К сожалению, сегодня политические процессы в Крыму характеризуются не просто системным нарушением индивидуальных и коллективных прав жителей полуострова, но и идеологизацией этих нарушений. Самый обычный бандитизм подводится под идею борьбы с «пятой колонной». То есть, мы наблюдаем реинкарнацию борьбы с «врагами  народа», которая происходила во времена СССР.

На данный момент такими врагами назначены и, следовательно, являются наиболее незащищенные группы крымского сообщества, - крымские татары и этнические украинцы. Одни, понятное дело, называются пропагандой «бандеровцами и фашистами», другие - «националистами и предателями».

В чем заключается сложность ситуации крымских татар? Во-первых, это идеологический враг страны, преемником которой является Россия. Крымские татары - народ-диссидент, который многие годы боролся за восстановление своих попранных прав с советским государством. Во-вторых, этот народ является автохтонным для Крыма, и, соответственно, он сформировал свои институты национального самоуправления, свои национальные СМИ, он обладает своей политической элитой и, что важно, собственной политической повесткой. И в этой повестке нет места российскому Крыму. Так, любой крымский татарин - политик, который официально заявляет о своей лояльности Кремлю, автоматически теряет легитимность среди крымскотатарского народа.

Соответственно, российская силовая машина нацелена на уничтожение всех элементов национальной жизни крымскотатарского народа, которые позволяют ему быть влиятельным субъектом политических процессов в Крыму. В ФСБ считают, что как только они смогут уничтожить, или хотя бы подменить основные институты крымтатар – Меджлис и Курултай, телеканалы, газеты, интернет-ресурсы, выдавить или посадить лидеров и активистов национального движения, присвоить крупный независимый бизнес, то смогут сломить политическую волю этого народа.

Что это даст России в далекой перспективе? Будет открыт путь для быстрого растворения крымских татар в во многом политически аморфном крымском сообществе. Украинцы, к слову, прошли этот путь в СССР. Он характеризовался тем, что хотя многие переселенцы с материковой Украины до сих пор считают себя этническими украинцами, но во многом делают это формально. Большинство из них на данный момент не говорят или плохо говорят на родном языке, практически не используют его в быту, плохо ориентируются в родной культуре, истории и пр. То есть, произошла ассимиляция украинцев в русскоязычной культурной среде. Такая же участь ждет и крымских татар.

К вопросу уничтожения своих политических врагов представители спецслужб относятся очень педантично. Например, если вспомнить депортацию крымскотатарского народа (к слову, приближается эта трагическая дата - 18 мая), кроме механической депортации всех крымскотатарских семей советская власть пошла на переименование всех исторически сложившихся названий населенных пунктов Крыма, напоминавших о проживании здесь крымских татар.

Кроме того, из всех энциклопедий были изъят этноним «крымские татары» и все упоминания о крымскотатарском языке. Крымские татары были превращены в татар, то есть, была совершена попытка отождествить крымских татар с нетождественным ему народом - казанскими татарами.

Сложность ситуации для крымских татар заключается и в том, что к власти в Крыму пришли националисты, крымофобы, которые получили карт-бланш на сведение с крымцами национальных счетов на всех уровнях. «Пророссийские маргиналы сорвались с цепи» - именно так можно охарактеризовать поведение пророссийски настроенной части крымского сообщества, которая до оккупации относилась к маргинесу. То есть, пророссийское меньшинство дорвалось до власти и теперь душит крымскотатарское меньшинство, которое, при этом, является коренным народом Крыма и главным стейкхолдером (держателями - ред.) украинской государственности на полуострове.

Поскольку в отношении крымских татар позволено все, нарушение их прав происходит на всех уровнях, в том числе, на бытовом. И эти злодеяния прикрываются так называемыми «правоохранительными органами». То есть, предприниматели, которые борются со своими конкурентами — крымскими татарами, имеют мандат использовать против них все возможные средства. Они же имеют поддержку со стороны органов местного самоуправления, встроенного в единую «властную вертикаль», созданную оккупантами. То есть, не все факты нападений, поджогов и пр. являются системными, но они точно являются частью большой крымофобской системы.

К сожалению, ни украинское государство, ни международные структуры, ни представители гражданского общества не имеют возможности непосредственно влиять на ситуацию в Крыму, непосредственно обеспечивать защиту прав своих граждан. Речь идет, как ни крути, об оккупированной территории.

Вместе с тем, косвенно влиять на улучшение ситуации с соблюдением прав крымчан мы можем. Так, все факты нарушения прав человека мониторятся не только в Украине, но также и на международном уровне. Украинские и крымские правозащитники занимаются комплексным мониторингом ситуации. Например, сегодня в Укринформе была представлена книга «ПОЛУОСТРОВ СТРАХА: ХРОНИКА ОККУПАЦИИ И НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В КРЫМУ».

На текущий момент правозащитники начали предоставлять услуги юридической поддержки пострадавшим крымчанам, конечной целью которой является выведение дел в ЕСПЧ. Это перспективное направление работы, и в ближайшее время таких правозащитных организаций и таких дел будет больше.

Со стороны государства в текущем году началась активная работа по крымскому направлению. Министерством юстиции в международные суды поданы три иска против России. Созданы прецеденты со стороны крымской прокуратуры, которая год назад возобновила работу на материке. Так, например, прокуратура уже начала возбуждать уголовные дела по фактам препятствования крымским журналистам в осуществлении профессиональной деятельности. То есть, на сегодняшний день, любой пострадавший крымчанин имеет возможность и должен обращаться за помощью в прокуратуру АРК и Министерство юстиции Украины.

Министерство информационной политики, в свою очередь, разрабатывает решения, которые позволили бы поддерживать независимые крымские СМИ, а независимым крымским журналистам - безопасно работать на оккупированном полуострове.

Кроме того, информируя Министерство юстиции, Министерство иностранных дел и Генеральную прокуратуру о фактах нарушения прав журналистов в Крыму, мы выходим за рамки своей профессиональной деятельности. В частности, на текущей неделе мной были поданы иски в прокуратуру по фактам нарушения прав журналистов. Эта работа будет вестись системно. Мы будем добиваться того, чтобы каждый случай обыска, допроса, задержания превращался в уголовное дело.

С одной стороны, известно, что фигуранты таких уголовных дел ищут возможность, чтобы повлиять на их закрытие на материке. То есть, для них это довольно неприятная и болезненная ситуация. Поэтому если раньше сотрудники ФСБ и Следственного комитета РФ легко шли на совершение неправомерных действий против крымчан, то сейчас каждая активность станет для них настоящей головной болью.

Напоследок, как показывает практика, рано или поздно, подобные дела завершаются задержаниями. Прецеденты уже есть. К тому же, стратегически важно, чтобы после деоккупации, ни один фигурант уголовных дел не ушел от ответственности.