К сожалению, намерение Европейского Союза отменить санкции против отдельных чиновников режима Януковича – не единственный прецедент в мире. В свое время, схожая ситуация произошла с лидерами Приднестровья.

Что касается Украины, то Брюссель ввел персональные санкции против отдельных чиновников прежнего режима, но веских доказательств для продления этих санкций, к сожалению, так и не поступило. Дело в том, что в юридических системах Украины и Европы, понимание того, какой должна быть доказательная база по выдвигаемым обвинениям, разительно отличается. Европейские следственные органы должны получить настолько веские доказательства, чтобы любой непредвзятый суд мог этого человека за соответствующие нарушения осудить. При этом, следователи должны быть на 100% уверены, что ни одна апелляция и кассация, даже в Европейском суде по правам человека, не сможет отменить обвинительный приговор.

Украинские следователи имеют множество проблем, связанных со сбором информации о преступлениях чиновников режима Януковича. Дело в том, что никто из адептов прежнего режима, как правило, лично ничего не подписывал. Очень трудно доказать, что тот или иной чиновник лично отдавал какие-то конкретные распоряжения, что они были выполнены непосредственно по его поручению или под его давлением. Можно, конечно, приобщить к делу показания людей, которые получали эти распоряжения и выполняли их. Но этого тоже будет недостаточно. После того, как их показания будут учтены, и будет определена их персональная ответственность, дела против них должны быть закрыты. При этом важно добыть подтверждающие материалы от тех людей, у которых есть взаимосвязь между их действиями и тем, что приказывали чиновники высшего ранга.

Учитывая все эти нюансы, доказать прямую вину «топовых» политиков режима Януковича будет непросто. Если человек не поставил ни одной подписи ни под одним документом, это заводит следствие в глухой тупик. Например, про Сергея Арбузова говорили, что он принципиально ничего не подписывал. Ни одного документа, который мог бы носить какой-либо криминальный характер. Я не исключаю, что Арбузов может быть одним из тех политиков, с которых Совет ЕС может снять санкции, потому что нет ни одного юридического документа, доказывающего его личную вину.

Конечно, во всем происходящем можно обвинять Генпрокуратуру, что это, мол, их недоработка. Но я думаю, что люди Януковича были очень осторожны и делали все возможное, чтобы их нельзя было привлечь к ответственности в будущем. Поэтому все старания нашей прокуратуры, даже если бы она по-настоящему нормально работала, все равно не дала бы результата. В ЕС для обвинения нужны реальные доказательства: реальные документы с реальными подписями и печатями. А их нет.

В то же время, я не думаю, что Евросоюз отменяет эти санкции по политическим мотивам, якобы чтобы не портить отношения с Кремлем. Брюссель вводил против украинских чиновников эры Януковича исключительно юридические санкции, а не политические, как скажем, против Путина и его окружения.

В случае с Украиной, речь идет о том, что есть конкретные люди, которых каким-то образом необходимо наказать. Украина может через Интерпол обеспечить их задержание и арест. То, что должно убедить Интерпол – это юридическая проблема Украины и Интерпола. Все западные страны, которые вводят персональные санкции против таких людей – против их счетов и передвижения, – руководствуются исключительно юридическими соображениями. Их задача – не допустить растраты или перевода в другое место краденных денег, чтобы Украина имела шанс вернуть их себе. И это на 100% юридический процесс, политической составляющей здесь нет.