Реакцию украинцев на голодовку и состояние Надежды Савченко, можно охарактеризовать коротко: переживаем, поддерживаем и ненавидим. Находясь в Украине, - это единственное, чем мы можем заниматься. Люди и правозащитные организации со всего мира переслали российскому руководству сотни писем и петиций. Однако Кремль полностью их игнорирует – для властей РФ жизнь отдельного человека ничего не значит. Им безразличны обращение общественности другой страны и давление международного сообщества.

Политика Кремля сегодня крайне агрессивная и направлена на то, чтобы запугать. Она основана на запугивании, страхе и прессинге. Такое ощущение, что Путин и ко будут рады, если с Надеждой произойдет самое страшное, ведь тогда в мире их начнут еще больше бояться. Поэтому все письма общественности о нарушении прав Савченко и справедливости с намерением «достучатся» до российских политиков, не более чем самообман. Единственное, чего могут бояться в Москве – введения новых антироссийских экономических санкций.

Если говорить с прагматичной точки зрения, то я писала обращение к самой Надежде Савченко с просьбой о прекращении голодовки, поскольку она нужна нам живая. Было бы хорошо, если бы она пошла на такой шаг. Тем более, что голодовку можно было бы возобновить позже. Проблема еще и в том, что Надежда не в той ситуации, когда смерть повлияет на политические действия. Кроме радости врагам это ничего не доставит, а радость врагам доставлять никогда нельзя. Это будет предательством собственных принципов или идей.

Я не знаю, почему Надежда не прекращает голодать, здесь можно делать только предположения. Мне кажется, что она хочет доказать всему миру, что Украина есть и борется. Она воплощает собой ту борьбу, которая идет.

Если Надежда умрет, то со стороны мирового сообщества начнется новая волна давления на Россию. Скорее всего, будут введены дополнительные экономические санкции и осуществлена попытка отключения страны от банковской системы SWIFT. Смерть Савченко, и потенциальный штурм боевиками Мариуполя, станут решающим основанием для подобных жестких антироссийских шагов.