Перемирие при разумной политике в целом играет на руку нашему правительству и Украине. Вопрос в том, насколько Генштаб, Минобороны и президент используют его, чтобы реорганизовать военные структуры снабжения и логистики, подготовить армию к следующему этапу противостояния. Подробных данных о том, что и как это делается, у нас нет, что не позволяет точно оценить успешность использования перемирия нашими властями.

На эту тему ходят на разные слухи. Но видимо, все-таки что-то делается, какие-то шаги в правильном направлении, все же, предпринимаются, хотя многие считают, что этого мало. Сомнений в том, что сепаратисты перейдут в новое наступление, нет. Вопрос лишь в том, когда это случится. Я думаю, что вероятнее всего, наступление боевиков начнется либо весной, когда подсохнут поля, либо уже ближе к лету. Точный ответ знает Владимир Путин.

Для Украины главный вопрос состоит в том, насколько армия сможет удержать новый натиск сепаратистов. Наступление следует рассматривать в этом аспекте, потому что в нынешней ситуации говорить о каких-либо реформах Конституции, а тем более о закрытии границ по минским соглашениям, всерьез не приходится. Все понимают, что никто этого ничего делать не будет. Главная цель для Украины – это получить «передышку» и подготовиться к отражению новых атак. Это единственный полезный эффект для Киева от минских соглашений.

Здесь есть еще одна сторона этого процесса. В сложившейся ситуации, в политических кругах любой страны мира возникают свои «партии войны» и «партии мира». Они уже сформировались в Украине, России, Евросоюзе и США. Сейчас «партии мира» пытаются найти какие-то варианты, которые бы устраивали все стороны, и делают все для предотвращения дальнейшей вооруженной эскалации конфликта. Такие попытки идут полным ходом. Об этом свидетельствует и заявленный «план Фирташа», хотя по нему пока не происходит никаких движений. Этот план – доказательство работы «партии мира» в России через Дмитрия Фирташа. Потому что 300 млрд долларов нет ни у кого. А вот если, условно говоря, это будут русские деньги, которые пойдут через структуры ЕС, тогда это сумма уже выглядит более реальной. То есть, очевидно, это усилия России через своих контрагентов в ЕС. Это такая двойная игра.

Осуществятся ли планы «партии мира» Кремля или нет, пока сказать сложно, поскольку «мотором» всего конфликта является Кремль и очень странное видение мира Путиным, которое уже полностью расходится с реальностью. И если этот «мотор» все-таки будет продолжать работать, то конфликт будет продолжаться. Вопрос в другом – насколько эти «партии мира» будут способны влиять на ход движений в Кремле, ведь Москва – единственный реальный двигатель войны, и других причин для этого конфликта в такой форме просто не существует.

Что касается начавшихся военных учениях в ДНР, то ничего нового и особенного в них нет. Естественно, сепаратисты проводят на Донбассе учения, потому что политика России до сих пор состояла в том, чтобы обучать местных боевиков и их использовать в основном во время фронтовых столкновений. Российские войска, если и принимают участие, то исключительно в ходе «фирменных» операций, как под Дебальцево. В столкновениях же на других точках используются местные боевики, наемники и добровольцы, которые едут из России воевать против НАТО. Естественно, их надо обучать. Поэтому такие военные маневры в ДНР вполне закономерны. Было бы перемирие, или нет, они все равно бы проходили.

Что касается законопроекта президента Порошенко о допуске иностранных военных к учениям в Украине, то для Киева эта ситуация сложнее, потому что наше правительство находится под жестким контролем со стороны Запада. Руководство ЕС и США считает, что любое военное присутствие Запада в Украине, спровоцирует эскалацию конфликта. Именно поэтому Барак Обама не дает нам оружие.

Военные учения с иностранцами, проходили и в мирное время. Конечно, они были не масштабными, это были учения даже не родов войск, а локальные. Законопроект Порошенко – это результат политики, которая была начата несколько месяцев назад, когда Киев отсылал запросы на военную помощь. Сейчас мы имеем результат в виде отправки военных консультантов и учений. Это не связано непосредственно с перемирием, это часть той политики, которая была до этого. Ведь нельзя просто позвонить Обаме и попросить, чтобы он уже завтра прислал вам инструкторов. Это все занимает время, есть масса бюрократических барьеров. Если вы с ним сегодня договорились, то инструкторы у вас появятся через полгода.