В последнее время в Украине произошла загадочная череда самоубийств бывших депутатов и членов Партии регионов. «Первой ласточкой» явления стало самоубийство Михаила Чечетова. Затем свел счеты с жизнью депутат Станислав Мельник, а 12 марта – бывший председатель Запорожской ОГА, «регионал» Александр Пеклушенко.

Именитых самоубийц объединяет не столько членство в «Партии Регионов», сколько то, что они много знали. Например, Михаил Чечетов несмотря на то, что в последние годы тщательно играл роль «парламентского шута», во времена правления Леонида Кучмы возглавлял Фонд Госимущества, и до нюансов знал особенности приватизации по-украински. Также немало интересного могла бы поведать Валентина Семенюк-Самсоненко – она тоже была главой Фонда госимущества и также погибла в результате (или якобы в результате) самоубийства от выстрела в голову в августе 2014 года.

Бывший народный депутат Станислав Мельник не только был осведомлен о том, как в империи Рината Ахметова оказался Донецкий пивзавод после убийства директора Юрия Павленко в 1998 году. В 2005-2006 годах Мельник возглавлял ЗАО «Люкс», названное так из-за расположенной в Донецком ботаническом саду резиденции самого богатого украинца и, наверняка, знал все секреты вхождения Ахметова на экономический и политический «Олимп». Более того, в 2012 году все охранные структуры Ахметова были объединены в один холдинг, учредителем которого был все тот же Мельник. Понятное дело, что случайный человек не может оказаться во главе личной охраны и службы безопасности владельца СКМ.

Тем не менее, говорить о том, что Семенюк-Самсоненко, Чечетов, Мельник или Пеклушенко были убиты, пока что нет ни малейших оснований – во всяком случае, никакие факты, свидетельствующие в пользу такой версии, обнародованы не были. А в случае Чечетова инцидент произошел, когда в квартире, из окна которой выбросился бывший народный депутат, находилась его супруга.

Будучи носителями чужих секретов, погибшие, скорее всего, находились в тяжелейшем психологическом состоянии, которое привело к развитию душевной болезни, спровоцировавшей самоубийство. Возможно, тот же Чечетов, пребывая в процессуальном статусе подозреваемого, опасался, что ему, как и в 2005 году, придется отвечать на неудобные вопросы касательно обстоятельств приватизации промышленных гигантов. Тогда, 10 лет назад, он написал явку с повинной и рассказал о роли Леонида Кучмы и Виктора Медведчука в разворовывании страны, после чего в течение многих лет публично унижался исполнением роли «клоуна», замаливая старый грех перед партийным руководством.

Что касается Пеклушенко, то он не мог не знать подробностей того, как год назад в Запорожье так называемые «титушки» с неимоверной жестокостью разогнали акцию протеста. Молва приписывала организацию запорожского «Антимайдана» демоническому «Юре Енакиевскому», и Пеклушено наверняка понимал, что такой подозреваемый, как он, представляет собой «находку» для прокуратуры.

Самой загадочной из череды самоубийств экс-регионалов является смерть Станислава Мельника. Он, несмотря на прежнее депутатство, не был публичной персоной, к нему не озвучивались какие-либо претензии со стороны правоохранительных органов. С конца 90-х годом прошлого столетия Мельник был особо приближенным менеджером Ахметова – не более того. Но и не менее. Этот случай необходимо расследовать с особой тщательностью, поскольку первое, что приходит на ум – убрали осведомленного свидетеля, который до малейших нюансов знал, как и за счет каких активов создавалась компания СКМ.

В то же время, вряд ли к самоубийствам экс-регионалов имеет отношение уголовное преследование в отношении Александра Ефремова, который уже не имеет возможности контролировать своих однопартийцев, как ранее. Каждый умирает по одиночке. Да и никакого влияния за пределами Верховной Рады Ефремов на своих коллег по фракции, по сути, не имел, - он только озвучивал перед депутатами те решения, которые принимались в Администрации Президента Януковича.

Возможно, всплеск самоубийств (даже если на самом деле это – замаскированные убийства) связан с тем, что сейчас представители бывшей властной команды поняли, что с новой командой договориться не удастся, и впереди их может ожидать лишь тюрьма и громкие разоблачения.