Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов обратился с просьбой к генпрокурору РФ изучить, соответствует ли решение о передаче Крыма в состав Украины в 1954 году конституциям РСФСР и СССР.

Тема законности передачи Крымской области Украине муссируется уже давно и это очень хорошо вкладывается в российский спекулятивный тренд наряду с продажей российской Аляски США и объединения ГДР и ФРГ. В Москве сегодня очень любят рассказывать, как злобные украинские «бандеровцы» переписывают историю и придумывают какие-то сказки про древних «укров». При этом кремлевские элиты сами переписывают историю, причем не какую-то далекую, а самую что ни на есть актуальную историю последних десятилетий.

Заявление Сергея Миронова обусловлено протекающим в России соревнованием между политиками второго «эшелона», которые не входят в условное «Политбюро». Миронов не является членом этого «Политбюро», он горит желанием «лезть поперед батька в пекло», и в духе генеральной линии Кремля пытается продемонстрировать свою инновационную лояльность и приверженность генеральной линии партии и лидеру нации. Но со стороны это скорее похоже на то, как небритый выхухоль в очередной раз демонстрирует свой могучий интеллект.

В то же время, между другими российскими политиками существует определенная конкуренция – кто продемонстрирует лояльность перед Кремлем первым, более громко и резонансно. Сегодня удача улыбнулась Миронову – он придумал вот такое. Хотя он не первый, кто выступил с подобным заявлением: в декабре 2014 года о незаконности передачи Крымской области УССР говорила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Вопрос лишь в том, насколько эти заявления делаются по указке Кремля или являются самодеятельностью. Я думаю, что подобные акции – это именно самодеятельность, желание оказаться «большим католиком, чем Папа Римский».

Что касается правовых оснований передачи Севастополя и Крымской области в состав УССР в 1954 году, то существует определенный набор исторических неточностей, которые постоянно воспроизводятся в российском политическом дискурсе. Во-первых, Никита Хрущев не сыграл определяющей роли в этом процессе. Во-вторых, передача Крыма состоялась не к 300-летию заключения Переяславской рады – эта дата просто была использована Москвой для усиления пропагандистского резонанса. С точки зрения международного и государственного права, которое существовало на тот момент в СССР, все было сделано не безупречно, но грамотно. Но поскольку документы о передаче Крыма не были полностью регламентированы в советском законодательстве, это дает повод отдельным политикам утверждать, что передача была незаконной или прошла с нарушением процедуры. На самом же деле, каких-либо специальных нарушений, сделано не было.

Еще один важный момент состоит в том, что эта передача в контексте передачи территорий от одних республик другим, является продолжением практики 20-х годов. Так, в августе 1924 года, в состав РСФСР были переданы часть Шахтинского и Таганрогского округов Донецкой губернии Украинской ССР. Кроме того, кто и как бы к этому сегодня ни относился, но существующие на 1991 год государственные границы между Россией и Украиной, определены в многочисленных международных договорах, - например, в Договоре о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией от 1997 года.