21 апреля Верховная Рада поддержала проект постановления «Об отпоре вооруженной агрессии Российской Федерации и преодолении ее последствий». Согласно документу, в случае отказа России наказать виновных, Украина оставляет за собой право обратиться в Международный уголовный суд в Гааге с ходатайством начать расследование ситуации.

В то же время не совсем ясно, как наши власти намереваются обращаться в Международный уголовный суд, если парламент до сих пор не ратифицировал Римский статут, который устанавливает функции, юрисдикцию и структуру Гаагского трибунала.

Я сейчас нахожусь в Польше, где провожу ряд встреч с европарламентариями и руководителями государственных аналитических центров. Затем еду в Страсбург. Все европейские чиновники задают один и тот же вопрос: «Что происходит?». Никто не может понять логику поведения нашей власти: как украинцы, желающие изменений в стране, так и европейцы, для которых ратификация Римского статута было условием статьи 8 Соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

Проанализировав происходящее я пришел к выводу, что ратификацию Римского устава блокирует лично президент Петр Порошенко. Но я не понимаю, зачем тогда он подписал Соглашение об ассоциации с ЕС? Возможно, нежелание выполнять взятые на себя обещания сформировалось у его окружения позже. Может быть, наш президент думает, что он и его окружение понесут ответственность за те действия, которые он применял и будет осуществлять на территории Украины. Ведь Международный суд по правам человека – это единственный орган, который превышает иммунитет Петра Порошенко и эта инстанция сможет привлечь его к уголовной ответственности. Но даже если оснований для привлечения нашего президента к ответственности не будет, сам факт, что кто-то будет заявлять о необходимости его допроса, даже в качестве свидетеля, создает для него некомфортную ситуацию. Это ударит по его имиджу – он, как и Янукович, не хочет быть ни подсудимым, ни отчитываться ни перед кем, не рассказывать никому ни о чем.

Я много общался с командирами батальонов и бойцами. По их словам, президент Порошенко лично отдавал приказы по боевым действиям вокруг Иловайска и Дебальцево, что привело к многочисленным неоправданным жертвам. Международный уголовный суд рассматривает дела, которые касаются геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений. То есть, отдача приказа, который привел к такому количеству жертв, тоже является военным преступлением. Это зафиксировано и в украинском законодательстве.

Порошенко не хочет ратифицировать Римский статут. В этом нельзя обвинять Юрия Луценко, который приказал мне выйти из фракции БПП в январе, когда я собрал 155 подписей для внесения в Раду законопроекта по Римскому уставу. Не виноват и глава представительства мониторингового комитета в ПАСЕ Владимир Арьев, который ходил по залу и хватал меня за руку, чтобы я не собирал подписи. Нет вины и у Руслана Князевича, который с самого начала отговаривал меня собирать подписи и сказал, что это на руку Путину. И который сейчас, де-факто заблокировал рассмотрение этого вопроса для внесения изменений в Конституцию с возможностью принять Римский устав. Я считаю, что за невыполнение Украиной международных обязательств ответственен только один человек – Петр Порошенко. Потому что он не хочет быть подсудимым, а хочет узурпировать власть и избежать ответственности.

У меня пока нет оснований считать, что Петр Порошенко является предателем украинского народа и подыгрывает Кремлю. Но у меня есть основания считать, что интересы бизнесмена, стремление наживы и корыстные цели Порошенко-бизнесмена победили Порошенко-государственника. Ведение бизнеса в России на липецкой фабрике «Рошен» - это аморально. Потому что налоги с этой фабрики идут в российский бюджет, из которого закупается оружие для сепаратистов Донбасса, где убивают наших солдат.

Меня обвиняют в том, что я являюсь креатурой Игоря Коломойского, что из-за его отставки с поста губернатора Днепропетровщины, я вышел из фракции БПП. Но это не так. Я познакомился с Коломойским только после того, как стал депутатом, когда он, как губернатор, нас поздравил. Я правозащитник и борец с коррупцией. Для меня было важно, выполняет Порошенко обещания или нет, идем мы в Европу или нет и т.д. Именно невыполнение президентом своих обещаний и было причиной моего выхода из президентской фракции. Я возмущен, потому что люди гибнут на войне, а власти процветают.

Почему не остановлена торговля с Крымом? Почему не остановлена торговля в зоне АТО? Кто-то же на этом наживается. Завозит свои товары, берет деньги, оставляет себе часть прибылей, и потом все это используется против нас.

Виноват во всем происходящем только Петр Порошенко, и никто больше. Он полностью узурпирует всю власть, в частности суды и прокуроров. Он пока не может подмять только милицию, но рано или поздно он и ее заберет, если мы сейчас его не остановим. И тогда все.

В Украине уже есть политические заключенные. На днях Верховная Рада отложила реформу Генпрокуратуры – это они ему дали возможность еще «дергать за веревочки» и заниматься угрозами. Владимир Гройсман вносит законопроект о лишении депутатов мандата за выход из фракции. Это все части единого плана узурпации власти. Я согласен с риторикой Олега Ляшко, здесь он абсолютно прав. Просто я немного глубже копаю, потому что работаю и ознакомлен с документами, судебными решениями и процессуальными документами. У меня есть и документальные подтверждения моих слов.