, надо работать более активно. Если Совет ООН, НАТО, ОБСЕ не могут защитить Украину, то, как минимум, должна быть гуманитарная помощь тем людям, которые вынуждены покинуть свои дома.

Я считаю, что украинская власть делает совсем мало для обеспечения нормальной жизнедеятельности временно перемещенных лиц. Украинское правительство должно гораздо больше внимания уделять проблемам переселенцев и совместно решать вопросы. Я против того, чтобы развивался патернализм, когда человек говорит, мол, «уважаемое правительство, реши за меня все проблемы». Я считаю, что должно быть так: люди говорят, какие у них есть проблемы, ответственный за эти вопросы человек  в правительстве их слышит, и они вместе ищут решение. Какая-то часть работы ложится на объединение переселенцев, какая-то часть – на центральное правительство, какая-то – на местные советы. То есть должен быть совместный план действий по строительству новой жизни для семей, которые выехали из зоны АТО.

К сожалению, такого диалога нет. В новом Кабмине даже нет ответственного лица за решение проблем переселенцев. Правительство вообще не назначило ответственного – кто это должен делать, к кому надо обращаться? Это означает, что фактически государственной политики в сфере помощи переселенцам не существует.

Пока нет конкретного министра, который этим будет заниматься, нет государственного финансирования – считайте, что такой политики просто нет. Поэтому я уверен, что правительство делает недостаточно. Все граждане Украины заинтересованы в том, чтобы власть как можно быстрее начала заниматься этим вопросом, чтобы люди получили необходимую помощь, потому что это наши граждане, это часть украинского народа. Мы должны объединить усилия всего народа для того, чтобы все могли найти свое будущее. Мы – единое общество, которое своих не бросает, а защищает.