Основная причина проблем вернувшихся с фронта солдатов АТО – посттравматические стрессовые состояния, которые они пережили на передовой. Многие воины находились в экстремальных условиях, им приходилось видеть много крови, убивать, находиться в опасных для жизни ситуациях, провести часть своей жизни в окопах. Эта старая проблема и  история, уходящая корнями еще в 50-е годы – во времена Корейской войны. Еще тогда впервые был описан этот синдром, и тогда же появились первые группы специалистов для военнослужащих, перенесших ужасы войны. Тогда же психотерапевты объединялись в группы, тогда появилась структурированная групповая психотерапия для таких клиентов, и на государственном уровне была принята программа реабилитации. В Украине с послевоенными стрессами люди пытаются справляться как-то самостоятельно, разными способами, вплоть до обращения к «бабушкам-дедушкам» (народные целители. – Ред.).

Я не знаю, есть ли сегодня в Украине государственная программа реабилитации украинских военнослужащих, поскольку не работаю в государственных организациях. Во всяком случае, я не знаю ни одного коллеги, который бы занимался этими людьми не на волонтерских началах. Высококвалифицированные психотерапевты этим заниматься, скорее всего, не будут, потому что они просто пойдут по миру: им предложат 2 тысячи гривен зарплаты в месяц, а это то, что они должны зарабатывать за день. Поэтому их привлечь, скорее всего, вряд ли удастся. Ну разве что на какие-то разовые мероприятия. Хоть что-то.

Для работы над реабилитацией воинов АТО существует государственная психотерапевтическая служба - вот они и работают с семьями. В то же время, с семьями мало кто умет работать - у нас подготовка психотерапевтов на крайне низком уровне, не выдерживаются все западные нормы, которые используются в негосударственных психотерапевтических вузах. Да и самих специализированных вузов в Украине вообще нет. Все психотерапевты, которые серьезно занимались психотерапией, проходят 4 месяца курсов при Академии. Но за 4 месяца подготовить профессионального психотерапевта невозможно. Это немыслимые затраты самого человека, который выбрал этот путь. Он сам оплачивает все обучение и все мероприятия, их очень много, там очень строгие требования и сложно структурированная система образования. Пусть государство теперь ломает голову, как помочь таким людям. По-моему, пока что оно ломает голову над чем-то другим.

В то же время, я не думаю, что война и общая сложная социально-экономическая ситуация каким-то образом разъединяет украинское общество. Просто есть люди, имеющие разное мнение по этому поводу – начиная от военной стратегии и заканчивая вопросом «куда бежать?». Они могут это мусолить между собой. Некоторые люди просто информационно отравлены, они вообще не берегут внутренний мир. Если он есть, его стоит поберечь, пока тебя никто не заарканил и на затащил в чужой.

В целом, я абсолютно не включен в актуальные события в стране, сохраняю внутреннюю «экологию»: не смотрю новости, не смотрю телевизор, не слушаю радио. Мне есть чем заняться. Призвать меня уже не могут по возрасту. Единственное, что хочу отметить, что в нынешней ситуации от большинства населения Украины мало что зависит. Потому что есть люди, которые принимают решения – умные или глупые, это уже не нам судить.