В истории с захватом в плен российских военнослужащих, у Киева существуют большие проблемы в части публичного освещения этого инцидента. Сегодня вся информационная кампания СМИ и то, как это подает украинский Генштаб, выглядит как очередная скучноватая серия мыльной оперы с заранее известными репликами. В плане информационной составляющей, Киев очень сильно не дорабатывает. Для меня не совсем очевидны средне- и долгосрочные цели этой информационной кампании: чего же мы конкретно хотим?. В принципе, ближайшие цели понятны: с одной стороны, это очередное доказательство военного присутствия России и ее элитных подразделений, на украинской территории, которое пришлось очень кстати к вояжу госпожи Нуланд в Москву. Но с другой стороны, – кого, кого и в чем мы пытаемся убедить глобально?

Нужно ли убеждать россиян? Нет, они сами прислали свои войска, им это все прекрасно известно. Нужно ли убеждать наших западных партнеров, прежде всего страны НАТО? Нет, у них есть своя разведка, которая систематически дает прекрасные данные о ситуации в Украине, в чем мы неоднократно убеждались. Например, мы видели, насколько о положении дел был осведомлен госсекретарь США Джон Керри во время встречи в Сочи. Нужно ли нам убеждать в присутствии на Донбассе россиян украинцев? Наша общественность и так в курсе. Что касается западной общественности, то мы вряд ли сможем переиграть, с одной стороны, их безразличие, а с другой – российскую пропаганду. Сравните хотя бы наш и российский бюджеты.

Единственная краткосрочная цель информационной кампании с задержанными россиянами, которая достигнута, - демонстрация украинскому обществу, что мы прекрасно справляемся. Операция по дезинформации, а потом по захвату российской диверсионной группы, была проведена блестяще. По крайней мере, это очень хорошо показали. Но во всем остальном мы опять-таки сталкиваемся с набившим оскомину вопросом: «Где доказательства?». И поверьте, какие бы доказательства мы ни приводили: бесшумные автоматы «Вал» со сбитым номером, униформа, показания, акцент, - в век хорошо развитых СМИ и видеотехнологий, продемонстрировать публике любое доказательство, которое невозможно подделать, просто нельзя, - его негде взять.

Обратим внимание на оружие. Действительно, автоматы «Вал», снайперские винтовки типа ВСС, действительно стоят на вооружении спецподразделений РФ. Но это не доказательство. Российские военные во время обеих войн в Чечне торговали оружием «направо и налево», оно постоянно разворовывалось. Российская сторона всегда может апеллировать к тому факту, что это оружие могло быть украдено, захвачено при невыясненных обстоятельствах и т.д. Позицию российской стороны по военнопленным, мы уже знаем: эти офицеры уволились, поехали добровольцами в ДНР и ЛНР и т.д. Естественно, приказы об их увольнении написаны задним числом, и у нас нет возможности доказать, что российская сторона совершила подлог.

Поэтому, мне кажется, что после сегодняшнего информационного всплеска, украинским СМИ было бы более целесообразно, прекратить спекуляции на этой теме до тех пор, пока не закончится следствие и не начнется суд. Сейчас эта тема должна уйти из информационного пространства, иначе она «отгорит» буквально за неделю: новостные ресурсы, в первую очередь телеканалы, уже на пятый день устанут от этой темы и просто перестанут обращать на нее внимание. Сегодня гораздо важнее готовить максимально возможную доказательную базу с целью предоставления ее на открытом суде.

Параллельно Киев может торговаться с российской стороной. По той информации, которую я могу сейчас видеть в новостных лентах, россияне готовы торговаться. Но тогда возникает вопрос: «Дойдет ли дело до суда?». Я считаю, что нужно смотреть, что для нас будет более выгодно. Если нам будут более выгодны бонусы в досудебной сделке с российской стороной, если это поможет спасти жизни заложников на той стороне, то Бог с ним, с судом. Кстати, уже именно на этом этапе понадобится новая информационная кампания, поэтому сегодня, мы просто растрачиваем ресурсы и энергию.

Россияне вчера бросили «ответку», что действительно таковые солдаты состояли на воинской службе, но они уволились. Мы эту историю уже неоднократно видели и слышали. Боюсь, мы опять начнем ходить по кругу, это самое плохое, потому что публика устает от такого рода информации. В плане информационной кампании, мы по-прежнему работаем слабо.

Не поможет наша информационная кампания и поднятию антивоенных настроений в России. Распространенную «Би-би-си» информацию о том, что в Тольятти якобы состоялась акция протеста против войны в Украине, уже опроверг телеканал «Дождь». Россияне прекрасно знают и не сомневаются в том, что псковские десантники просто «заблудились до смерти» в Украине. Доклад Немцова оказался не столь страшным для российской власти, потому что принципиально он не открыл людям глаза. Многие, как минимум, догадывались о российском военном присутствии в Украине и даже ничего не имели против. Если даже семьи погибших согласны молчать за не очень большую денежную компенсацию, поддаются либо на подкуп, либо на угрозы, то мы ничего с этим поделать не сможем.

С другой стороны, было бы, по крайней мере, не лишним пропагандировать тот момент, что попавшие в плен или сдавшиеся украинским военным российские военнослужащие, могут натурализоваться в Украине. Нас никто не обязывает выполнять это, но коль скоро мы воюем, то в информационной войне было бы не лишним спекулировать на том факте, что они могут либо жить, как люди, либо умереть, как «собаки». Но у нас этого, по большому счету, не делают.