После сдачи боевикам Дебальцево у большинства украинцев на повестке дня стоит вопрос: "Кто виноват и что делать?". Большинство рядовых военнослужащих считают отступление из города ошибкой и просчетом Генерального штаба Украины. Оборона Дебальцевского плацдарма была не подготовлена против тех сил, которые были использованы против сил АТО. Все главные высоты вблизи города были под нашем контролем вплоть до вторника, 17 февраля. В этот день мы были вынуждены оставить эти высоты под натиском значительного преимущества сил противника. Российско-террористические войска стреляли по украинским позициям из всех видов вооружений, состоящих на службе в российской армии – тяжелая артиллерия, минометы, «Грады», «Ураганы», даже «Пионы». Не использовали разве что ядерное оружие.

Просчет Генштаба состоял и в том, что по трассе слева от Дебальцевого, – от Логвиново до Луганского, - не были построены достаточно эффективные укрепления, чтобы сдержать наступление вражеских войск. На трассе находился всего лишь один блокпост «Скорпион», командир которого чудом пешком вывел свой отряд из окружения. По отряду стреляли из всего тяжелого арсенала, поскольку враг считал, что блокпост забетонирован и хорошо укреплен, хотя этого не было.

Кроме того, официально Генштаб заявлял о присутствии на Дебальцевском плацдарме от 8 до 10 тысяч военных. На самом деле их было не более 2 тысяч. Преимущество врага было ошеломляющим. Но и потери противника очень значительные. По словам наших солдат, потери боевиков исчисляются сотнями и тысячами. Говорят, выходили по трупам. У большинства из них были российские документы.

Заявление Семенченко и Яроша о создании параллельного Геншаба абсолютно неуместны. На войне не может быть двух центров принятия решений – должен быть только один. Но люди, которые находятся в нем, должны быть адекватными и понимать ситуацию.

В то же время, важно понимать, что виноватым в сдаче Дебальцево является не верхушка власти, а верхушка армии. Это тактическое поражение. Президент Порошенко должен сделать выводы, назвать людей, которые ответственны за эту ситуацию в Генштабе и командовании секторами, принять необходимые кадровые решения.

Введение миротворческого контингента ООН может усложнить россиянам наступательные действия. Миротворцы могут помочь решать гуманитарные вопросы, в частности, пресекать обстрелы мирного населения со стороны российско-террористических войск. Однако контингент ООН не решит вопрос войны в целом. Его может решить исключительно украинская армия – она должна поднять уровень боевого мастерства и научиться проводить масштабные фронтальные наступательные операции.