Национальный банк Украины смягчил ряд ограничений на валютном рынке с 4 июня. 

Предпосылки для такого шага, безусловно, существуют. Главная из них – это стабилизация валютного курса на уровне 21-23 грн. за доллар после произошедшей вакханалии. Во-вторых, в прошлом месяце впервые за год был зафиксирован прирост по депозитам физических лиц в гривне. Это тоже следствие валютной ситуации, и это показывает, что люди готовы нести в банки некую избыточную гривну, пусть и на короткий срок. Тем более, они надеются на то, что банкротства «Дельты» и «Надра банка» были крайними, и банкротств крупных банков уже не будет. Это пока основные предпосылки для ослабления ограничений. Однако, все эти лимиты являются не установленными, а как бы ослабленными. То есть НБУ провел, как это он и говорит, некую либерализацию валютного и депозитного рынков.

В то же время, Нацбанк не снял ограничения по валютным депозитам – это 15 тыс. грн в сутки, то есть 700 долларов, и не снял ограничения по покупке валюты — это 3 тыс. грн, то есть 120-130 долларов. Это говорит о том, что НБУ сам не уверен, что этот тренд является устойчивым. Тем более, что Нацбанк отказался показать свои согласованные на днях позиции с МВФ по либерализации рынка. То есть при каких условиях будут сниматься дальнейшие ограничения, мы не знаем и можем только догадываться.

Что касается последствий смягчения ограничений, то, на мой взгляд, они будут очень незначительными. Это поддержит существующие тренды. Но сможет ли это прервать тенденцию на валютном рынке, где львиная доля покупки происходит на теневом рынке, и на депозитном, где продолжается отток валютных депозитов в целом по системе? Мне кажется, что этих трех пунктов решения НБУ пока что недостаточно.